О роли друзского фактора в военно-политических конфликтах в Сирии и в Ливане

Небольшая община друзов составляет малую долю населения Сирии (550 тысяч человек из общего населения в 22 миллиона). В Ливане доля друзского населения еще меньше: 250 тысяч или 5% от общей численности населения. Тем не менее, вес и влияние этой общины чрезвычайно высоки в обеих странах. В Сирии друзы принимали активное участие в становлении арабского националистического движения. Руководитель друзского восстания 1925-1927 годов Султан Паша аль-Атраш был признан национальным героем Сирии. В 1960-е годы офицеры-друзы наряду с алавитами устанавливали правила игры в сирийской армии и участвовали в многочисленных путчах. После провала попытки очередного переворота во главе с майором Салимом Хатумом в 1966 году Хафез Асад провел в армии основательную чистку, уволив десятки офицеров-друзов.

С начала гражданской войны в Сирии в 2011 году друзы поддержали правительство Башара Асада. Они четко осознают, что в случае победы исламистов их ожидают весьма мрачные перспективы. Идеологический провозвестник салафизма Ибн Таймийя (1263-1328 гг.) отказывал друзам в принадлежности к исламу, в специальной фетве признавал дозволенным убийства друзов и обращение их женщин в рабстао. Несмотря на то, что в Сирии, Ливане и Саудовской Аравии друзизм официально считается мусульманской конфессией (кстати, сами друзы называют себя монотеистами, «муваххидун»), боевики «Исламского государства» (ИГ), захватившие в декабре 2013 года десять друзских сел в окрестностях Идлиба, выдвинули перед местными друзами ультиматум: смерть или переход в ислам. К тому же они потребовали от друзов разрушить их молельные дома, построив на их месте мечети. При этом с боевиками Сирийской свободной армии (ССА), оперировавшими в данном районе до ИГ у друзов не возникало особых проблем.

Среди сирийских друзов присутствуют различные точки зрения на режим Башара Асада и взаимоотношения с ним. Есть среди друзов оппозиционеры. К ним относятся писательница Рима Флейхан, участвующая в работе Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил и проживающая в Иордании,  а также известный эстрадный певец Самих Шукейр, живущий в Париже. Однако большая часть друзов поддерживает правительство Асада, считая его естественным защитником религиозных меньшинств. Известными друзами, входящими в политическую элиту современной Сирии, являются генерал-майор Исам Захреддин, отличившийся в боях с джихадистами, министр по делам президентской администрации Мансур Аззам, известная журналистка и телеведущая Луна аш-Шибли, ушедшая в свое время с «Аль-Джазиры».   Правящий режим получил поддержку и со стороны религиозных авторитетов друзов (шейхов аль-акль). В последние годы религиозными делами общины управлял триумвират шейхов аль-акль в составе Хусейна Джарбуа из Сувейды, Хамуда аль-Хинауи из Сахват аль-Балата и Ахмеда аль-Хаджари из Канавата. В 2012 году в составе высшего звена друзских клерикалов произошли изменения. Шейх Хусейн аль-Джарбуа умер от рака, а Ахмед аль-Хаджари погиб в результате автомобильной катастрофы.

Вплоть до последнего времени друзские районы с относительно крупными городами Сувейдой и Джараманой оставались наряду с Тартусом и Латакией островками спокойствия в море сирийской смуты. Друзы охотно записывались в отряды Национальной самообороны, но при условии их неучастия в боях с вооруженной оппозицией в других районах Сирии. Друзские отряды самообороны несли исключительно функцию охраны региона Джебель-Друз. Фактически друзы избрали тактику вооруженного невмешательства в события.

Ситуация стала меняться в конце лета 2014 года. 16-21 августа в районе села Дейр-Дама развернулись ожесточенные вооруженные столкновения между отрядами самообороны и вооруженными формированиями «Джабхат ан-нусры», в результате погибло 16 человек, в том числе три видных представителя друзского духовенства. Друзы обвиняют в агрессивном поведении бедуинские кланы Южной Сирии, в массе поддерживающие исламистских боевиков. В свою очередь бедуины говорят о том, что их терпению пришел конец после ареста одного из их лидеров Джамаля Белааса. Они утверждают, что друзы не раз занимались похищениями и убийствами влиятельных членов их племен. Необходимо отметить, что столкновения между друзами и бедуинами в этом районе вспыхивают не в первый раз. Весной 2000 года произошло столкновение из-за перераспределения сельскохозяйственных земель, приведшее к гибели 20 человек. Беспорядки тогда прекратились только после вмешательства сирийской армии.

Выступая на похоронах погибших в Дейр-Даме, один из высших друзских клерикалов шейх Абу Ибрагим потребовал от правительства в Дамаске предоставить друзам тяжелое вооружение для того, чтобы они могли себя защитить. Он пригрозил, что если это не будет сделано, то друзы сами смогут достать оружие в достаточном количестве. При этом шейх заявил, что друзские районы «не станут второй Маалюлей или Кассабом (христианские города, подвергшиеся погромам со стороны джихадистов-авт.)».

Нападение на друзов в Сирии вызвало оживленную реакцию среди их единоверцев в соседнем Ливане. Советник лидера Демократической партии Ливана (ДПЛ) Таляля Арслана Салим Хамаде обратил внимание на экзистенциальную угрозу, исходящую от «Исламского государства»  по отношению к друзам, христианам, алавитам, шиитам, езидам и даже умеренным суннитам. По его мнению, проект ИГ не имеет ничего общего с исламом, а инспирирован Израилем для того, чтобы подорвать территориальную целостность арабских государств. Он выразил желание, чтобы друзы не поддавались на провокацию создания собственного государства, которое станет марионеткой в руках великих держав.

О том, что проект создания такого государства существует, свидетельствуют высказывания ряда друзских политиков Сирии и Израиля. Необходимо отметить, что идея создания государства друзов не первый раз всплывает в истории. В середине двадцатых годов прошлого века создание друзского автономного региона французы предлагали Султан-паше аль-Атрашу. Будучи сторонником арабского единства, он отверг этот проект. В 1968 года, после оккупации Голанских высот, идея создания независимого друзского государства, буферного между Сирией и Израилем вынашивалась рядом израильских политиков. Этот вариант был предложен израильтянами ряду авторитетных друзских деятелей, в том числе бывшему полковнику сирийской армией Камалю Латифу, но не получил поддержку со стороны друзов. В настоящее время проект создания друзского государства в Южной Сирии лоббируется израильским гражданином, уроженцем Голанских высот Мунзером Сафади. Сафади долгое время работал помощником депутата Кнессета и министра от блока Ликуд друза Аюба Кары. Летом 2013 года он совершил вояж по Европе, во время которого встретился со многими богатыми и влиятельными представителями друзской диаспоры. В ходе бесед он убеждал их, что вскоре израильские войска войдут на территорию Сирии и займут Кунейтру, которая сможет стать центром независимого друзского государства. Впрочем, заявления Сафади получили опровержения и резкую критику со стороны ряда израильских дипломатов в Европе.

Остается добавить, что друзские авторитеты Сирии категорически отвергли идею раздела государства. Шейх Хамуд аль-Хинауи заявил, что «Друзы всегда выступали против любых попыток расчленения Сирии потому что само их существование зависит от существования Сирийского арабского государства». Шейх Юсеф аль-Джарбуа отметил, что единственной гарантией для выживания друзов является вхождение Сувейды как части в состав сирийского государства и общества.

Между тем, события последнего времени, связанные с экспансией ИГ, вызывают опасения не только у сирийских, но и у ливанских друзов. Недавно экс-министр экологии Ливана Виам Ваххаб, в прошлом сторонник Таляля Арслана, а сейчас лидер собственной Партии арабского единства, выступил недавно с пространным заявлением по проблеме безопасности своей общины. Виам Ваххаб является убежденным сторонником правительства Башара Асада в Сирии. В интервью ливанской телекомпании LBC Ваххаб заявил, что если ливанская армия не защитит друзов от джихадистов, они способны защитить себя сами. Последние события в Ливане это подтверждают.   В местах компактного расселения друзов в Горном Ливане, Шуфе и Бекаа полным ходом идет создание отрядов самообороны. Инструкторами вступают друзы, отслужившие в ливанской армии или представители ливанской диаспоры из стран Латинской Америки, служившие офицерами в местных армиях. При этом ливанские друзы оказались как бы между двух огней: они не только боятся экстремистов из ИГ, но и не доверяют «Хизбалле», с которой у друзов традиционно напряженные отношения. В сочетании с появлением христианских отрядов самообороны это дает довольно тревожную картину: ливанское общество еще больше фрагментируется по конфессиональному признаку. Вместо выработки общей стратегии борьбы с джихадистами в Ливане все более популярным становится принцип «каждый за себя».

50.4MB | MySQL:89 | 0,964sec