Что стоит за наращиванием военного присутствия США в Ираке

Президент США Б.Обама распорядился об отправке в Ирак 1,5 тысяч военнослужащих США «для обучения национальной иракской армии и курдских формирований пешмерга» в рамках их вооруженного противостояния с отрядами «Исламского государства» (ИГ). Остается только догадываться, с какими чувствами американский президент это сделал. Такой шаг, безусловно, вступает в противоречие с общей концепцией Белого дома, которая предусматривает абсолютный вывод или кардинальную минимизацию американского военного присутствия за рубежом, прежде всего в странах Ближнего Востока. Жизнь внесла свои коррективы, и вслед за американской боевой авиацией, со  спорным успехом (по крайней мере, согласно официальным данным) наносящей символические воздушные удары по позициям отрядов ИГ, в дело вступают сухопутные силы. Это логично, поскольку точечными ударами с воздуха и даже возможной ликвидацией в их результате полевых командиров, проблему ИГ решить кардинальным образом нереально.  Пока это, конечно, больше обозначение полнокровного военного присутствия, но вспомним хотя бы тот же Вьетнам, где все начиналось примерно с тех же цифр. Пессимизм в данном случае навевают и ожидаемые перемены во властных структурах США, в которые в самом обозримом будущем придут республиканцы. Последние по определению будут вести себя много жестче, и в случае отсутствия мирного компромисса с суннитской верхушкой, вариант наращивания прямого американского военного присутствия в  Ираке вполне реален.

Пока американцы повторяют «афганский опыт», стремясь подготовить надежный противовес набирающим силу исламистам в лице иракской национальной армии и курдской пешмерга. Если мы посмотрим на итоги афганской эпопеи, то увидим, что этот план потерпел практически полное фиаско. Талибы периодически демонстрируют свою степень влияния на афганских силовиков, устраивая регулярные отстрелы американских военных разного уровня руками, вроде бы лояльных, местных военнослужащих. Буквально сегодня пришло сообщение о том, что очередной солдат-афганец подорвал вместе с собой полицейский участок. Примерно такая же картина будет наблюдаться и в Ираке. По крайней мере, со стороны национальной армии, абсолютное большинство которой составляют шииты. В данном случае, предельно важна позиция Тегерана, имеющего безусловное влияние на Багдад и способного в достаточной мере корректировать его поведение в этой области.

Не ошибемся, если рискнем предположить, что Тегеран в данной ситуации будет маневрировать, жестко увязывая свою лояльность в рамках формирования национальных иракских кадров с уступками по иранской ядерной программе и примиренческой позиции Вашингтона на сирийском направлении. Вряд ли иранцы будут возражать против тренинга американскими инструкторами шиитских военных и поставок им вооружения, поскольку таким образом они чужими руками решают проблему обеспечения безопасности нужного им режима в Багдаде. Тем более, что Иран ударными темпами создает в настоящее время иракский аналог Корпуса стражей иранской революции (КСИР), костяк которого будут составлять бойцы настроенной яро антиамерикански «Армии Махди». Именно эту модель Тегеран и Багдад рассматривают как оптимальную. В случае ее реализации национальная армия Ирака, скорее всего, как и в соседнем Иране, перейдет на «вторые роли».

Американцы, тем не менее, уже имеют печальный опыт подготовки иракских военных, поскольку занимались этим все время своего присутствия в этой стране. Итог, в общем-то, очевиден, и мы это можем наблюдать на примере нынешних военных успехов ИГ. В этой связи ожидать от направления американских инструкторов каких-либо прорывных результатов наивно. Пока сдерживание исламистов из ИГ осуществляется в большей степени не благодаря усилиям западного антитеррористического альянса и подразделений пешмерга, которые вообще не умеют воевать в классическом понимании военного искусства. И сколько их не тренируй, они не научатся в ближайшее время, поскольку для этого существует долгоиграющий проект под названием «военное строительство», подразумевающий академическое обучение командного состава и наличие регулярной армии. Пешмерга в большей степени — это личные милиции того или иного курдского лидера, имеющие крайне приблизительные представления об основах классической военной науки. По крайней мере, иракская армия времен С.Хусейна очень успешно молотила эти подразделения, загоняя их в горы. С учетом того, что в рядах ИГ сейчас воюет большинство бывших военных «той армии», нет никаких предпосылок к тому, чтобы эта стратегическая ситуация каким-то образом изменилась. Для того, чтобы это произошло, необходимо строительство пешмерга по модели классической армии с наличием собственной тяжелой артиллерии, авиации и танков, чего в ближайшей перспективе не предвидится. По крайней мере, среди западных стран сторонников такого сценария нет. Не говоря уже об Анкаре и Тегеране, которым Иракский  Курдистан с мощной современной армией просто невыгоден ни с каких точек зрения.

Общий боевой потенциал ИГ в настоящее время оценивается экспертами примерно в 45 тыс. бойцов, которые обладают приличным техническим парком, включая и ПЗРК. Из них примерно 10-12 тыс. составляют иностранцы, представляющие весь географический спектр арабских стран. Кстати, по численности одну из ведущих ролей среди них играют выходцы из КСА. Ликвидация такой военной структуры путем сухопутной операции потребует ввод в Ирак порядка 150—200 тыс. американских военнослужащих. Сейчас на проведение сухопутной операции Б.Обама планирует получить разрешение у Конгресса США, в котором теперь преобладают республиканцы. По крайней мере, так заявляют в Белом доме. То есть американский президент старается разделить все предстоящие риски со своими оппонентами. Не надо быть провидцем, чтобы предположить, что республиканцы на такую уловку не клюнут. Еще одним настораживающим моментом является то, что Белый дом, говоря о сухопутной операции, почему-то все время упоминает Сирию, хотя основные силы ИГ сосредоточены все-таки в Ираке. В данном случае налицо попытка решить свои узконациональные устремления по свержению режима Б.Асада под лозунгом борьбы с исламистами. Тем более, что в сирийском варианте американцы могут рассчитывать на то, что основными силами для сухопутной операции будут турки и саудовцы, которые активно к такому сценарию готовятся. Что в случае выбора Белым домом иракского направления фактически полностью исключено.

 

51.01MB | MySQL:91 | 0,917sec