О некоторых исторических аспектах конфликта в Западной Сахаре

Под территорией, обозначаемой на картах Российской Федерации как Западная Сахара сегодня понимаются провинции, расположенные на северо-западе Африки, площадью примерно 284 тыс. км2.

Протяженность береговой линии Западной Сахары – 1200 км.

Граничит с Марокко, Алжиром, Мавританией, Испанией (Канарские острова, морская граница). Исторически подразделяется на 2 части: Сагиет-эль-Хамра на севере и Вади-эд-Дахаб (Рио-де-Оро) на юге.

Крупнейшие города: Эль-Аюн, Будждур, Дахла, Эс-Смара.

Коренное население – 500 тыс человек, арабо-берберские племена, в-основном, ведущие в прошлом кочевой образ жизни.

Коренное население говорит на диалекте арабского языка хасания*, берберских наречиях, а также широко распространен испанский язык. Официальными языками территорий, контролируемыми ПОЛИСАРИО, являются арабский и испанский, а на территориях, контролируемых Марокко – арабский и берберский (амазиг). После ввода марокканских войск и последующего переселения в Западную Сахару марокканцев (о чем пойдет речь ниже), неофициальное распространение получил также диалект арабского языка дараджа**.

Проживает население как на территории Западной Сахары, так и не территории Алжира, Мали, Испании и др.

Для того, чтобы лучше представить себе сегодняшнюю военно-политическую обстановку в регионе, а также причины, которые привели к ее формированию, обратимся к некоторым историческим и этнографическим данным.

В VII в. в Северную Африку пришли арабы, вследствие чего началась арабизация и исламизация берберских племен. Несмотря на первоначальные конфликты, начиная с VIII в., арабы и берберы Северной Африки стали относительно мирно существовать. Этому в значительной степени способствовали схожесть образа жизни (кочевники), близость традиций, принятие ислама абсолютным большинством берберских племен, пусть и с сохранением некоторых традиций, распространение арабского языка, смешение браков. Однако на территории современной Западной Сахары, где проживали представители этническо-племенной группы санхаджи, эти процессы происходили медленнее, начавшись только в XI в. после прибытия племени и заселения территории аравийским племенем бани хассан. Однако, конфликты возникали довольно часто, и крупные антиарабские восстания здесь завершились только в XVII в., когда закончилась Тридцатилетняя Мавританская Война (1644-1674 гг.). Итогом этой войны стало поражение берберских племен, которые отказались от своих политических претензий на создание независимого государства и согласились на ряд условий, выдвинутых арабскими переселенцами – хасанами. В какой-то степени, результат этого конфликта виден даже сегодня, а именно в виде сформировавшейся родоплеменной и социальной структуры Мавритании и частично среди населения Западной Сахары, где так называемой элитой общества являются «хасаны» — потомки тех самых арабских завоевателей. При этом «марабуты», «ляхми» и «харатины» — потомки берберских и смешанных племен, образуют нижестоящие ступени, большая часть которых де факто до сих пор являются рабами. Напомним, что закон, направленный против официального рабства, был принят в Мавритании только в 2007 г., в т.ч. в результате давления западных стран, однако, коренных изменений в виде ликвидации рабовладельческого строя он не повлек.

Во второй половине XI в. была образована империя Альморавидов (1056–1146), чьи владения в период наивысшего подъема простирались от р.Эбро на Пиренейском полуострове (Испания) до р.Сенегал на юге и включали в свой состав мусульманскую Испанию, Балеарские острова, нынешние Мавританию, Марокко, Западный Алжир (Тлемсен, Коломб-Бешар, Туат, Гуарару, Тиндуф и прилегающие к нему территории), Сагиет Эль-Хамру и Рио-де-Оро. Столицей империи был город Марракеш. Именно от этого названия европейцы стали называть страну «Марокко» (напомним, что арабское название страны не Марокко, а Аль-Магриб, в переводе означающее закат, символизирующее самую западную арабскую страну).

В 1146 г. Альморавиды сменились Альмохадами (1146–1269). затем Маринидами (1269–1465), которых, в свою очередь, сменила династия Ваттасидов (1465–1554), а позднее – пришедшая на смену предыдущим – династия Саадидов (1554–1659).

В 1659 г. Саадидов сменила династия Алауитов – нынешних правителей Марокко. Столицами всех этих государственных образований наряду с Марракешем в разные периоды становились также марокканские города Фес и Мекнес.

С другой стороны, несмотря на то, что территория современной Западной Сахары официально входила в состав Марокко, начиная с империи Альморавидов, эти территории, контролировались центральным правительством относительно слабо.

Причиной этого являлись, в т. ч., и этнические различия между марокканцами и жителями Западной Сахары, которых после арабских завоеваний стали называть сахрави (буквально, житель пустыни). Эти различия проявлялись, в т.ч., в языковых диалектах (в отличие от марокканских, западносахарские диалекты сохранили в себе больше элементов классического арабского языка), в отношениях между арабскими и берберскими племенами (ассимиляция в Западной Сахаре проходила более болезненно), в образе жизни, культуре, социальной иерархии. Кроме того, сахрави всегда очень ревностно относились к попыткам других государств включить Западную Сахару в свой состав и навязать им какие-либо условия.

Хотя, марокканское правительство делало значительные усилия для расположения к себе местных племен, некоторые вожди которых присягали на верность правителям Марокко, конфликты иногда возникали. С другой стороны, соседи Марокко – Мавритания и алжирские правители в период нахождения в составе Османской Империи, рассматривали возможность включения территории Западной Сахары в состав своих владений. Причем, для Османской Империи эта территория рассматривалась, помимо всего прочего, как возможность выхода к Атлантическому океану. Хотя, крупных военных конфликтов между странами не возникало, со стороны деев – наместников Османской Империи в Алжире, имели место попытки склонить на свою сторону местные племена с целью неподчинения властям Марокко.

В составе сахрави наиболее крупным племенным объединением являлось текна. Также крупными племенами являлись и являются валяд делим, регейбат. Причем если первые – потомки арабских переселенцев, то последние – племя, пришедшее с восточных районов Сахары. Свободолюбивые и воинственные, они часто конфликтовали с арабскими и местными берберскими племенами.

Необходимо также отметить, что зоной проживания сахрави являлась не только территория Западной Сахары, но и часть Алжира, Марокко, Мавритании в их современных границах.

Что касается образа жизни, то на территории Западной Сахары до прихода колонизаторов существовал традиционный вид хозяйства, с преобладанием скотоводства и кочевого образа жизни, однако в городах было также распространено ремесло и очаговое земледелие. А поселения, расположенные на побережье, имели все признаки талассократии, т.е. основная экономическая активность населения была связана с морем. Таким образом, между кочевниками и жителями побережья происходил обмен товарами. Жители побережья вели торговлю рыбой, а также товарами, закупаемыми у морских торговцев: металлическая утварь, мука, сахар, чай, ткани. Кочевники, в свою очередь, реализовывали мясо, молоко, зерно, шкуры, шерсть и т.д.  Кроме того, кочевники активно вели торговлю и через пустыню.

Однако, уникальность кочевников Западной Сахары состояла в том, что при ведении торговли чаще они старались не использовать деньги, предпочитая бартерный обмен. Деньги же в условиях пустыни не представляли большой ценности, и зачастую использовались в качестве украшений. А золото и вовсе считалось металлом, который приносит несчастье и вред здоровью.

Такие особенности ведения хозяйства можно объяснить как относительной удаленностью и замкнутостью западносахарских племен, а также суровыми условиями жизни в пустыне. В этих обстоятельствах обществу было необходимо наличие условий самосохранения и выживания, поэтому, жители региона были не склонны к обогащению или накоплению. Важную роль сыграло также отсутствие крупных городов.

Начиная с 1880-х гг. и до 1975 г. территория являлась колонией Испании, с 1959 г. именовалась как «Заморские владения Испании».

В этот период произошли значительные изменения в образе жизни и ведении хозяйства населения территорий. В середине 1960-х гг. численность оседлого населения превысила численность кочевников, а сегодня доля оседлого населения составляет уже 4/5 населения Западной Сахары. Однако, это не привело к полному втягиванию населения в хозяйственную жизнь колонии – только 25% населения территорий имели работу.

Кроме того, все крупные города Западной Сахары, такие, как Эль-Аюн, Будждур, Дахла были построены в период испанской колонизации.

Так, если в 1959 г. население Эль-Аюна составляло всего 6 тысяч жителей, то в 1974-м в столице проживало уже более 28 тысяч. За тот же период численность кочевого населения упала с 90 % до 16 %.

После начала испанской колонизации, вполне закономерно, что племя регейбат вело активную борьбу против захватчиков, встав в ее авангарде (разумеется, в рамках региона Западной Сахары). Военным и политическим лидером Западной Сахары в то время стал представитель регейбат шейх Маа аль-Айнин, пользовавшийся большим авторитетом среди местных племен. Его имя и сегодня является символом борьбы за свободу населения Западной Сахары.

В 1910, после смерти М.аль-Айнина, антиколониальное движение в Западной Сахаре возглавил его сын Мухаммед аль-Агдаф, который в целом продолжил политику отца.

Однако, в 1934 г. испанскими властями было заключено соглашение с местными племенами, в соответствии с которым население сахрави освобождалось от налогов, от службы в испанской армии, за ними сохранялось право свободного перемещения по территории Западной Сахары, а также вооружаться собственным оружием, а колонизаторы не вмешивались в вопросы религии и культуры. Это позволило на несколько лет относительно стабилизировать обстановку в Западной Сахаре и позволить испанским колонизаторам заниматься развитием и эксплуатацией ее ресурсов.

Однако, деколонизация Африки, начавшаяся в 1950-х гг., обошла стороной Западную Сахару, несмотря на принятые резолюции Генеральной Ассамблеи ООН (1965 и 1966 гг.), и территории находились в фактическом владении Испании.

В 1963 г. Марокко обратилось в ООН с требованием возвратить ему территорию Западной Сахары, а также тех земель, которые были отторгнуты в ходе колонизации. Однако, к действительным шагам эти обращения не привели, хотя в 1965 г. в ООН начались обсуждения вопроса о статусе Западной Сахары.

Что касается Испании, которая тогда осуществляла фактический контроль над территорией, то в середине 1960-х гг. она категорически возражала против проведения референдума о независимости, делая, напротив, шаги, направленные на укрепление своего влияния здесь.

Начиная с 1969 г. разворачивается организованное национально-освободительное движение, движущей силой которого стал Авангардный Фронт, основные политические требования которого заключались в предоставлении независимости населению. 10 мая 1973 г. создается Народный фронт за освобождение Сагиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (Фронт ПОЛИСАРИО). Фронт сразу стал самой мощной силой  на территории, объединив в себе функции военного и политического управления и продолжив вооруженную борьбу против колонизаторов. Первоначально в его руководство вошел аль-Уали Мустафа Сайед – потомок того самого Маа аль-Айнина. Значительную силу ПОЛИСАРИО придала поддержка ливийского лидера М.Каддафи, который начал снабжать Фронт современным оружием.

Кроме того, тогда же, в ряды ПОЛИСАРИО было привлечено значительное количество туарегов-ахаггаров, которые всегда отличались воинственностью и были известны своими военными навыками. По всей видимости, они действовали в качестве наемников, т.к. территорией их проживания являлась центральная Сахара, но никак не южное Марокко.

Под давлением вооруженной борьбы, а также требований ООН, Испания согласилась на предоставление автономии, а затем и на проведение референдума о будущем статусе территорий, что было запланировано на первую половину 1975 г.  Который, впрочем, так и не состоялся.

Почти одновременно Марокко и Мавритания заявили о своем праве на включение земель в состав своих территорий, обосновывая свои позиции географическими, этническими и историческими причинами.

Чтобы ускорить процесс освобождения территории от властей Испании, Марокко 6 ноября 1975 г. организовало так называемый «Зеленый марш», когда более 350 тыс. невооруженных человек – как мужчин, так и женщин, направились к границе с Заморскими территориями с марокканскими флагами и лозунгами с требованиями оставить эти территории. Несмотря на мирный характер этого мероприятия, оно чуть не привело к вооруженному конфликту в регионе, однако Испания была вынуждена пойти на переговоры.

14 ноября 1975 г. в Мадриде между правительствами трех государств – Испании, Марокко и Мавритании было подписано соглашение о передаче Испанией под временное административное управление (но не суверенитета!!!) Марокко и Мавритании территории Западной Сахары. В соответствии с соглашением, северная часть отходила под контроль Марокко, а южная – Мавритании. Правда, Испания оставила за собой контроль над двумя североафриканскими анклавами — Сеутой и Мелильей, долю в разработке залежей сахарских фосфатов (33,7 %) и право на лов рыбы в атлантических водах Западной Сахары в течение 10 лет. Что касается доли Испании в фосатной промышленности, то она будет продана Марокко только в 2003 г.

В декабре 1975 г., когда Испания начала вывод войск из уже бывших «заморских провинций», почти одновременно на территорию Западной Сахары ступили армии Марокко и Мавритании.

Фронт ПОЛИСАРИО рассмотрел это как новую оккупацию, а его позиция нашла поддержку со стороны Алжира и Ливии. Позиция Туниса была на стороне Марокко.

Надо сказать, что основное расхождение позиций стран по проблеме было окончательно обозначено в период подписаний Мадридских соглашений.

Тогда Алжир, который не участвовал в церемонии подписания этого документа, выразил поддержку права народа Западной Сахары на самоопределение, протестуя против ввода марокканских войск, во время которого его власти даже осуществили высылку из страны большого количества марокканских граждан.

А уже 27 января 1976 г. произошло событие, получившее название Первая битва при Амгала. Тогда военнослужащие алжирской армии, находящиеся в населенном пункте Амгала (территория Западной Сахары, важность которого заключалась в наличии оазиса и оборудованном колодцами и который впоследствии неоднократно становился полем битвы), подверглись атаке со стороны королевских вооруженных сил, а более чем через сутки покинули населенный пункт. По утверждению властей Алжира, их военнослужащие оказывали помощь беженцам, количество которых к тому времени возросло до десятков тысяч человек. По утверждению марокканской стороны, военнослужащие Алжира занимались подготовкой повстанцев к ведению боевых действий, а в качестве доказательств были продемонстрированы зенитные комплексы советского производства «Куб», якобы захваченные у алжирской стороны. Данные о потерях в ходе столкновения противоречивы, однако это событие имело больше не оперативно-тактические, а военно-политические последствия, значительно ослабив шансы на быстрое мирное урегулирование вопроса.

Уже 28 января 1976 г. президент Алжира передал обращение главам государств, а также в ООН, в котором выразил свою поддержку праву западносахарцев на самоопределение и обвинил Марокко в незаконной оккупации территорий. Несмотря на то, что, как уже упоминалось, алжирские военнослужащие 29 января покинули территорию Амгалы, власти республики приняли решение о предоставлении разносторонней поддержки ПОЛИСАРИО. К слову, весной 1976 г. населенный пункт вновь перешел в руки боевых подразделений ПОЛИСАРИО, который смог удержать его до мая 1977 г.

Эта битва – единственное доказанное марокканское стороной прямое вовлечение вооруженных сил АНДР в конфликт в Западной Сахаре. Доказательством этого являлись алжирские военнослужащие, взятые в плен (обмен ими был произведен только в 1987 г.).

Сразу после инцидента Алжир начал активную работу с целью убедить другие государства, а также международные организации признать независимость Западной Сахары.

27 февраля 1976 г. Фронт ПОЛИСАРИО объявил о создании Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР), а себя – единственным законным представителем западносахарского народа. Первым независимость этой республики признал Алжир, что, разумеется, вызвало еще большую ненависть Марокко и Мавритании.

Командование Фронтом разделилось на три основных направления – северное, центральное и южное (в настоящее время их шесть).

Во многом благодаря поддержке со стороны Алжира, Ливии и Кубы, а также поставкам современных вооружений (в т.ч. советского производства), ПОЛИСАРИО продемонстрировал достаточно успешное ведение боевых действий, а на мавританском направлении даже перехватил стратегическую инициативу, одержав ряд серьезных побед над мавританской армией и совершая рейды вглубь страны.

Аль-Уали Мустафа Сайед, по официальной версии, погиб на полях сражений в 1976 г., а место руководителя ПОЛИСАРИО занял Мухаммед Абдельазиз, этнически также являющийся представителем племени регейбат, в прошлом офицер алжирской армии, который сохраняет пост военно-политического лидера Фронта и в наши дни.

На стороне Марокко и Мавритании выступила Франция, которая направила, в т.ч., современное на тот момент вооружение, а в ходе операции «Ламантин» в 1978 г. ВВС Франции предприняли даже бомбардировку позиций ПОЛИСАРИО. Эта операция, согласно официальному заявлению, была ответом на пленение нескольких граждан Франции, находившихся на территории Мавритании в качестве специалистов.

Кроме того, о моральной поддержке права на самоопределение САДР заявлял Советский Союз.

Тысячи людей стали беженцами, обосновавшись в лагерях на территории алжирской провинции Тиндуф (ок. 200 тыс. чел.), которые развернуты здесь и в наши дни.

В Мавритании участие в войне за Западную Сахару вызвало недовольство среди части населения, в т.ч. военных. Это стало одной из причин, которая привела к тому, что 10 июля 1978 г. в стране был совершен государственный переворот, в результате которого президент Муктар Уль Дадда и правительство было свергнуто военными.

В августе 1979 г. уже новое правительство Мавритании и ПОЛИСАРИО подписали соглашение о мире, которое также содержало положения об отказе Мавритании от притязаний на территорию Западной Сахары.

Вслед за этим Мавритания вывела свои войска с территории Западной Сахары, а королевство Марокко почти сразу включило Рио де Оро в состав своих провинций, установив военный контроль над ними.

Война Марокко против ПОЛИСАРИО начала принимать затяжной характер. Несмотря на несравнимую военную мощь в пользу королевства, диверсионные акции со стороны ПОИСАРИО стали частым явлением.

В 1987 г. было окончено строительство системы оборонительных сооружений, получивших название «Марокканская стена» (в версии ПОЛИСАРИО – «Стена позора»), которая представляет собой систему оборонительных сооружений, в т.ч. стен высотой до 6 метров протяженностью около 2700 км, оборудованной минными полями, средствами технической разведки, опорными пунктами и т.д. Она в значительной степени препятствует проникновению бойцов Фронта на территорию королевства. Финансовую помощь в строительстве оборонительных сооружений оказывали США.

Кроме того, в течение этого времени на территорию Западной Сахары переселились десятки тысяч марокканцев в рамках политики, проводимой властями королевства.

Предпринятые усилия ООН и ОАЕ позволили добиться компромисса по некоторым вопросам между противоборствующими сторонами, а 27 июня 1990 г. СБ ООН принял Резолюцию № 658, которая содержала отдельные детали мирного урегулирования проблемы Западной Сахары. 6 сентября 1991 г. соглашение о прекращении огня вступило в силу. На территории Западной Сахары разместились подразделения миротворческих сил ООН.

Надо сказать, что военное командование ПОЛИСАРИО, в отличие от политического крыла, выступало против перемирия с марокканцами.

В период с 30 августа 1988 г. по 31 октября 2007 г. СБ ООН принял 60 резолюций, в которых утверждаются и поддерживаются усилия, направленные на проведение референдума о статусе населения Западной Сахары. Проведена большая работа по идентификации лиц, имеющих право на участие в референдуме.

В настоящее время САДР признана более, чем 80 государствами, является членом Африканского Союза. Представительство ПОЛИСАРИО имеется и в Российской Федерации.

Однако, позиция Марокко непреклонна в вопросе принадлежности Западной Сахары.

В ответ на признание независимости Западной Сахары Африканским союзом Марокко даже прекратило свое членство в этой организации.

Фронт ПОЛИСАРИО, в свою очередь, неоднократно заявляет о возможности возобновления военных действий.

С другой стороны, имеются также проблемы внутри самой САДР, которые связаны, в т.ч., с недовольством населения своим положением. В самом деле, представляется достаточно трудным поверить, что сотни тысяч беженцев, размещенных в лагерях Тиндуфа на протяжении 40 лет, горят желанием жить полной лишений жизнью ради достижения независимости Западной Сахары, вместо того, чтобы вернуться к нормальной жизни на своей исконной территории хоть под марокканским, хоть под сахарским флагом. Кроме того, некоторые из этих беженцев видят в ПОЛИСАРИО уже не борцов за свободы и права сахрави, а угнетателей, которые ничем не лучше (если не хуже) бывших колонизаторов.

Так, в июне 2014 г. эмиратский ресурс «Аль-Арабия» сообщил о существовании некой группы «Молодежное движение за изменения», которая объединяет, в т.ч., дезертировавших из ПОЛИСАРИО военнослужащих и призывает к восстанию против руководства Фронтом, обвиняя его в незаконном присвоении гуманитарной помощи, денежных фондов, насилии над женщинами и иных преступлениях. Руководство Фронтом они называют «самым коррумпированным режимом в мире», а своей конечной целью называют избавление от него. Хотя официальный ПОЛИСАРИО отверг существование этой группы, вероятность восстания западносахарских беженцев против командования Фронта, имеется. Конечно, такое развитие событий может быть выгодно королевству, поэтому возможно вмешательство внешних сил с целью развития события по наихудшему для ПОЛИСАРИО сценарию.

В регионе находятся миротворцы, выступающие от имени ООН – MINURSO (United Nations Mission for the Referendum in Western Sahara), в задачи которых входит, помимо подготовки в проведению референдума:

— мониторинг режима прекращение огня,

— контроль за уменьшением военного присутствия Марокко на территории,

— контроль за нахождением марокканских войск и боевых подразделений ПОЛИСАРИО в местах дислокации,

— способствование освобождению военнопленных и политических заключенных,

— наблюдение за обменом военнопленными (совместно с Международным Комитетом Красного Креста),

— внедрение программы репатриации,

— идентификация и регистрация граждан с целью голосования на референдуме.

MINURSO размещено на основании резолюции СБ ООН № 690 от 29.04.1991. Впоследствии мандат Миссии был неоднократно продлен соответствующими решениями СБ ООН.  Одобренный бюджет на II полугодие 2014 г. – 60 475 700 долл. США. Общая численность контингента – 479 человек, из которых 213 «силовых» (27 военнослужащих, 4 полицейских, 182 военных наблюдателя), 88 международных гражданских специалистов, 165 местных специалистов, 13 волонтеров. При этом установленный предел – не более 237 военнослужащих, и не более 6 полицейских.

При этом военнослужащие представлены гражданами следующих стран: Аргентина, Австрия, Бангладеш, Бразилия, Китай, Хорватия, Джибути, Египет, Сальвадор, Франция, Германия, Гана, Гвинея, Гондурас, Венгрия, Индонезия, Ирландия, Испания, Италия, Маврикий, Малави, Малайзия, Монголия, Непал, Нигерия, Пакистан, Парагвай, Перу, Польша, Республика Корея, Российская Федерация, Шри-Ланка, Того и Йемена. Полицейские – Египет, Иордания и Йемен.

Штаб-квартира Миссии находится в Эль-Аюне, еще два представительства в г. Дахла (Западная Сахара) и Тиндуф (Алжир). Подразделения миссии размещены в городах Авсард, Агванит, Оум Дрейга, Миджек, Эс-Смара, Мехаирес, Тифарити, Бир Лахлоу, Махбас.

За время нахождения Миссия понесла потери убитыми в количестве 15 человек.

Представители Агентства ООН по делам беженцев размещены в Тиндуфе, Рабони (Алжир), Эль-Аюне.

На территории Алжира находится сеть лагерей беженцев (в районе Тиндуфа, а также на границе с Мавританией), которые носят название населенных пунктов Западной Сахары.

Несмотря на это, инциденты периодически возникают. Самый крупный из них последнего времени – трагедия в лагере беженцев Агдем Изик, расположенному в пригороде Эль Аюна, в октябре 2010 г. Тогда демонстрация в лагере беженцев на территории палаточного городка, которая требовала от правительства решения ряда социальных проблем, переросла в крупную акцию протеста и неповиновения. При попытке успокоить протестующих несколько полицейских были убиты, а толпа протестующих направилась в город Эль-Аюн, где устроила погромы с поджогами домов и убийствами местных жителей. Положение смогли исправить только введенные в тот же день войска в город.

Таким образом, Западная Сахара сегодня – спорная территория, часть которой фактически контролируется Марокко, часть – Фронтом ПОЛИСАРИО. Силами ООН последние 23 года поддерживается перемирие, однако, угроза военного конфликта сохраняется. Что касается позиции мирового сообщества относительно статуса, то они разделились, хотя большинство стран мира считают целесообразным проведение референдума о статусе, против которого нет принципиальных возражений со стороны напрямую вовлеченных сторон. Однако, возможности и перспективы проведения референдума представляются весьма туманными. Кроме того, даже его проведение не даст гарантий того, что над территорией Западной Сахары воцарятся мир и согласие.

* Хасания – диалект арабского языка, который, согласно данных исследований, был принесен в XI в. кочевыми племенами с аравийского полуострова, в числе которых было племя бани хассан (отсюда и название диалекта). Этот диалект арабского языка в значительной степени сумел сохранить в себе элементы классического арабского языка, одновременно впитав некоторые элементы берберских наречий и даже группы языков нигер-конго. Помимо Западной Сахары, в различных вариантах распространен также в Мавритании, юго-западных районах Алжира, южном Марокко, Сенегале, северном Мали.

** Дараджа – диалект арабского языка, используемый, в-основном, в разговорной (неофициальной) речи на территории Марокко, претерпел значительное влияние берберских языков, а также французского и испанского в период колонизации. Характеризуется большим количеством различий с классическим арабским, широким набором заимствований и отсутствием четких грамматических правил, что в самом королевском обществе иногда даже вызывало дискуссии о выведении диалекта в отдельный язык, однако на официальном уровне вопрос не поднимался.

50.49MB | MySQL:89 | 0,869sec