Оман: о преемнике султана Кабуса

Смена поколений и элит в арабских странах, кульминацией которой стала т.н. «арабская весна», докатилась, судя по всему, и до Омана. Основанием для такого вывода многих аналитиков является факт почти четырехмесячного лечения от рака прямой кишки (с июля с.г.) в одной из клиник ФРГ султана Омана Кабуса бен Саида аль-Саида. Возросшая нервозность также вызвана и отменой участия султана в церемонии, посвященной празднованию 44-летней годовщины независимости Омана 5 ноября с.г. Судя по просачивающимся из Германии данным, ситуация с результатами лечения оптимизма не внушает, и это ставит на повестку дня вопрос о преемнике.

Заметим при этом, что иностранные игроки крайне такой ситуацией обеспокоены и стараются на нее активно влиять. Прежде всего, в данном негласном соревновании «первую скрипку» играет КСА. После того, как повстанцы-хоуситы в Йемене фактически взяли под свой контроль северные провинции и столицу страны Сану, в Эр-Рияде серьезно озаботились темой нарастания иранского влияния в регионе. При этом чисто дипломатические варианты прессинга на хоусистов в Йемене в виде наложения на них санкций (и заодно для еще одного серьезного дестабилизатора внутренней стабильности в лице бывшего президента А.А.Салеха, который сейчас действует фактически заодно с хоуситами) по линии Совета Безопасности ООН, похоже, на них большого влияния не производят. Таким образом, если рассуждать еще более упрощенно и зримо – то Тегеран очень незаметно создает оплот в своем «мягком подбрюшье» и в непосредственной близости от своих границ. К этому надо прибавить и сохраняющуюся непростой ситуацию с шиитами на Бахрейне, где все может взорваться  в любой момент.

Оман также находится в «зоне риска». Тегеран очень тесно связан традиционно с Оманом, в котором подавляющее большинство населения исповедуют разновидность ислама ибадизм, близкий к шиизму. В этой связи иранцы рассматривают Оман как зону своего традиционного культурного пространства и готовятся свое присутствие только наращивать. Причем не только в культурных областях. Достаточно напомнить, что именно оманские руководители спецслужб (естественно, с разрешения султана Кабуса) были основными посредниками между Тегераном и Вашингтоном в рамках проведения неофициальных консультаций, которые, собственно, и привели к нынешнему, можно сказать, тактическому в большей степени «потеплению» в отношениях между двумя странами. На прошлой неделе Маскат совершенно не случайно стал площадкой для проведения очередного раунда переговоров на уровне министров иностранных дел между США, Великобританией и Ираном по вопросам иранской ядерной программы, которые закончились безрезультатно. В этой связи сохранение стабильности в Омане в процессе передачи власти  является сейчас ключевой задачей не только для саудовцев, но и для американцев, и британцев. Им важно добиться сохранения  Омана как традиционного посредника в поддержании канала полуформальной дипломатии с иранцами, и при этом не допустить скатывания Маската в орбиту Тегерана. В этой связи в оманскую столицу зачастили высокопоставленные визитеры из этих стран. Еще одной темой для обсуждения Запада в Маскате является «йеменское досье»: Оман традиционно имеет значительные позиции в южнойеменской элите, поскольку в период гражданского противостояния в султанате многие функционеры Народного фронта освобождения оккупированного Персидского залива ( позже Народный фронт освобождения Омана и Персидского залив) проходили обучение и отдыхали после боев именно в бывшей НДРЙ. После амнистии многие из них заняли ведущие позиции в государственных и силовых структурах Омана, но старые контакты сохранили. И теперь в условиях реальной угрозы отделения Южного Йемена они могут очень пригодится в рамках усилий Запада по стабилизации общеполитической ситуации в этой стране.

Система престолонаследия в Омане довольно сложная. Султан Кабус не имеет детей, поэтому выбрал следующую собственноручно сконструированную схему. В течение трех дней после его смерти  совет правящей семьи на своей встрече должен выбрать преемника из трех кандидатов, которым отдал предпочтение султан Кабус и список с их именами хранится в секрете. По сведениям дипломатических источников, это вице премьер-министр Фахд бен Махмуд аль-Саид, навещавший Кабуса в Германии на прошлой неделе; председатель совета научных исследований Шехаб бен Тарик аль-Саид и министр культуры и наследия Хайтам бен Тарик аль-Саид. Если же семейный совет не придет к единогласному решению, то Совет по обороне, Совет экспертов и Государственный совет должны выбрать преемника на своем заседании. Пока идет подковерная борьба между названными выше претендентами, в рамках которой все три кандидата активно обрабатывают генерала Султана бен Мохамада ан-Наамани, официально возглавляющего аппарат султана Кабуса и Государственную службу безопасности. Он считается основной фигурой, который реально сосредоточил в своих руках силовой блок страны. При этом он является главной фигурой по организации посредничества между Западом и Ираном. Поддерживает очень тесные контакты с коллегами из Великобритании и США. Последние делают ставку именно на С.ан-Наамани в рамках сохранения стабильности в стране и недопущения усиления внутриклановой борьбы. Сам генерал официально, по понятным причинам, свои симпатии по вопросу престолонаследника не высказывает, но по некоторым данным, склоняется к кандидатуре Фахда бен Махмуда аль-Саида. Хотя ряд экспертов при этом не исключает и победу в этой гонке Хайтама бен Тарика аль-Саида, как компромиссной фигуры, которая в большей степени устраивает различные течения внутри правящей элиты Султаната Оман.

50.39MB | MySQL:89 | 0,714sec