Ситуация в Ливане: октябрь 2014 г.

Ситуация в Ливане в октябре 2014 года оставалась напряженной и характеризовалась следующими моментами: прямыми военными действиями между ливанской армией и движением «Хизбалла» с одной стороны и сирийскими исламистскими боевиками с другой, вооруженными столкновениями правительственной армии с боевиками салафитских экстремистских группировок в Триполи, неурегулированностью президентского кризиса. При этом, если до лета 2014 года экстремистские группировки в Ливане были всего лишь фактором напряженности, то сейчас Ливан становится третьим после Сирии и Ирака фронтом войны с террористическими группами. В условиях вакуума высшей исполнительной власти и слабости ливанской армии такая война уже приводит к чрезвычайно тяжелым последствиям для политической и социально-экономической обстановке в Ливане.

6 октября боевики сирийской террористической организации «Джабхат ан-нусра» предприняли попытку прорыва на ливанскую территорию в районе сел Бриталь и Нахле в долине Бекаа. Вооруженные формирования «Хизбаллы», сосредоточенные на этих территориях оказали боевикам отпор. Поле боя осталось за «Хизбаллой», но в результате боев погибли 8 бойцов «Хизбаллы» и 14 боевиков «Джабхат ан-нусры». Депутат ливанского парламента от «Хизбаллы» Хасан Фадлалла расценил произошедший конфликт как победу Ливана, заявив: «Сопротивление ночью и днем наготове, чтобы отразить атаки такфиристов на наши города и села». Таким образом, «Хизбалла», долгое время избегавшая столкновений с джихадистами в самом Ливане, чтобы не разжигать шиитско-суннитских противоречий, вынуждена была поменять тактику.

Между тем, «Коалиция 14 марта» традиционно выступила против подходов «Хизбаллы» к борьбе с террористами на сирийской границе. Лидер «Ливанских сил» Самир Джаджаа заявил, что причиной столкновений стала вовлеченность «Хизбаллы» в гражданскую войну в Сирии на стороне правительства Башара Асада. Он отметил: «Если правительство всерьез озабочено обеспечением безопасности ливанской территории, оно должно заставить «Хизбаллу» вывести свои отряды из Сирии». Джаджаа также выступил за размещение на ливано-сирийской границе миротворческих сил ООН также как они размещены на границе Ливана с Израилем согласно резолюции ООН № 1701. Вместе с тем, далеко не все представители христианской общины Ливана разделяют взгляды Джаджаа. Патриарх маронитской церкви Бешара ар-Раи заявил 8 октября, что «если бы не «Хизбалла», «Исламское государство» было бы сейчас в Джунии (оплот маронитов на средиземноморском побережье Ливана – авт.)».

Отвечая на упреки политических противников один из лидеров «Хизбаллы» шейх Наим Касем на встрече со спецпосланником ООН по сирийскому урегулированию Стефано ди Мистурой 26 октября назвал идею размещения миротворческих сил «иллюзией», заявив, что «только Сопротивление в нынешних условиях может гарантировать безопасность ливанских границ». Вместе с тем представитель «Хизбаллы» впервые признал необходимость завершения сирийского кризиса мирным путем и создания коалиционного правительства. По его словам, Башар Асад «должен пойти на болезненные уступки, чтобы завершить войну». Вероятно, слова Наима Касема отражают растущие сомнения руководства «Хизбаллы» в необходимости продолжения военной операции в Сирии. Пребывание вооруженных отрядов «Хизбаллы» в Сирии влечет тяжелые потери для их личного состава и объективно ослабляет движение.

Свои мысли по сирийскому урегулированию высказал и лидер Прогрессивно-социалистической партии Валид Джумблат. По его мнению, для разрешения сирийского кризиса необходимо вести диалог со всеми сторонами конфликта, в том числе с «Джабхат ан-нусрой» и даже с «Исламским государством». «Я не считаю «Джабхат ан-нусру» террористической организацией. Это граждане Сирии, которые оказались в сложных условиях войны», — отметил Джумблат. По его убеждению, сирийский конфликт надо урегулировать как можно скорее. В случае, если мирное урегулирование запоздает, страна может просто развалиться на несколько частей.

6 октября ливанская газета «Аль-Ахбар» опубликовала информацию о  том, что эмиром ливанской террористической организации «Бригады Абдаллы Аззама» стал Сираджуддин Зрейкат. «Бригады Абдаллы Аззама» отметились своим участием в терактах в шиитских кварталах Бейрута осенью-зимой 2013 года. «Бригады Абдаллы Аззама» поддерживают активные отношения с группировкой экстремистского салафитского клерикала Ахмада аль-Асира из Сайды, некоторые члены БАА являются одновременно активистами его движения. В настоящее время они также фактически заключили военный союз с сирийской «Джабхат ан-нусрой». 29-летний салафитский проповедник Сираджуддин Зрейкат  уже успел отметиться как один из наиболее активных распространителей экстремистской идеологии в Ливане. В 2011 году он арестовывался ливанской полицией, но был освобожден по ходатайству тогдашнего ливанского муфтия Мухаммеда Рашида Каббани. В настоящее время находится на нелегальном положении, судя по всему, в районе сирийского города Забадани. Избрание Зрейката эмиром БАА является попыткой вдохнуть новую жизнь в эту организацию, существенно пострадавшую от акций ливанских спецслужб, фактически обезглавивших ее в начале 2014 года. В январе-марте с.г. ливанская Служба общей безопасности в сотрудничестве со Службой внутренней безопасности, ЦРУ США и германской разведкой БНД вначале арестовали эмира этой организации саудовца Маджеда аль-Маджеда (умер в больнице при странных обстоятельствах). Затем были арестованы главный советник группы по вопросам шариата Джамаль Дафтардар и Билаль Кайед, руководивший подготовкой взрывников.

21 октября Зрейкат через Твиттер обратился к своим сторонникам с воззванием, в котором призвал их оказывать сопротивление ливанской армии. Данный призыв является новым и очень настораживающим моментом. До этого салафитские экстремисты призывали своих сторонников воевать с «Хизбаллой», но избегать столкновений с ливанскими вооруженными силами. В воззвании говорится: «Сунниты Ливана, не позволяйте солдатам входить на ваши земли, проводить обыски в домах мусульман и лагерях беженцев, какими бы мотивами это не прикрывалось». Военнослужащие армии были названы в обращении «рабами Ирана и Запада».

Данные воззвания не прошли бесследно и вылились в ожесточенные столкновения между ливанской армией и экстремистами, прошедшие в Триполи 23-27 октября с.г. Столкновения начались с нападений на полицейский участок и армейский блок-пост в этом городе. Одновременно шейх Халед Хоблос призвал к «суннитской революции» в мечети Ат-Таква в Триполи. В ходе боев погибли 11 военнослужащих, 6 гражданских лиц и 22 боевика, ранены 14 солдат, 22 боевика и двое гражданских лиц. В ходе боев армии удалось полностью установить контроль над триполийским кварталом Баб аль-Таббане, где в ходе оперативно-розыскных мероприятий были задержаны 162 подозреваемых в причастности к экстремистским организациям. В предместье Триполи Дахрие были арестованы 12 членов местной ячейки ИГ во главе с Абу Бакром Микати. В ходе обыска в одной из мечетей Триполи были изъяты 50 автоматов АК-47, 29 гранатометов РПГ, 20 пулеметов ПК. В ходе прослушки телефонных разговоров выяснилось, что сторонники экстремистских организаций пользовались покровительством со стороны депутата ливанского парламента от движения «Мустакбаль» Халеда Дахера, не раз публично защищавшего джихадистов. Относительный успех армии в Триполи объясняется тем, что на этот раз она не попала в «арсальскую ловушку», как это было в августе с.г. и не начала переговоры с экстремистами, позволив им уйти из города.

Открытый вооруженный конфликт вызван несколькими факторами. Во-первых, бедственной социально-экономической ситуацией в Триполи и в Аккаре, наиболее депрессивных в экономическом плане регионах Ливана. Во-вторых, гражданская война в Сирии обеспечивает постоянный приток джихадистов из числа сирийских беженцев. В-третьих, наблюдается фрустрация части суннитской общины из-за «шиитской дискриминации». В то время как шиитское движение «Хизбалла» имеет свои вооруженные формирования и распоряжается в шиитских районах Бейрута и Бекаа, сунниты в Триполи сталкиваются с армейскими зачистками и спецоперациями, вполне оправданными в плане борьбы с терроризмом, но унизительными для их гордости.

Еще одним событием, не способствующим стабилизации обстановки в Ливане, стало обострение ситуации на границе между Ливаном и Израилем. 9 октября взорвалась бомба, установленная подрывниками «Хизбаллы» на временно оккупированной Израилем территорией фермы Шебаа. В результате были ранены двое израильских солдат, несших патрульную службу. Израильтяне ответили артиллерийским огнем по позициям «Хизбаллы». Ливанская газета Daily Star отмечает, что взрывное устройство было взорвано в отместку за гибель Али Хейдара, специалиста «Хизбаллы» по саперным работам, погибшего два месяца назад при размонтировании бомбы, установленной израильтянами. Данные действия совпадают с заявлениями одного из руководителей «Хизбаллы» Наима Касема, сделанными им 15 октября. Н.Касем указал, что главным приоритетом «Хизбаллы» остается борьба с израильской угрозой. Эта часть деятельности «Хизбаллы» более важна, чем борьба с такфиристами (радикальными исламистами).

Напряженность в отношениях между различными религиозными и политическими группами Ливана накладывается на президентский кризис. Ливанский парламент в ходе своего заседания 12 октября в очередной раз не смог избрать президента страны. Лидеры правохристианских партий Ливана Самир Джаджаа («Ливанские силы») и Амин Жамйель (Катаиб) выехали в Саудовскую Аравию для проведения консультаций с министром иностранных дел КСА Саудом аль-Фейсалом по вопросу о преодолении вакуума высшей власти в Ливане. 22 октября спикер ливанского парламента Набих Берри высказался о нежелательности проведения парламентских выборов в настоящее время до урегулирования президентского кризиса. Он подчеркнул, что в выборах должны участвовать все политические партии и группы Ливана и бойкот парламентских выборов хотя бы некоторыми из них может привести к тяжелым последствиям. В то же время он заявил, что некоторые экстремистские силы могут попытаться использовать выборы для разжигания суннитско-шиитских противоречий. Мнение Берри было учтено ливанскими депутатами и уже в начале ноября они продлили свои полномочия до июля 2017 года.

16 октября, участвуя в работе Международного инвестиционного Форума в Женеве, Берри призвал мировое сообщество оказать Ливану помощь в борьбе с терроризмом. По его мнению, эта помощь должна идти в двух направлениях: помощь в вооружении ливанской армии и содействие в обустройстве сирийских беженцев на территории Ливана. Пребывание в Швейцарии Н.Берри использовал для встреч с представителями «Клуба друзей Ливана».

Между тем, в октябре продолжали поступать предложения от внешних акторов по снабжению ливанских вооруженных сил. Нередко они вступают в конкуренцию друг с другом. 9 октября Бейрут посетил секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана контр-адмирал Али Шамхани, пообещавший безвозмездную военно-техническую помощь, включающую в себя противотанковые ракеты, крупнокалиберные пулеметы с полным боекомплектом, минометы, артиллерийские снаряды. Ливанское правительство было готово принять эту помощь, но неожиданно натолкнулось на ожесточенное сопротивление со стороны американских дипломатов и чиновников ООН. Специальный координатор ООН по Ливану Дерек Пламбли объявил, что Ливан не должен получать иранское оружие, так как это будет нарушением резолюции 1747 СБ ООН от 2007 года, принятой в рамках антииранских санкций и запрещающий импорт с территории ИРИ любого оружия независимо от его происхождения. Вместе  с тем, по мнению известного ливанского юриста Салима Дрейссати, давление на Бейрут носит политическую подоплеку. В доказательство он утверждает, что резолюция ООН запрещает только покупку оружия из Ирана, но никак не предоставление безвозмездной помощи.

Таким образом, ситуация в Ливане в октябре 2014 года демонстрировала все признаки нестабильности и по-прежнему зависела от вооруженного конфликта в соседней Сирии и ирано-саудовской «холодной войны» в регионе.

50.43MB | MySQL:89 | 0,723sec