Перспективы устойчивости алжирского режима

Ситуация, при которой действующий президент АНДР Абдельазиз Бутефлика, крайне редко показывающийся на публике, все чаще пребывает на лечении во Франции, вызывает закономерный вопрос о дальнейших перспективах алжирского правящего режима.

Социально-экономическая ситуация

Несмотря на то, что, с одной стороны, серьезные протестные выступления начала 2011 г. в стране удалось подавить, а с другой стороны, сбить накал общественного недовольства увеличением социальных субсидий, это отнюдь не укрепило его позиции. В результате сильной инфляции национальной валюты в 2011 – 14 гг. социально-экономическое положение в стране заметно ухудшилось.

Это особенно наглядно проявилось в ходе осеннего падения стоимости нефти, сопровождаемого активным ростом цен на потребительские товары, основная масса которых ввозится из Западной Европы, и снижением покупательской способности динара.

Несмотря на наличие относительно крупных (до 200 млрд долларов) золотовалютных резервов у алжирских властей, это не является надежной гарантией для снижения социальной напряженности.

Учитывая наличие амбициозных затратных модернизационных планов  вроде развития транспортной инфраструктуры, добывающей и перерабатывающей промышленности (в том числе сланцевой), все более увеличивающейся военной программы алжирские лидеры в дальнейшем будут крайне неохотно «сдувать» эту «финансовую подушку безопасности».

Впрочем, как показал пример Ливии, даже относительное экономическое благополучие, в той или иной мере распределяемое внутри страны, не является гарантией от «арабской весны».

Ситуация усугубляется безотрадным состоянием стратегической для Алжира нефтегазовой отрасли, выражающегося в продолжающемся падении добычи энергоресурсов на фоне заметного увеличения их потребления внутри страны.

Теоретически, у алжирских властей есть возможность изменить эту ситуацию, отказавшись от чрезмерно жесткого регулирования экономики. Но для этого правящий режим АНДР должен серьезно обновиться более молодыми людьми, максимально приближенными к реальности.

Пока эта возможность просматривается слабо, поскольку при нынешней его конфигурации во властных структурах преобладают «силовики» (особенно «армейские» и спецслужбисты), вышедшие из «недр» алжирской республики 1962 г.

Они выступают против быстрой либерализации экономики, опасаясь утратить в перспективе властные полномочия в пользу бизнеса. Однако это же обстоятельство препятствует ее модернизации и реализации «инновационных» проектов развития, на которые настраиваются власти.

Также позиции режима усугубляет безотрадное положение в плане безработицы, показатели которой продолжают ухудшаться, особенно среди молодежи, и именно эта категория является одной из наиболее «взрывоопасных» частей алжирского общества, представители которой особенно часто вступают в ожесточенные столкновения с силами правопорядка.

Сохранение высокого уровня рождаемости в стране на фоне прогрессирующей неспособности властей предоставить молодежи работу создает все большую опасность для правящего режима. Она дополнительно усиливается за счет намечающегося раскола среди самих защитников правящего строя страны.

В минувшие годы тон среди недовольных «силовиков» составляли бывшие коммунальные гвардейцы или ополченцы, сыгравшие важную роль в разгроме радикальных исламистов в 1990-е гг.

Теперь же нелояльность властям проявляют и отставные военные, недовольство которых относительно их нужд (правда, пока «молча») разделяют и их работающие коллеги. Кроме того, эти настроения все заметнее демонстрируют и сотрудники МВД, на которых в основном и ложится неблагодарная задача по силовому разгону акций протеста алжирцев.

Таким образом, социально-экономическая ситуация в стране является одним из слабых мест властей АНДР и нынешняя «стабильность» представляется достаточно «зыбкой». Во всяком случае, по этим показателям Алжир стоит заметно выше Египта и Туниса, но ниже Ливии и «ближе» к уровню «докризисной» Сирии.

 

Национальный вопрос

В течение последнего года в стране заметно обострился и национальный вопрос. По сути, страна находится в состоянии почти открытого конфликта между берберским меньшинством и арабским большинством. В условиях дальнейшего ухудшения социально-экономической ситуации происходит нарастание брожения в районах проживания берберов, а в некоторых из них, например, в Гардайе и Иллизи, конфликт фактически перешел в вооруженную стадию.

Для того, чтобы предотвратить развитие в них ситуации по ливийскому сценарию, от алжирского режима требуется кардинальная смена подхода к проблеме. Это отнюдь не ограничивается накачиванием отсталых в финансово-экономическом плане территорий берберского проживания денежными ресурсами, поток которых сюда до сих пор был достаточно слабый.

Чтобы добиться доверия подавляющего большинства берберов и превратить все более набирающих силу сепаратистов (в том числе из Движения за автономную Кабилию) в маргиналов, правящий режим должен предоставить им самую широкую автономию вплоть до предоставления языку тамазиг статуса государственного.

Однако, судя по продолжению силовых попыток подавления их активности, арабские националисты в алжирской власти настроены на повторение одной из роковых ошибок Муаммара Каддафи, сознательно превращая миллионы людей в бескомпромиссных противников правящего режима.

 

Внутриполитическая ситуация

Нездоровая ситуация в стране, угрожающая ее стабильности дополнительно подчеркивается отсутствием единства среди высших представителей руководства страны. В условиях фактической недееспособности президента АНДР оно вновь стоит перед неизбежным выбором его преемника, учитывая очевидный факт того, что уже сейчас по состоянию здоровья он не может эффективно исполнять свои функции.

Необходимо учитывать тот факт, что до сих пор страной, фактически, управлял «триумвират» из самого Бутефлики, выдвиженцы правящего клана Оуджда, начальника штаба вооруженных сил генерала Ахмеда Гаида Салаха и шефа спецслужб генерала Мухаммеда Медьена.

Его представители после достижения победы над радикальными исламистами в конце 1990-х гг. управляли страной, с переменным успехом борясь за доминирование и перераспределение ресурсов.

В конце 2013 – 14 гг. чаша весов, казалось бы, склонилась в сторону группировки президента, тогда как положение Медьена, сильно ухудшилось. Тем не менее, неопределенная ситуация относительно здоровья главы государства способна помешать планам группировки президента и особенно его брата Саида Бутефлики добиться победы над главой спецслужб.

Острота политического момента сейчас оставляет следующие варианты развития событий: быстрое уничтожение Медьена, что представляется сомнительным, учитывая наличие у него целого ряда еще неиспользованных «козырей», дальнейшее продолжение кровопролитной междоусобной борьбы, чреватое обрушением «несущий конструкций» власти АНДР, либо поиск компромисса между лидерами враждующих кланов.

Последнему сценарию препятствует «усыхание нефтегазовой кормушки», откуда они получают валютные поступления. Как следствие, конкурентная борьба только усиливается. А это крайне опасный момент и для режима, и для страны в целом.

Парадокс ситуации состоит в том, что интересы враждующих кланов диаметрально противоположные: их может устроить слабый компромиссный президент, тогда как острота стоящих перед страной проблем требует обратного, а именно наличия жесткого реформатора с «блокирующими» полномочиями.

И в том случае, если к моменту физического ухода А. Бутефлики из большой политики представители враждующих кланов не смогут договориться, здесь может встать в полный рост проблема дальнейшего существования не только правящего режима, но и Алжира как полноценного государства.

Растерянностью и недееспособностью власти, представители которой продолжают сводить личные счеты, нанося дополнительный удар по ее авторитету, неизбежно попытается воспользоваться оппозиция.

Примечательно, что у нее уже фактически имеется свой кандидат, который в случае благоприятного развития ситуации может стать «общепризнанным» – успешный миллиардер Исаад Ребраб, способный реально взять на «бремя управления». Благодаря своим многочисленным связям и опыту он способен не просто составить реальную конкуренцию представителям правящего режима, но и попытаться вывести Алжир из того тупика, куда его завели представители нынешних правящих кланов.

Таким образом, главной слабостью АНДР представляется ситуация в высших эшелонах власти, которая дополнительно отягощается нерешенностью и дальнейшим ухудшением социально-экономических проблем и национального вопроса. И в этом случае Алжир представляется не менее уязвимым, чем павший режим Каддафи.

Учитывая все эти моменты, в плане «физической устойчивости» АНДР, раздираемая уже не скрытыми, а явными противоречиями, фактически уступает той же «докризисной» САР. Во всяком случае, там степень конфликтности внутри самого режима представляется несколько более низкой, чем в алжирском случае.

 

Безопасность

Также далеко от идеального состояние в сфере безопасности, хотя до недавнего времени положение дел здесь являлось своего рода «визитной карточкой» Алжира, выгодно отличавшей его от прочих арабских государств. Правда, в данном случае следует оговориться, что по этим показателям Алжир уступал тому же сирийскому режиму «до кризисного 2011 г.»

Например, 2014-й год после обострения 2012-13 гг. не принес коренного изменения ситуации в пользу силовиков. Более того: в плане результативности действий сил безопасности против боевиков он является одним из самых неудачных.

Если в предыдущие годы силам правопорядка удавалось обезвредить в том числе средние по размерам бандгруппы, то теперь им в основном пришлось довольствоваться нейтрализацией одиночных моджахедов или их малых групп до пяти человек. Причем общий счет потерь сторон в боестолкновениях практически равный даже с небольшим преимуществом у боевиков.

Причем только по официальным данным безвозвратные потери алжирских силовиков оцениваются в несколько десятков человек, тогда как силы безопасности, несмотря на активное применение артиллерии и боевой авиации (что дополнительно свидетельствует о степени накала противостояния), оказались бессильны в ликвидации наиболее опасных группировок.

В настоящий момент на руку правящему режиму АНДР играет отвлеченность лидеров вооруженной исламской оппозиции на борьбу в Ливии, Египте, Сирии и Ираке. Однако сохранение этих крупных очагов борьбы против светских режимов создает серьезную опасность для АНДР в перспективе.

И наличие вышеуказанных прогрессирующих проблем на фоне все большей недееспособности самого алжирского режима лишь создает основу для будущего переноса активности радикалов на алжирскую «почву».

 

Будущее алжирского режима

Необходимо оговориться, что нельзя недооценивать и способность представителей алжирской правящей верхушки организоваться в трудный момент. Опасность способна на время заставить их забыть свои распри и оперативно выдвинуть нового лидера ради собственного спасения.

Проблема состоит в том, что в условиях продолжающейся борьбы за власть и влияние гарантированной кандидатуры для замены Абдельазиза Бутефлики нет. Несмотря на наличие кадрового «топ-резерва» власти в лице того же премьера Абдельмалека Селлаля, с подобным назначением без получения соответствующих гарантий не согласны некоторые влиятельные силовики и видные «легальные» оппозиционеры.

Тем более, что они явно не привыкли работать на опережение ситуации, тогда как выживаемость правящего режима требует в решении данного вопроса максимальной оперативности. Важно сделать это до массового выхода населения, на улицы. Примечательно, что, как и в случае с Каддафи, судя по сообщениям простых алжирцев в социальных сетях и на форумах, усталость от правящего с момента колониального освобождения режима среди них ощущается все сильнее.

И в том случае, если на АНДР будет явный внешний заказ, все слабости нынешней власти страны дадут о себе знать «на практике». В этой связи алжирская «стабильность» буквально в считанные дни способна обернуться длительным и крайне болезненным внутренним противостоянием.

Для АНДР опасность состоит в том, что в момент кульминации клановой борьбы в «верхах» она может столкнуться с резким обострением ситуации внутри страны, к чему ее лидеры с высокой долей вероятности будут не готовы.

В тот момент, когда все проблемы страны «сойдутся» в одной точке, Алжир может захлестнуть длительный период нестабильности, чреватой насильственной сменой действующего режима. Причем произойти это может в любой момент. Например, в случае освобождения президентского кресла.

42.09MB | MySQL:92 | 0,969sec