Российская пропаганда, цена на нефть и опасения саудовских граждан

Распространяемая ныне (и кажущаяся набирающей силу) российскими средствами массовой информации идея нового американо-саудовского «заговора» (проскальзывающая и в некоторых заявлениях российского президента), направленного на «обрушение» России (так, как это, якобы, произошло в начале 1990-х гг. в случае с Советским Союзом), выглядит как объективная данность. Обрастая же политическими спекуляциями, отталкивающимися от внутрисирийского кризиса и событий в Украине, когда Запад и «солидаризирующийся» с ним его саудовский «стратегический партнер» ведут курс на срыв движения России к тому, чтобы обеспечить ее «законные» права как «великой державы» не только на постсоветском пространстве, но и в мире, эта идея становится все более довлеющей в умах российских обывателей. Естественно, что в этом случае речь не может идти о серьезном знании саудовской внутриэкономической ситуации времени начала 1990-х гг. с ее резким падением курса национальной валюты – реала и, как его следствия, покупательной способности саудовских граждан (что вызвало, в том числе, и антиправительственные выступления под исламистскими лозунгами), потребовавшей срочных правительственных мер, направленных на введение режима жесткой экономии и, в итоге, после завершения периода падения цен на нефть, создания значительных государственных фондов социального субсидирования, необходимых для смягчения последствий идентичных явлений в случае их будущего повторения.

Однако сегодня, наверное, важнее не уже ушедшая в прошлое эпоха 1990-х гг., а современные события, включая и то, как воздействует снижение мировых цен на нефть на саудовский социум? «Плетет» ли Саудовская Аравия «заговор» против России, получая в обмен на это «индульгенцию» Запада на свое «обогащение», либо положение не выглядит (с точки зрения конспирологии) столь однозначно?

29 ноября 2014 г. ведущее саудовское (и мировое арабоязычное) издание – газета «Аш-Шарк Аль-Аусат» опубликовала статью своего колумниста (и главного редактора саудовского спутникового телевизионного канала «Аль-Арабия») Абдель Рахмана ар-Рашида «Как преодолеть страхи, связанные с падением цены на нефть?». Содержание этой статьи заслуживает внимательного прочтения не только в контексте нынешнего российского взгляда на этот вопрос, но и в связи с идентичностью ситуации в обеих странах, где экономическое развитие (но также и развитие социальной сферы) едва ли не полностью определяется доходами от экспорта углеводородного сырья.

Итак, один из ведущих саудовских журналистов (близкий к политическому истеблишменту страны) констатирует: «Цена на баррель нефти Brent упала до 72 долларов, что вызвало обрушение цен на рынках акций в странах Залива, тем более, что эксперты по нефти предсказывают, что в течение нескольких ближайших месяцев цена на нефть будет ниже, чем 60 долларов». Далее же этот журналист спрашивает: «Поскольку эта ситуация вызывает колики в желудке, постольку каждый из нас задает вопрос: “А что будет со мной, если мое благосостояние практически полностью зависит от нефти?”».

Не желая цитировать «долгосрочные и среднесрочные прогнозы», писал. А.Р.ар-Рашид, или «вдаваться в анализ экономических выкладок и данных правительственной администрации», стоило бы понять сегодня, в ситуации, когда «риал начинает обесцениваться» (впрочем, не так резко, как рубль – Г.К.), как должно действовать саудовское руководство. Этот вопрос принципиален не только для «рынков акций, вошедших в эпоху падения цен», но, прежде всего, для «судьбы более чем двух миллионов государственных служащий, а также для 10 млн тех, кто являются членами их семей». Равным образом все тот же вопрос принципиален и для «10 млн саудовцев, кто живет за счет правительственных субсидий, источником которых является нефть, как и для 10 млн иностранцев, служащих в домах саудовских граждан». Как, задавал он очередной вопрос, «сложится их судьба в ближайшие и последующие дни? Что с ними произойдет, если цена за баррель нефти упадет до 60, 50 или 30 долларов?».

Ведущий саудовский журналист задавал все эти вопросы саудовскому правительству, требуя от него «откровенности и открытости», даже если «прогнозы и будут выглядеть как полностью негативные, поскольку, в конечном итоге, «расплачиваться за положение на рынке нефти будут саудовские граждане», для которых совсем не безразлично, «как будет формироваться бюджет страны на будущий год». Этим гражданам, добавлял он, не безразлично и то, «каковы финансовые возможности правительства, опираясь на которые оно сможет преодолеть последствия снижения внешних поступлений, поскольку каждый, а не только правительство, заинтересован в урегулировании своего положения, вне зависимости от того, идет ли речь о владельце компании или главе семьи».

Конечно, добавлял главный редактор телевизионного канала «Аль-Арабия», «видимо, положение государства сегодня лучше, чем во времена прежних кризисов, когда, например, в 1986 г. цена барреля нефти снизилась до 12 долларов, повторив такое же снижение и в 1998 г.». Тем не менее, граждане Саудовской Аравии, замечал он, «помнят, что последствия этих кризисов были полностью преодолены только тогда, когда цены на нефть достигли беспрецедентного роста в последующие годы». Сегодня же, по мнению А.Р.ар-Рашида, «наступление новой осени – очередного этапа падения цен – неизбежно». А это, по его словам, означает, в частности, что «государственный бюджет, составлявший в годы благоденствия более 250 млрд долларов, будет снижен, как минимум, на две трети, и только благодаря накоплениям предшествовавших лет». Впрочем, как добавлял один из ведущих саудовских журналистов, отказ правительства «от открытого разговора с гражданами на эту тему может означать, что урезание бюджета будет более значительным». Если это так, то граждан ждет «приостановка субсидий на хлебобулочную продукцию, финики (один из основных продуктов питания в Саудовской Аравии – Г.К.), постоянный рост цен на бензин». Пессимистический прогноз заканчивался, тем не менее, на оптимистической ноте (абсолютно идентичной той, которая так часто звучит и в России), — нынешняя ситуация может помочь Саудовской Аравии «избавиться от нефтяной зависимости, развить внутренний рынок, осуществить в более значимом объеме внутренние инвестиции».

Сказанное выше, видимо, не нуждается в дополнительных комментариях. Тем не менее, наверное, нужно отметить, как минимум, два обстоятельства. Одно из них имеет отношение к внутрисаудовскому положению, — А.Р.ар-Рашид полностью избегает делать какие-либо выводы в отношении нового всплеска нестабильности на фоне нынешней экономической ситуации. А эта нестабильность реальна, хотя бы потому, что внутренняя исламистская оппозиция (как и шиитский экстремизм в Восточной провинции) вовсе не искоренена, но, напротив, поднимает голову (многочисленные сообщения саудовской прессы о раскрытии новых террористических ячеек, как и о нападениях на проживающих в стране европейцев и американцев, тому подтверждение). Более того, положение по периметру саудовских границ лишь поощряет эту оппозицию к активизации антиправительственных действий.

Второе же обстоятельство имеет отношение к распространяемому российскими средствами массовой информации утверждению об «антироссийской» направленности саудовских действий на рынке нефти. Но возможна ли ситуация, когда страна, якобы, осуществляет эти действия, осознавая, что их итогом может стать нестабильность в пределах собственной территории и удар по позициям ее «правящего класса»? Впрочем, чего не скажешь, когда задача этих российских средств массовой информации состоит только в том, чтобы искать внешнего врага?

43.7MB | MySQL:92 | 0,993sec