Судан: о причинах неудачи переговоров с повстанцами

Как мы и предполагали, очередной раунд мирных переговоров Хартума и главной силы ведущей оппозиционной группировки Революционного фронта Судана (РФС) в лице Суданского народно-освободительного движения» (СНОД-север) закончился ничем. А если вернее – вспышкой очередного военного противостояния в Южном Кордофане. На этот раз повстанцы атаковали две деревни в этом штате — Блинга и Аль-Атмур. В этой связи полковник Саад заявил следующее: «Разрозненные атаки СНОД-север являются частью планов этой группировки доказать свое присутствие на этой территории». По его данным, боевики потеряли убитыми порядка пятидесяти человек, захвачено большое количество экипировки и автомашин. Потери суданской армии при этом составили четыре убитых и несколько раненых. СНОД-север от комментариев воздержался, что косвенно подтверждает тяжелые потери. Кроме того, стало известно, что, несмотря на все  ранее сделанные заявления повстанцев о взятии ими населенного пункта Алашимир, он продолжает оставаться под контролем правительственных сил.

Эксперты связывают активность СНОД-север с последним заявлением президента Судана О.аль-Башира, в котором он фактически отверг возможность прекращения боевых действий с партизанскими группами и заключение с ними всеобъемлющего мирного соглашения. В этой связи СНОД-север выступило со следующим заявлением: «Движение особенно подчеркивает, что правящая в Хартуме Партия народного конгресса (ПНК) не настроена серьезно на поиски мирного урегулирования, а только старается выиграть время для начала новой военной кампании будущим летом». Таким образом, восьмой раунд мирных консультаций между суданскими властями и повстанцами, который недавно начался в Аддис-Абебе при посредничестве Африканского союза, можно считать сорванным. Как представляется, такой итог был абсолютно закономерен в связи изменившейся внутриполитической ситуацией как в самом Судане, так и в Южном Судане. Напомним, что вооруженный конфликт в Южном Кордофане и Голубом Ниле начался в 2011 году после проведения в них губернаторских выборов, на которых победил представитель Хартума. Народность нуба, традиционно проживающая в этих штатах, в период гражданской войны между Севером и Югом воевала на стороне южан. В 2011 году Джуба постаралась использовать нуба в Южном Кордофане и динка-нгок в Абъее для шантажирования Хартума в рамках переговорного процесса о транзите южносуданской нефти в Порт-Судан. Тогда в Южном Кордофане на стороне повстанцев воевала целая дивизия Суданской народно-освободительной армии (СНОА), которым активно помогали угандийцы и в меньшей степени кенийцы. С момента начала гражданской войны в самом Южном Судане ситуация кардинальным образом изменилась. Подразделения СНОА ушли из Южного Кордофана, поскольку в основном состояли из нуэр, примкнувшим к мятежному бывшему вице-президенту Южного Судана  Р.Машару. Это резко ослабило боевой потенциал сопротивления повстанцев, поскольку они потеряли большую часть личного состава и, естественно, все каналы логистической поддержки. Это сразу же сказалось на характере боевых действий и вынудило СНОД-север идти на переговоры. Но Хартум в данном случае наоборот решил взять паузу, поскольку все козыри (кроме чисто военного аспекта) пока на его стороне.

В этой связи необходимо напомнить о генеральной стратегической линии суданского руководства в выстраивании отношений с повстанцами, заключающейся в проведении сепаратных переговоров с каждой из повстанческих групп. При этом абсолютно неприемлемо вести переговоры в формате Хартум-РФС, на чем настаивают как в Аддис-Абебе, так и руководстве РФС. СНОД-север вообще не рассматривается в Хартуме как партнер для переговоров в силу личных антипатий и крайне локальной «зоны ответственности» этой организации, и не собирается превращать ее в политическую партию и тем самым давать возможность активно действовать в столичном регионе. Пока она фактически обескровлена и «законсервирована» на очень приличном расстоянии от Хартума. А значит, согласно суданской политической традиции, фактически выключена из политического жизни.

Вообще, тема Южного Кордофана пока отставлена суданским руководством «на второй план». Первым и основным является сейчас идея «внутрисуданского диалога», который подразумевает единение всех исламистских сил в стране с примыканием к ним традиционных светских партий в лице махдистов и юнианистов. Таким образом, по оценке О.аль-Башира, можно создать довольно надежную базу на случай возможных социальных потрясений и повторения аналога «арабской весны». О таком сценарии настойчиво говорит на всех публичных площадках один из основателей «Зеленого интернационала» и до недавнего времени ярого антагониста О.аль-Башира Х.Ат-Тураби. Последний в настоящее время, естественно, «небескорыстно» стал самым последовательным сторонником единения всех «внятных» политических сил в стране для «спасения режима». То, что некогда ярые противники, которые разошлись, прежде всего, по личным мотивам борьбы за власть, теперь выступают «единым фронтом», свидетельствует о том, что такая опасность социального катаклизма реальна и диктует необходимость единства всех «исламистских» сил и «попутчиков» в лице светских партий. И в данном случае Катар играет роль «серого кардинала». Судан для Дохи в настоящее время – не только «ворота» в Африку, но, в первую очередь, «тыловая база» для продолжения наращивания своего влияния в Ливии и материально-технического снабжения своих сторонников в АРЕ, прежде всего, на Синае. А Катар для Хартума не только союзник по вопросам ВТС и инвестиций, но и «мостик» для попытки ослабления или отмены экономических санкций, наложенных на страну США и ЕС.

50.31MB | MySQL:110 | 0,941sec