Западные компании форсируют «расконсервацию» Ирана

Несмотря на то, что достижение реальных договоренностей в переговорном процессе между Западом и Ираном фактически отброшено к 30 июня 2015 г., подобная ситуация напоминает «полугласный» сговор сторон. Дальнейшее затягивание обсуждения столь важной проблемы на такой срок дополнительно свидетельствует о поэтапной неофициальной легализации иранской ядерной программы.

Руководство ИРИ упорно не желает идти на уступки по принципиальным проблемам, понимая, что время в данном случае работает на него. И, чтобы, по меньшей мере, затянуть переговоры и получить передышку, Тегеран сигнализирует о готовности открыть свой рынок для западных компаний, стремящихся его «расконсервировать».

Не случайно, что несколько западных посольств в Иране в последние месяцы получили со стороны официальных иранских лиц запросы о содействии в достижении новых договоренностей между компаниями стран Запада и иранскими структурами.

По данным дипломатических источников, за этими инициативами стоят «модернизаторы из Тегерана», фактически возглавляемые президентом страны Хасаном Роухани.

У каждой из стран Запада собственные подходы к налаживанию диалога с иранскими властями и преодолению существующих экономических барьеров в условиях по факту до сих пор действующих против Ирана санкций.

Примечательно, что Великобритания здесь опережает прочие западные государства. Уже с января 2014 г. Лондон направляет в Тегеран для возобновления полноценных контактов с местным бизнес-сообществом своих бывших политиков.

Фактически, этим процессом руководит лорд Норман Ламонт, бывший министр финансов при Джоне Мэйджоре и председатель британо-иранской коммерческой палаты (BICC). Он также является советником CIPBF, «дочки» люксембургской финансовой группы General Mediterranean Holding (GMH), принадлежащей влиятельному британо-иракскому миллиардеру Надми Ауши.

Важным моментом служит тот факт, что он многие годы являлся ключевым посредником между иранскими властями и компанией Elf, приобретенной Total, и до сих пор имеет соразмерную сеть контактов в Тегеране.

Интересным моментом служит и то, что сам Ламонт также является советником фонда из ОАЭ Abraaj Corporation, руководство которого имеет серьезные связи в Исламской Республике.

Кроме того, в ходе недавних визитов в Иран его напарником стал видный представитель Консервативной партии Бен Уоллес, советник нефтяной компании Xcite Energy Resources и представитель Лейбористской партии Джэк Стро.

Последний с 1994 г. занимал важные посты в правительстве Великобритании (министр внутренних дел, иностранных дел, юстиции), у которого имеются свои интересы в расширении сотрудничества с Исламской Республикой. Стро также является консультантом одной из крупнейших мировых торговых компаний ED and Fman.

Примечательно, что визиты в Иран финансируются частной «независимой» фирмой Targetfollow PLC, основанной бизнесменом иранского происхождения Ардеширом Нагшинехом. Важной деталью здесь служит то, что ее советником также  является Ламонт.

Париж и Вашингтон, между тем, также стремятся зарезервировать себе места на иранском рынке. Бруно Делайе, бывший французский посол, который теперь председательствует во французской корпоративной разведывательной фирме ADIT, частично принадлежащей государству, являющейся частью «делового дипломатического подразделения» Enterprise and Diplomatie, осмотрительно совершил тайный визит в Тегеран в октябре с целью проведения переговоров с иранскими компаниями.

Делайе, служивший советником по африканским делам бывшего французского президента Франсуа Миттерана, располагает поддержкой Жан-Клода Куссерана, бывшего главы службы внешней разведки страны DGSE, располагающего важными контактами в среде иранского политического и «силового» руководства.

Влиятельные фирмы Axis and Co (основана Бертраном де Туркхеймом и Жан-Рено Файелем) и Bucy and Associates (принадлежит Николасу Буриллону и Мэттью Гельману), также развивают активность в стране.

Примечательно, что в этих условиях американские консультанты, имеющие реальный «вес» и способные продвигать интересы бизнеса США, пока испытывают недоверие, подозрительность и осторожность относительно развития дальнейшего бизнес-сотрудничества с Ираном.

Их активность во многом искусственно сдерживается Госдепом. Подобная ситуация во многом связана с нерешенностью сторонами вопроса относительно судьбы пропавшего в Иране в 2007 г. американского «консультанта» Роберта Левинсона, бывшего особого агента ФБР.

Между тем, для успеха в Иране вновь приходящим  компаниям необходимо завязывать связи с местными  структурами, особенно фондами, с помощью которых они смогут далее продвигать свои интересы.

Эти организации, по сути, контролируют иранскую экономику и  управляются людьми, связанными с Верховным лидером страны, аятоллой Али Хаменеи. Причем самому Тегерану гораздо удобнее работать с западными компаниями, особенно с теми из них, которые не успели себя зарекомендовать там с лучшей стороны

Наиболее влиятельными из них являются Bonyad e Mostazafan va Janbazan Khatam al-Anbia, Sepasad, Omran Sahel и Nooh, возглавляемые религиозными сановниками, работающими при поддержке молодых финансовых экспертов, принадлежащих к высшим западным бизнес-школам.

Однако не следует полагать, что процесс «размораживания» Ирана будет легким и «безоблачным» для западных компаний. Так, представители руководства Корпуса стражей исламской революции (КСИР), близких к Али Хаменеи, явно не испытывают особого энтузиазма относительно ожидающегося открытия для Запада иранского рынка и пытаются притормозить этот процесс по крайней мере в отношении некоторых западных государств.

Впрочем, не следует воспринимать это как безоговорочное сопротивление взаимодействию с Западом вообще. Они понимают неизбежность снятия изоляционного режима с Ирана и стремятся получить рычаги влияния на ситуацию, опасаясь в противном случае утратить контроль за происходящими процессами и превратиться лишь в «винтики» правительственного механизма.

О сложности положения дополнительно свидетельствует тенденция к усилению конкуренции между западными компаниями, стремящимися закрепиться на иранском рынке. Их руководство отдает себе отчет в том, что первые «призеры» почти автоматически попадают в «фавориты» иранских лидеров, которым впоследствии они и будут в значительной степени отдавать «по привычке» приоритет.

О том, какой характер может носить подобная конкуренция, наглядно свидетельствует история с попытками закрепления на местном рынке уже бывшего главы французской компании Total Кристофа де Маржери, активно развивавшего контакты с представителями иранского руководства.

Именно это обстоятельство это не в последнюю очередь обусловило его дальнейшие проблемы в отношениях с США. Так, американский Департамент Юстиции уже в 2006 – 07 гг. начал в отношении него расследование о выплате взяток и «откатов» за получение выгодных нефтегазовых контрактов в этой стране.

Подобная ситуация является суровым предостережением для тех западных компаний, руководство которых стремится «самостоятельно», без договоренностей с Вашингтоном, получить солидные «ниши» на иранском рынке.

Как продемонстрировала ситуация с Маржери, для этого им необходимо заранее договориться о «разделе сфер влияния» с США. И пока можно с высокой долей вероятности указать, что в отличие от Франции Великобритания такие гарантии уже получила.

39.79MB | MySQL:86 | 0,701sec