К итогам саммита ССАГПЗ в Дохе

В Дохе завершился очередной саммит стран-участниц Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Главным его итогом стало не решение об организации некого аналога Интерпола этой организации и декларации о намерениях создать «единые» ВМС, а также официальное заявление Дохи о поддержке президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси. Саммиту в Дохе предшествовали долгие закулисные переговоры на уровне членов королевских семей ОАЭ, КСА и Катара. Результатом компромисса стал сам саммит, проведение которого долгое время было под большим вопросом, а необходимым и обязательном условием – декларация катарцев о поддержке нынешнего режима в Каире. Собственно, после этого повестка дня была исчерпана, и сама встреча завершилась ранее запланированного срока на один день.

Таким образом, формально завершен глубокий кризис в отношениях, в первую очередь, между Эр-Риядом и Дохой, который уже привел в марте с.г. к отзыву послов КСА, ОАЭ, Бахрейна из Катара. Что же стоит за нынешней декларацией? Прежде всего, немного предыстории. После военного переворота в Египте и запрещения  «Братьев-мусульман» Доха заняла позицию полного неприятия нового режима. Объяснялось это тем обстоятельством, что катарское руководство считается главным куратором глобального движения «Братьев-мусульман». Штаб-квартира последнего расположена в Дохе, и само движение было официально провозглашено основным инструментом для усиления влияния Катара в странах исламского мира. Эр-Рияд же наоборот рассматривает «братьев» наряду с иранской экспансией основной угрозой стабильности своего режима. В этом корень противоречий. Но не только. Традиционная конкуренция между этими двумя ваххабитскими государствами длится очень продолжительный период времени по многим вопросам, и «братья» в данном случае лишь одно из немногих средств Дохи в рамках данного противодействия.

Заметим, что после переворота катарцы инспирировали активизацию партизанской войны на Синае и в крупных египетских городах. Причем для этого использовалась созданная и легендированная «под джихадистскую салафитскую» структуру «Ансар Бейт-аль-Макдис», созданную при помощи инструкторов из ХАМАСа, формально вышедших из организации дабы не компрометировать ее, и поддержана финансово Дохой. Тем самым достигалось две цели: создавался очаг дестабилизации в АРЕ и одновременно «Братья-мусульмане» дистанцировалось от актов террора, что позволяло оставаться им формально в положении «обиженных» и гарантировало от признания движения «террористической организацией». Заметим, что от Дохи удалось добиться признания правительства А.Ф.ас-Сиси путем компромисса. То есть, итоги саммита в Дохе ни в коем случае нельзя трактовать как «безусловную победу» саудовцев. Последует ли за «признанием» нынешнего режима в Каире снижение террористической активности в Египте, большой вопрос. Это будет самым достоверным индикатором реальных намерений Катара. Отметим, что, несмотря на активные неофициальные консультации по вопросу примирения, которые шли последние два месяца, теракты на Синае и ряде городов АРЕ шли с нарастающей интенсивностью.

По итогам нынешней встречи совершенно не понятно, какую позицию займет Доха еще по целому ряду ключевых проблемных вопросов. По крайней мере, никаких официальных заявлений на эту тему не последовало. Вкупе с «досрочным окончанием» встречи это свидетельствует не о бесповоротной «капитуляции» катарцев. Во-первых, Эр-Рияд наряду с позицией по «египетскому досье» крайне волновала и позиция катарцев в отношении «Исламского государства» (ИГ). Доха была одним из основных спонсоров этой организации в момент ее зарождения и, безусловно, стоит за ней и сейчас. Саудовская сторона несколько раз на разных уровнях активно сигнализировала Вашингтону о необходимости «одернуть Доху», поскольку ИГ в основном воевала не с сирийской армией, а с просаудовскими исламистскими группировками в лице, прежде всего, «Джабхат ан-нусра». Это минимизировало и серьезно затрудняло темпы саудовской экспансии в Сирии. Более того, до момента суннитского восстания в Ираке, где ИГ стоит на «острие копья», американцы наоборот всячески «закрывали глаза» на эти сигналы, поскольку это отвечало стратегии сдерживания исламистов за счет противодействия их друг другу. Никаких прорывов в Дохе в  по этому вопросу не последовало, кроме конечно расплывчатых заявлений «о необходимости совместной борьбы с терроризмом». Однако, никаких реальных договоренностей об участии катарцев в той или степени в совместных усилиях по борьбе с ИГ опять же не прозвучало.

Признание правительства А.Ф.ас-Сиси, по идее, должно кардинально изменить и расклад сил в Ливии. Напомним, что катарцы активно поддерживают исламистскую коалицию «Аль-Фаджр», которой противостоят, в том числе, и подразделения главной креатуры Каира — генерала Х.Хафтара. Он получает материально-техническую помощь от египтян, включая прямую поддержку с воздуха. Катарцы активно снабжают оружием исламистов через суданскую территорию. Об этом узле противоречий вообще не было сказано ни слова на саммите в Дохе. Было бы очень наивным полагать, что катарцы в корне пересмотрят свою политику в Ливии, скорее просто несколько трансформируют ее. Как, впрочем, и на других направлениях. Нынешние итоги саммита могут свидетельствовать не столько о «капитуляции» Дохи, сколько о новом витке перестройки ее внешнеполитической концепции с адаптацией к современным условиям. В этой связи еще одним индикатором будет характер комментариев главного пропагандистского рупора Дохи в лице «Аль-Джазиры». Деятельность этого телеканала неоднократно выносилась теми же саудовцами в центр дискуссий «о недопустимой политике Катара»

43.84MB | MySQL:92 | 0,914sec