О попытках преодоления внутриполитического кризиса в Ливане

Полгода продолжается президентский кризис в Ливане. Парламент страны с апреля 2014 года не может избрать высшее должностное лицо, президента страны. Вакуум президентской власти отражается в хаотичных и нескоординированных действиях правительства, где в отсутствие сильного премьера каждый министр «тянет одеяло на себя», проталкивая политические решения, выгодные своей коалиции. Вакуум власти особенно опасен на нынешнем этапе, когда Ливан сталкивается с многочисленными угрозами в сфере безопасности. На границе с Сирией, в Арсале с августа происходят боевые столкновения с вооруженными формированиями сирийской «Джабхат ан-нусры».  В октябре против ливанской армии, ведущей боевые действия против экстремистов, фактически был открыт «второй фронт» в Триполи.

При этом отсутствие президента усугубляется сомнительной легитимностью парламента, в начале ноября в очередной раз продлившего свои полномочия до  20 июня 2017 года. Это решение ливанских парламентариев, принятое 5 ноября голосами 95 из 98 присутствовавших депутатов, вызвало волну энергичных протестов, включая митинги и демонстрации. Однако протестовали в основном представители бейрутской интеллигенции и часть христианской общины. В кругах ливанской политической элиты больше всего осудил решение депутатов лидер Свободного патриотического движения (СПД) Мишель Аун.  Большинство суннитов и шиитов встретили эту новость с явной апатией. Причины этого вполне понятны. Шииты Ливана привержены идеям и политике движений «Хизбалла» и «Амаль». В свою очередь большинство ливанских суннитов находятся под контролем движения «Мустакбаль» Саада Харири. В случае новых выборов никаких принципиальных перемен не произойдет. В составе новой законодательной власти окажутся те же лица, ведущие ту же самую политику. Единственным итогом будет трата на проведение выборов больших бюджетных средств.

В то же время в рамках христианской общины существует реальная конкуренция между СПД Мишеля Ауна и «Ливанскими силами» Самира Джаджаа. Обе партии надеются на расширение своего присутствия и новые места в парламенте. Отсюда вытекает возможность победы одного из этих политиков-антагонистов на президентских выборах. В этом плане поражает своей оригинальностью вызов генералом Ауном своего противника на информационную дуэль, прозвучавший 20 ноября. Он предложил Самиру Джаджаа провести дебаты на ливанском телевидении. При этом кандидат, получивший одобрение меньшей части ливанцев при виртуальном голосовании, уходит из президентской гонки.

Рыцарское предложение Мишеля Ауна по-своему очень благородно, но не может разрешить кризис власти в Ливане. Неспособность ливанских парламентариев избрать президента объясняется не личным противостоянием этих лидеров, харизма которых довольно сомнительна, а враждой политических коалиций, к которым они относятся – Коалиции 8 марта во главе с «Хизбаллой» и Коалиции 14 марта во главе с движением «Мустакбаль» Саада Харири. В свою очередь это соперничество является отражением региональной геополитической вражды между Ираном и Саудовской Аравией. В иранской прессе не раз появлялись сообщения о том , что главным актором, торпедирующим президентские выборы в Ливане является Саудовская Аравия, элита которой категорически несогласна с возможной победой Ауна и усилением тем самым позиций «Хизбаллы».

Между тем,  внутри Ливана ситуация складывается благоприятно для достижения консенсуса между Коалициями 8 и 14 марта. В конце октября движение «Мустакбаль» Саада Харири выразило полную поддержку ливанской армии, ведущей борьбу с экстремистами в Триполи и в Арсале. 3 ноября с.г. лидер движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла, выступая на митинге, посвященном шиитскому траурному мероприятию Ашура (поминовение Имама Хусейна) неожиданно похвалил движение «Мустакбаль» за занятую позицию и объявил о намерении начать с ним диалог. «Оливковая ветвь мира», протянутая Насраллой, вызвала большой энтузиазм в стане противников «Хизбаллы» — Коалиции 14 марта. Посредниками в таком диалоге в настоящее время выступают спикер ливанского парламента Набих Берри и лидер ПСП Валид Джумблат. 22 марта спикер ливанского парламента Набих Берри в интервью ливанской газете «Ан-Нахар» оптимистично высказался о перспективах такого диалога. В тот же день делегация движения «Мустакбаль» во главе с министром внутренних дел Ливана Нухадом Машнуком вылетела в Эр-Рияд для обсуждения с Саадом Харири практических мер по продвижению таких переговоров.

Чем же объясняется «смягчение» позиций политических противников? Коалиция Харири в течение восьми последних лет активно использовала в политической борьбе против «Хизбаллы» религиозных экстремистов-салафитов, прежде всего из Триполи. Однако в последнее время экстремистские ячейки стали все больше выходить из-под контроля. Этому немало способствовала и гражданская война в соседней Сирии. Деятельность джихадистов все больше стала угрожать политическим позициям статусных семей Харири и Микати, из-под влияния  которых экстремисты фактически уводили «суннитскую улицу». Кроме того, волна прошлогодних терактов в Ливане серьезно подмочила репутацию блока Харири. В результате было принято решение занять умеренные позиции и встать в авангарде борьбы с терроризмом.

В свою очередь «Хизбалла», глубоко втянутая в сирийский конфликт, не рассчитала свои силы и столкнулась с угрозой потери своего доминирования в ливанской политической системе. Вести войну на два фронта: против «Джабхат ан-нусры» в Сирии и своих противников в Ливане чрезвычайно трудно, а на трех (с учетом противостояния Израилю) практически невозможно. Кроме того активизировался американский накат на движение «Хизбалла». Еще летом волна американских санкций коснулась ряда крупных ливанских банков, сотрудничающих с «Партией Бога», в том числе Ливанско-Канадского Банка и банка FBME,  активно оперирующего на Кипре. 12 ноября американский посол в Бейруте Дэвид Хейл вновь обрушился на «Хизбаллу», заявив о том, что «ситуация,  когда одна политическая партия имеет монополию на вооруженную силу, ненормальна». В этих условиях нужно искать политический консенсус.

В то же время «Хизбалла» в заявлении Насраллы от 15 ноября впервые официально объявила о том, что Аун является ее кандидатом на президентских выборах. Это было сделано, несмотря на то, что фигура Ауна вызывает стойкую неприязнь у Коалиции 14 марта. Внешне нелогичная тактика «Хизбаллы» понятна в контексте проблем, переживаемых регионом. Лидеры «Хизбаллы» сейчас понимают, что время играет на их стороне. В условиях борьбы с джихадистской угрозой вооруженные формирования «Хизбаллы» имеют жизненную важность для Ливана. Поэтому диалог с блоком Саада Харири будет продолжаться. В Ливане внимательно отслеживают ход переговоров Ирана с Западом по ядерной проблеме и надеются, что при их благополучном разрешении американцы признают за Ираном права модератора ливанской ситуации. В то же время вопрос выборов президента на нынешнем этапе имеет для «Хизбаллы» второстепенное значение.

43.84MB | MySQL:92 | 0,923sec