Развитие пакистано – китайских отношений и роль Китая в регионе: Часть 1 «Взгляд из Исламабада»

В последние недели тема «братских» пакистано – китайских отношений активно осуждается ведущими пакистанскими СМИ. По мнению пакистанских аналитиков, отношения  между двумя странами «достигли новых высот» в результате того, что в ходе ноябрьского (2014 г.) визита в КНР премьер – министра Пакистана Мияна Наваза Шарифа, состоявшегося по приглашению китайского правительства, где он принял участие в пакистано-китайском двустороннем диалоге Strengthening Connectivity And Partnership («Укрепление взаимосвязей и партнерства») было подписано 19 (!) соглашений и Меморандумов о взаимопонимании.

Эти соглашения и меморандумы, главным образом, относятся к совместным пакистано-китайским энергетическим и инфраструктурным проектам в рамках «Экономического коридора Пакистан – Китай», и, как ожидается, они должны привлечь китайские инвестиции в пакистанскую экономику на общую сумму 42 миллиарда долларов. Это, на наш взгляд, и как отмечают пакистанские аналитики, в частности, Малик Мухаммад Ашраф  в своей статье в авторитетной пакистанской англоязычной газете The News – cамый большой объем китайских инвестиций в проекты на территории Пакистана за последние годы. И действительно, такая сумма финансовых средств, выделяемых КНР Пакистану свидетельствует о возросшем уровне сотрудничества между двумя странами после прихода к власти правительства Наваза Шарифа в 2013 году.
         Конечно, речь здесь идет прежде всего о двустороннем экономическом сотрудничестве между Китаем и Пакистаном. Причем в Пекине уже давно прагматично смотрят на свои экономические связи с Исламабадом – времена прежних беспроцентных займов и ссуд со стороны КНР Пакистану ушли в прошлое – достаточно упомянуть строительство глубоководного морского порта Гвадар, которое еще не окончено,  на  пакистанском побережье Аравийского моря, сооружаемого при активном содействии Китая и участии китайских фирм – подрядчиков с правом доступа Китая в этот порт  для перевозке морских грузов, предназначенных для КНР.

В результате реализации предполагаемых энергетических проектов, о которых речь идет выше, совокупный объем дополнительный выработки электроэнергии для электроэнергетических сетей Пакистана должен составить 16520 мегават, что представляет очень большие показатели для такой страны, как Пакистан, в котором периодически, в силу разных причин, в том числе и из-за природных бедствий, происходят веерные отключения электроэнергии. Кроме того, отмечают пакистанские аналитики, в ходе визита Н.Шарифа в Пекин китайцы пообещали открыть «зеленый коридор» для  облегчения быстрого высвобождения финансовых средств для  их последующего  инвестирования в экономику Пакистана.
Кроме того, в Исламабаде с удовлетворением отмечают, что китайские президент и премьер-министр во время их переговоров с премьер-министром Навазом Шарифом, пообещали продолжение поддержки и содействия со стороны КНР экономическому развитию и стабильности в Пакистане. Со своей стороны  Н.Шариф также заверил китайских партнеров в неуклонной поддержке Пакистаном борьбы Китая против актов радикального исламистского терроризма в китайской провинции Синьзян, которая в течение длительного времени  остается источником тревоги для китайских властей

Рассматривая итоги визита Н.Шарифа в Китай, отмечают далее пакистанские эксперты, «никто будучи в своем трезвом уме не стал бы оспаривать претензию премьера Шарифа на то, что реализация этих соглашений и материализация «Экономического коридора Пакистан –Китай» положит конец нехватке электроэнергии в Пакистане, создаст один миллион новых рабочих мест для пакистанских граждан и, таким образом, введет Пакистан в новую эру экономического процветания»[1]. Правительство партии ПМЛ –Наваз (PML-N), которое, как отмечают далее пакистанские СМИ, является главным архитектором этого заметного улучшения экономических и политических связей Исламабада с Пекином, «заслуживает самых высоких оценок за его прагматизм и стратегическое видение, которые характеризуют эти новые инициативы»

Пакистанские СМИ с удовлетворением отмечают, что обе страны неустанно  работали и работают совместно для того, чтобы нейтрализовать негативный эффект того, что президент КНР отложил в сентябре этого года свой визит в Пакистан из-за обстановки в области безопасности в Пакистане, возникшей в результатет «грубой политики Имрана и Кадри» (имеется в виду массовые уличные протесты против правительства Наваза Шарифа, во главе которых стояли известные оппозиционные лидеры Имран Хан и Кадри  –авт.). Это, по их мнению, демонстрирует неотложность и важность того факта, что обе страны придают двустороннему экономическому сотрудничеству и открытию новых граней этого сотрудничества большую значимость в целях совместного экономического процветания во всем регионе. В этой связи Пакистан, как отмечается далее, «особо нуждается в быстро приносящих свои плоды энергетических проектах, с целью выйти из энергетического кризиса, охватившего всю страну и гарантирования энергетической безопасности в будущем». .

В то же время, растущие экономические связи между Пакистаном и Китаем, а также китайские усилия оживить проект т.н. «Великого Шелкового пути», также, как и способствовать созданию «Экономического коридора Пакистан –Китай» -которые обладают потенциалом создания и укрепления новых сильныйх экономических связей между странами Центральной Азии и Южной Азии, где проживает почти половина населения планеты – являются «занозой в боку Запада» (имеется в виду конкурирующие планы американского проекта «Нового Шелкового пути», которые Вашингтон давно вынашивает для реализации в данных регионах в противовес китайскому проекту «Великого Шелкового пути» — особого экономического и транспортного коридора для промышленных товаров и энергоносителей – авт.) И далее, отмечают пакистанские СМИ, «эти инициативы (совместные пакистано-китайские экономические проекты – авт.), скорее всего, нейтрализуют попытки США заблокировать доступ КНР к Малаккскому проливу, путем предоставления надежного и безопасного альтернативного выхода к Аравийскому морю». Пакистан, по мнению местных аналитиков, с другой стороны, рассматривает их [совместные проекты] как уникальную возможность для объединения экономических интересов обеих стран, настроенного на построение региональных связей между странами этого региона.

Говоря о политике США в этом отношении, пакистанские СМИ отмечают далее, что растущее экономическое могущество Китая, расширение его коммерческих интересов в государствах Южной Азии и в большинстве государств Центральной Азии, и, соответственно, укрепление его военной мощи для защиты этих коммерческих интересов, рассматриваются Вашингтоном и его союзниками как главная угроза их коммерческим и стратегическим интересам.

Что касается роли Китая в регионе и мире, то, по мнению пакистанских СМИ,  он неуклонно наращивает свои интересы во Вьетнаме, Малайзии, Сингапуре, Мьянме и на Филиппинах, которые  являются союзниками Вашингтона – по крайней мере, номинально. Китай уже построил или находится в процессе строительства портов в Бангладеш, Кении, Шри Ланке и Пакистане. Это строительство портов осуществляется не только в торговых целях, но и также  имеет военное предназначение. Так, в 2011 г., боевые корабли китайского ВМФ уже участвовали в операциях против пиратства в районе Западного побережья Африки.

А вот страны Запада, и, прежде всего, США, как считают пакистанские эксперты, лихорадочно преследуют цели «сдерживания» политики Китая. Поворот в американской политике в сторону ее концентрации на индо-тихоокеанском регионе диктуется, по мнению пакистанских аналитиков, резким ростом влияния Китая в мире. Помогая Индии стать региональной сверхдержавой и противовесом китайскому проникновению в данный регион и за его пределы страны Запада преследуют те же цели. Подобным образом, разубеждая Пакистан, отмечают пакистанские аналитики, против необходимости  выстраивания своих коммерческих и экономических интересов совместно с КНР, что также является одним из замыслов политики Запада, нацеленной на создание всяческих помех шагам Китая в осуществлении его экономических целей в данном регионе.

По мнению пакистанских экспертов, отношения дружбы и сотрудничества между Пакистаном и Китаем подкреплены взаимным доверием друг к другу и особыми связями. Развитие отношений с Китаем, считают они, всегда было и остается краеугольным камнем пакистанской внешней политики. Именно в силу союзнических отношений Пакистана с США и сильными связями с Китаем Пакистан дал возможность КНР облегчить окончание изоляции Китая на международной арене (здесь имеется в виду особая дипломатическая помощь Пакистана в подготовке и осуществлении исторического визита президента США Ричарда Никсона в Китай в 1972 г.- авт.). Пакистан также всегда поддерживал и поддерживает Китай по всем проблемам, представляющим особую важность и озабоченность для Пекина, особенно тем, которые относятся к вопросу китайского суверенитета над Гонконгом, Тайванем и Тибетским районом КНР., а также по другим чувствительным для КНР вопросам, таким как права человека. Эта позиция Исламабада нашла самую высокую оценку у лидеров Китая – начиная от Мао и заканчивая сегодняшним президентом КНР.

В свою очередь, отмечают пакистанские эксперты, Китай поддержал и продолжает поддерживать Пакистан по проблеме Кашмира и расширил свою экономическую и военную помощь Пакистану. Пекин, по их мнению, уже сыграл значительную роль в экономическом прогрессе Пакистана, участвуя в таких проектах, как строительство высокогорного Каракорумского шоссе, комплекса тяжелой индустрии в Таксиле  и строительстве коммерческих ядерных энергетических реакторов в Чашме (Chashma Nuclear Power Project ) III и IV очереди, Эти совместные проекты, как пишут пакистанские СМИ, — являются «памятниками нерушимых двусторонних пакистано-китайских связей».

Кроме того, как отмечают пакистанские аналитики, на фоне заключения т.н. «ядерной сделки» между США и Индией о передаче гражданских ядерных технологий Индии, которую Пакистан считает «актом дискриминации» (по отношению к нему – авт.), Китай  продемонстрировал «крепость отношений между двумя странами путем того, что согласился оказать нам помощь в этой области, несмотря на ограничения со стороны Группы ядерных поставщиков (NSG) и США». (Здесь имеется в виду возможность заключения т.н. ядерной сделки» между Пакистаном и КНР по образцу и подобию аналогичной сделки между Индией и США: однако до сих пор эта сделка скорее остается желанием Исламабада, чем реальностью, поскольку КНР пока что воздерживается от формализации своих отношений в ядерной области с Пакистаном, чтобы не вызывать раздражение и негативное отношение со стороны МАГАТЭ – а КНР является членом МАГАТЭ и Группы ядерных поставщиков – и США – авт.)

Заканчивая наш обзор взглядов пакистанских СМИ и аналитиков на развитие пакистано-китайских отношений в последнее время и роль КНР в регионе, отметим, что по мнению пакистанских экспертов «Новвое экономическое и стратегическое партнерство Пакистана с Китаем представляет прагматичный и нацеленный на будущее подход, который еще раз продемонстрировал, что обе страны находятся на пути к «вечной дружбе и сотрудничества», которые диктуются неизменными географическими реалиями, а также экономическими и стратегическими императивами. Оно также демонстрирует отход Пакистана от постоянной склонности смотреть на Запад (читай – США – авт.) за его поддержкой нужд Пакистана в области обеспечения своей безопасности и экономических нужд и это – шаг в правильном направлении».

В целом, анализируя взгляд из Исламабада на проблемы пакистано-китайских отношений и их развитие, а также роль, которую, по мнению пакистанской стороны, сегодня в мире играет Пекин, можно сказать, что в Пакистан продолжает свой прежний курс на всемерное укрепление стратегического партнерства и политических и экономических отношений со своим «всепогодным» союзником – КНР.

1.См. “The News”, November 11, 2014, p. 3

50.34MB | MySQL:110 | 0,901sec