Что стоит за угрозами лидеров «Исламского государства» Азербайджану?

8 января «министр внутренних дел» «Исламского государства» Абдул Вахид Худаяр Ахмад похвалил «шахидов» из Азербайджана за их действия в Ираке и Сирии. Одновременно он призвал азербайджанцев восстать против «прозападного режима Алиева».

Худаяр Ахмад особо указал на наличие у Азербайджана «огромных» нефтяных месторождений, являвшихся «одной из главных целей Гитлера во время Второй мировой войны». По его словам, «Мы должны освободить Баку, одну из самых драгоценных исламских стран. Несомненно, Азербайджан и его природные ресурсы будут восстановлены в исламском мире»

Анонсированная лидерами «Исламского государства» (ИГ) дестабилизация Азербайджана вызвала там серьезную тревогу. С одной стороны, численность азербайджанцев, ставших боевиками Абу Бакра аль-Багдади, исчисляется лишь сотнями человек, неспособными бросить вызов гораздо более многочисленной азербайджанской армии.

Однако президент страны Ильхам Алиев не может игнорировать рост симпатий к джихадистам. И хотя большая часть азербайджанцев являются шиитами, эта принадлежность является очень условной. В советское время и без того сравнительно невысокая религиозность азербайджанского общества, особенно городского, по сути, была выхолощена. И сейчас, во время религиозного «ренессанса», имеющая лишь поверхностные знания ислама местная молодежь под влиянием иностранных проповедников из арабских стран все чаще переходит в ваххабизм.

Как ни странно, подобному положению дел способствовало и увеличение доходов страны от добычи нефти и газа, которыми управляет ограниченный круг лиц режима Ильхама Алиева. Соответственно, это привело к заметному расслоению азербайджанского общества, представители которого пытаются найти выход, своего рода «универсальную формулу» решения проблем страны.

В связи с этим проект «настоящего мусульманского государства» Абу Бакра аль-Багдади становится особенно выигрышным. Он одновременно учитывает прежние пробелы «Аль-Каиды», делавшей исключительную ставку на суннитскую часть мусульман, так и подчеркивает ущербность «классических» светских режимов для «мусульманских» стран.

Их идеологическая (то есть религиозная) незащищенность, а также неравномерное распределение ресурсов, подавление любой, в том числе и неисламской оппозиции, автоматически программирует неспособность мирной смены властной верхушки. Соответственно, наиболее активная часть населения постепенно утрачивает иллюзии относительно способности изменить положение к лучшему и начинает задумываться о том, как «пойти иным путем».

Отрицательно на устойчивости азербайджанских властей сказывается и ухудшение их отношений с США. Так, параллельно с выпадами лидеров ИГ Комиссия по контролю за соблюдением религиозных свобод в мире (USCIRF) и Государственный департамент США резко критикуют режим И.Алиева за «репрессии против нетрадиционного ислама», закрытие «салафитских» мечетей и «ограничения на функционирование их организаций».

В связи с этим USCIRF указала, что по показателям соблюдения религиозных свобод Азербайджан находится на одном уровне с Афганистаном. Основанием для столь красноречивого вердикта стало ужесточение в 2014 г. национального законодательства, затруднившего деятельность радикальным исламским группам.

Среди них сторонники небезызвестных турецких исламских богословов Саида Нурси и Фетхуллаха Гюлена. Примечательно, что официальные представители США своими заявлениями напрямую защищают их от «репрессий азербайджанского режима». Согласно позиции Вашингтона, действия И.Алиева против них лишь повышают радикализацию общества.

Причем перспективы И.Алиева на сохранение стабильности в стране остаются туманными, поскольку ситуация в плане распространения исламского радикализма в Азербайджане выглядит явно запущенной. Так, к настоящему времени здесь были созданы настоящие ваххабитские оплоты. Например, они существуют в важном центре Азербайджана – Сумгаите. Серьезными в плане влияния и опасности можно считать ячейки радикалов в пригородах азербайджанской столицы.

Заметная концентрация ваххабитов наблюдается и на севере страны, где проживают многие представители национальных меньшинств, недовольных «перекосами» режима И.Алиева и невниманием к их проблемам.

Причем на территории страны уже действуют вооруженные группировки, еще в январе  2014 года объявившие о переходе к боевым действиям против официального Баку. Среди них «Дербентский джамаат», оперирующий на юге российского Дагестана и на севере Азербайджана, значительную часть «штыков» которого составляют этнические лезгины.

Таким образом это позволит одновременно рассчитывать и на дестабилизацию южной части РФ. Более того – учитывая присутствие на российской территории крупной азербайджанской диаспоры, экстремистские силы могут попытаться «раскачать» неустойчивые ее элементы для активизации своих действий и в других регионах страны.

В любом случае заявления ближайших соратников Абу Бакра аль-Багдади являются индикатором того, что далеко не всем в стране и за ее пределами импонирует нынешний курс официального Баку.

Важно, что обострение ситуации в Азербайджане способно вызвать дестабилизацию положения в стратегически важном для мирового энергетического рынка регионе. Примечательно, что угрозы в адрес Баку стали приходить в момент наращивания им экспорта газа турецкому союзнику и странам Европы.

Важность режима И.Алиева для мирового энергетического рынка дополнительно подчеркивается тем, что именно через азербайджанскую территорию ЕС рассчитывал также перебрасывать газ и из центральноазиатского региона. Соответственно, само по себе анонсирование переноса боевой активности ИГ в Азербайджан демонстрирует слабые места в энергобезопасности как Анкары, так и Брюсселя. «Турецкий фактор» в данном случае может быть даже определяющим, учитывая степень союзнических отношений режимов Эрдогана и Алиева. Также необходимо принять во внимание что первый в 2014 году заметно ухудшил свои отношения с США.

Впрочем, пока, без достижения реального перелома в боевых действиях в Ираке и Сирии перенос активности ИГ в Азербайджан выглядит несколько преждевременно. В этой связи угроза, озвученная соратниками Абу Бакра аль-Багдади, выглядит скорее демонстративной, чем реальной. Ведь реальная подготовка настоящего удара, казалось бы, должна была вестись в обстановке повышенной секретности.

48.39MB | MySQL:107 | 0,772sec