Пакистан: политический курс и проблемы занятости

В политическом противостоянии правящих кругов Пакистана и оппозиции вопросы занятости населения и безработицы нередко являются объектом спекулятивных обвинений, выдвигаемых оппозиционными политическими партиями, которые обвиняют руководителей страны в полном невнимании к этим острым социальным проблемам. В последний раз это произошло во время протестного движения со стороны Партии справедливости Имран Хана и новоиспеченной партии «Пакистанское народное движение» клерика Тахир-уль Кадри во второй половине 2014 года.

Сейчас, когда такого рода протестное движение практически забыто (в первую очередь вследствие трагедии 16 декабря в Пешаваре, когда террористы запрещенного движения «Техрик-и-Талибан Пакистан» расстреляли 148 подростков и учителей военного колледжа и еще 150 человек были ранены) можно спокойно разобраться, насколько справедливыми были обвинения со стороны указанных двух политических деятелей (хотя нам представляется, что богослова Тахир-уль Кадри едва ли можно назвать политиком, скорее это типичный представитель пиара, уже пытавшийся в начале 2013 г. заявить о себе как политик, но довольно бесславно закончивший тогда свой протестный «Марш миллионов» из Лахора на столицу). Мы не касаемся политической составляющей претензий со стороны оппозиции к правящим кругам во второй половине 2014 г., равно, как и не намерены детально анализировать экономические требования протестантов. Это все уже пройденный этап, к которому нет смысла возвращаться в настоящее время. В данном случае важно определить то, в какой степени правомерно в целом предъявлять любому руководству страны серьезные претензии по поводу существующей безработицы и логично ли обвинять только правительство в невозможности кардинально решить проблему занятости?

Заметим лишь, что в первую очередь было выдвинуто обвинение в невозможности правительства Наваз Шарифа преодолеть энергетический кризис (помимо политических претензий), который действительно является главным препятствием на пути ускорения экономического развития страны (хотя энергетический кризис заметно развивался и во время пребывания у власти предыдущего гражданского руководства Зардари/Гилани). И далее оппозиция обвинила руководство Пакистана в невозможности повысить занятость среди неработающего экономически активного населения, причем делалось это без какого-либо реального обоснования или оперирования конкретными цифрами, а лишь на основе общей констатации факта существования безработицы в стране, которая, как известно, наличествует в той или иной степени в любом государстве, независимо от уровня его социально-экономического развития.

Хотя вполне очевидно, что объективно невозможно было в течение сравнительно короткого промежутка времени (практически полтора года пребывания у власти нового гражданского правительства во главе с Наваз Шарифом, с мая 2013 г.) решить хотя бы частично такую сложную социальную проблему как безработица и неполная занятость, создать в широких масштабах новые рабочие места в условиях незначительного экономического роста в таких абсорбентных отраслях как мелкое промышленное и ремесленное производство, а также в традиционной и модернизированной агросфере, т.е. в тех областях, которые также показывали низкие темпы роста, явно недостаточные для того, чтобы обеспечить заметное сокращение безработицы.

По официальным данным ведущего правительственного социально-экономического источника «Pakistan Economic Survey», публикуемого ежегодно в июне месяце/1/, население Пакистана составляло в 2014 г. 188 млн человек/2/, что означает среднегодовые темпы роста численности населения в размере 2%. Однако многие пакистанские и международные эксперты, включая автора этих строк, сходятся во мнении, что как темпы роста населения, так и его численность существенно занижены. Попытки провести перепись населения в 2011 г. полностью провалились; последняя перепись была проведена в 1998 г., в соответствии с которой население страны было определено в размере 132.25 млн человек.

И все же в марте 2011 г. в Пакистане была проведена другая перепись — домовладений, которая точнее, нежели простейшая экстраполяция численности населения страны после переписи 1998 г., может предоставить такую информацию. В результате предварительной обработки итогов переписи домовладений демографы пришли к выводу, что численность населения страны в 2011 г. составляла скорее всего не менее, чем 195 млн человек, что означает среднегодовой прирост после переписи населения в 1998 г. в размере 3%(!), но вовсе не 2%, как это утверждали пакистанские официальные органы на протяжении всего первого десятилетия XXI в./3/ Такого же мнения придерживался один из наиболее известных пакистанских экономистов Шахид Джавед Бурки, считавший, что население Пакистана в 2012 г. приближалось даже к отметке в 200 млн человек/4/. А это позволяет сделать вывод, что население Пакистана в 2014 г. превышало 210 млн человек.

Проблемы занятости населения, равно, как и некоторые другие демографические вопросы мы, тем не менее, намерены рассмотреть, исходя из официальной статистики, поскольку вопросы безработицы и неполной занятости возможно проанализировать лишь на базе именно такой правительственной статистики, которая предоставляет детальную информацию такого рода (в частности, Статистический департамент Пакистана — «Pakistan Bureau of Statistics Division» — ежегодно, либо один раз в 2 года проводит Обзоры рабочей силы — «Labour Force Survey»; последний такой Обзор был проведен в 2012/13 г., который в значительной степени лег в основу нашего анализа в сфере занятости в Пакистане).

В соответствии с официальной пакистанской статистикой трудоспособное население насчитывало в 2014 г. примерно 65 млн человек, и уровень безработицы был определен в размере 6.2%/5/ (хотя нам представляется, что эти цифры занижены); при этом безработица в сельской местности повысилась только за последний, 2014 год с 4.7% до 5.5%, а в городе число безработных стабильно находилось в последние несколько лет на уровне 8%. Заметим, что в 2006 г., например, в Пакистане был зафиксирован такой же уровень безработицы, как и в 2014 г., т.е. 6.2%/6/. При этом, больше безработных среди женского населения (9%), в то время как процент безработных мужчин колеблется на уровне 5.4%.

В этой связи едва ли можно считать полностью обоснованными выдвигавшиеся оппозицией в рамках протестного движения осенью 2014 г. обвинения в адрес правительства по поводу высокой и постоянно растущей безработицы.

Вполне очевидно, что ничего нового в этой проблеме нет, и то, что безработица выбиралась демонстрантами в качестве одной из причин неспособности правительства руководить страной вполне можно расценивать как своего рода пиар. Так было не только в прошлом году, но и во время упоминавшегося выше «Марша миллионов» в январе 2013 г., и даже в первой половине 80-х годов ХХ в., когда организовывались «Движения за восстановление демократии», где протестанты связывали существование сравнительно высокого уровня безработицы в том числе с отсутствием демократических принципов в обществе.

Для сравнения хотелось бы привести данные по уровню безработицы в ряде соседних государств, в первую очередь в Индии, где этот параметр достиг 9% в 2013 г./7/ При этом в стране наблюдается весьма высокий экономический рост, превышающий в последние годы 6% в среднем в год. Более того, МВФ в своем докладе о развитии мировой экономики в 2015 г. прогнозирует рост ВВП на уровне 6.5% и выход Индии на первое место в мире по этому показателю к 2017 г., опередив Китай/8/. В Бангладеш, где темпы экономического роста заметно ниже, уровень безработицы в течение последних 6-ти лет колеблется в рамках 5%/9/. На Шри Ланке этот показатель в последние три года составляет в среднем 4.5%/10/.

Было бы неверным считать, что правительство не принимает меры для сокращения уровня безработицы и неполной занятости (в Пакистане, равно, как и во многих других странах, весьма развита сезонная занятость в сельском хозяйстве, преимущественно во время сбора урожаев тех или иных культур; в первую очередь это связано с женской сезонной занятостью в сельской местности).

Правительство неоднократно принимало т.н. Программы переобучения сельского и городского неработающего населения (в первую очередь для женщин, полугодичные/годичные курсы) с целью профессиональной переподготовки или обучения профессиям, востребованным в тот или иной период времени/11/. При этом учитываются потребности не только агросферы, но и возможности работы в кустарной промышленности, строительстве, даже в розничной торговле. Особое внимание такого рода Программы занятости уделяют молодежи в возрасте от 15 до 30 лет, организованы и действуют на постоянной основе специальные компьютерные курсы с целью обучения начальной компьютерной грамотности. Подобная Программа была пересмотрена в 2013 г., уже после прихода к власти в стране правительства Наваз Шарифа с целью расширения ее возможностей для молодежи. В общей Программе по расширению занятости населения в указанном году впервые было зафиксировано предоставление беспроцентных кредитов для организации производства в мелком промышленном секторе экономики, на что выделялось в общей сложности 3.5 млрд рупий (курс рупии составляет 100 рупий за 1 доллар США)/12/.

Естественно, что эти и некоторые другие меры, направленные на расширение занятости и сокращение уровня безработицы в стране представляют собой своего рода паллиатив, поскольку лишь стабильный экономический рост во всех отраслях, в первую очередь в сельском хозяйстве сможет обеспечить реальное сокращение безработицы. Хотя, справедливости ради следует сказать, что существуют иные, объективные факторы, способные свести практически на нет усилия руководства Пакистана на этом направлении; здесь имеются ввиду такие негативные природные явления как наводнения и засухи, которые наносят существенный ущерб в первую очередь сельскому хозяйству (случается, что после такого стихийного бедствия на огородах просто нечего собирать). В 2010 г., например, ущерб от наводнения, носившего характер национальной трагедии, составил 10 млрд долл., несколько меньшие по своим масштабам наводнения произошли и в 2011, 2012 и 2013 гг., наводнение осенью 2014 г. почти сравнялось по своим масштабам с аналогичным в 2010 г., ущерб от него достиг, по предварительным данным, 8 млрд долл. Соответственно, запланированный на 2014/15 г. экономический рост в размере свыше 5% не будет достигнут; по мнению экспертов Всемирного банка рост ВВП в Пакистане в указанном году не превысит 4.3%/13/.

 

1. Финансовый год в Пакистан начинается 1 июля данного календарного года и заканчивается 30 июня следующего года.

2. Pakistan Economic Survey 2013-14. Islamabad, Government of Pakistan, 2014, p. 179.

3. Abdul Sattar Khan. Population shoots up by 47 percent since 1998. // The News (Karachi). 29.02.2012.

4. Shahid Javed Burki. Not Quite Yet a Failed Economy // Economic & Business Review (Karachi). 2.07.2012.

5. Pakistan Economic Survey 2013-14. Islamabad, Government of Pakistan, 2014, p. xii-xiii.

6. Parveen Zaiby. Employment strategy, problems and policies // Business & Finance Review (Karachi). 6.10.2008.

7. Информационный сайт «EREPORT.ru. Мировая экономика». http://www.ereport.ru/stat.php?count=india&razdel=country&table=ueecia. 12.09.2014.

8. The Economic Times (Mumbai). 21.01.2015.

9. Информационный сайт «EREPORT.ru. Мировая экономика». http://www.ereport.ru/stat.php?count=bangladesh&razdel=country&table=ueecia. 22.01.2015.

10. http://ru.tradingeconomics.com/sri-lanka/unemployment-rate. 21.01.2015.

11. Pakistan Economic Survey 2013-14. Islamabad, Government of Pakistan, 2014, p. 189-191.

12. Ibid., p.191.

13. The World Bank cautions // Business Recorder (Karachi). 15.10.2014.

31.15MB | MySQL:67 | 0,715sec