Социально-экономическая ситуация в Иране: декабрь 2014 – январь 2015 г.

Неспособность Ирана достичь договоренности с «шестеркой» на переговорах по ядерной проблеме в ноябре 2014 г. в Вене, падение цен на нефть, а также слухи о возможном обрушении курса иранского риала были одними из главных факторов оказавших существенное негативное влияние на социально-экономическую ситуацию в ИРИ в декабре 2014 г. – январе 2015 г.

В январе 2015 г. иранские аналитики констатировали, что, несмотря на меры предпринимаемые руководством Исламской Республики, над производственным сектором страны вновь нависла угроза рецессии. Во многом складывающуюся ситуацию они объясняли тем, что иранские инвесторы по-прежнему остаются заинтересованы во вкладывании средств в строительный сектор, а также те проекты, которые приносят быструю отдачу. Участие в проектах «на перспективу» остается для иранских деловых кругов малопривлекательным. В свою очередь, инвесторы оправдывали свое поведение тем, что пребывают в состоянии полной неопределенности относительно как политического, так и экономического будущего Ирана. На этом фоне  в декабре 2014 – январе 2015 гг. Тегеранская биржа ценных бумаг переживала явно не самые лучшие свои времена. Одновременно, в указанный период, правительство ИРИ было вынуждено существенным образом усилить контроль за валютно-финансовым рынком и рынком ценных бумаг.

Падение стоимости барреля нефти оставалось одним из главных вызовов, с которым столкнулось иранское руководство в конце 2014 – начале 2015 гг. В представленном в декабре 2014 г. на рассмотрение Меджлиса бюджете на 1394 г. по иранской солнечной хиджре (март 2015 – март 2016 гг.), стоимость нефти была заложена из расчета 72 доллара США за баррель, что не соответствовало текущим рыночным реалиям и вызвало вопросы со стороны депутатов парламента. Одновременно в местную прессу попала информация о том, что депутаты Меджлиса разрабатывают новый закон о работе Фонда национального развития (ФНР). В случае, если документ будет одобрен, государство окажется обязано отчислять в пользу ФНР не 20% поступлений от нефтяного экспорта (как это происходит сейчас), а практически всю их сумму. Таким образом, как считают депутаты, удастся значительно сократить зависимость ИРИ от колебаний цен на нефть. Иными словами, основным источником наполнения бюджета и покрытия текущих расходов государства планировалось сделать налоги и прочие ненефтяные источники дохода.

Как отмечают иранские обозреватели, в декабре 2014 г. – январе 2015 г. правительство Х.Роухани и само разрабатывало ряд мер по увеличению объемов ненефтяных доходов бюджета. В краткосрочной перспективе существенную выгоду предполагалось извлечь от приватизации иранских госпредприятий, а также от продолжения реформирования системы государственных субсидий. В первом случае, правительство ИРИ планировало ускорить приватизационный процесс, чьи темпы были снижены после прихода на пост президента ИРИ Х.Роухани. Как считается, его предшественник, М.Ахмадинежад, существенным образом злоупотребил своими полномочиями и стал перераспределять государственную собственность не в интересах частного сектора страны, а в интересах лояльных ему кланов и лиц. В результате, Х.Роухани временно приостановил процесс приватизации, чтобы взять паузу и разобраться в складывающейся ситуации. Однако итогом такого решения стало то, что бюджет ИРИ недополучил значительный объем средств. Так, если в период с марта 2012 по март 2013 гг. приватизация госпредприятий принесла 18 млрд долл. США, то в период с марта 2014 по январь 2015 гг. этот показатель составил лишь 1,4 млрд долл. США.

В 1394 г. по иранской солнечной хиджре руководство ИРИ планировало пересмотреть свой подход к приватизационному вопросу. Оно рассчитывало увеличить количество предприятий, выставляемых на приватизацию, и получить от этого доход в размере 38 млрд долл. США за период с конца марта 2015 по конец марта 2016 гг. Предполагалось проводить процесс приватизации как в форме выставления на торги части акций госкомпаний, так и путем прямой продажи их активов.

В случае с реформированием системы госсубсидий, правительство Х.Роухани намеревалось продолжить начатые еще при М.Ахмадиежаде преобразования. Помимо сокращения объемов дотаций, выделяемых на поддержание низкого уровня цен на топливо и ряд потребительских товаров, руководство ИРИ планировало исключить из списка лиц, получающих прямые денежные выплаты от государства, граждан с высоким уровнем дохода. В комплексе указанные меры должны были существенным образом облегчить дотационное бремя, лежащее на иранском бюджете.

Вместе с тем, как справедливо отмечают иранские эксперты, активизация приватизационного процесса и реформирование системы госсубсидий являются временными мерами, которые должны дать эффект лишь в краткосрочной перспективе. На этом фоне, для снижения зависимости страны от экспорта нефти иранским правительством прорабатывался и ряд долгосрочных мер. Часть из них была направлена на повышение эффективности налоговой системы и усиление ее роли в наполняемости государственного бюджета. Последнее подразумевает необходимость проведения целого ряда преобразований, включая очевидное внесение изменений и в законодательную базу. Иранские эксперты уже заговорили о грядущем включении в число структур, подпадающих под налогообложение, религиозных фондов и иных организаций, ранее освобождавшихся от налогов.

Показательной, в этой связи, стала речь Х.Роухани, произнесенная им 4 января 2015 г., в которой он заявил о необходимости собирать налоги со всех структур, ведущих экономическую деятельность. Он также обосновал и потребность в активном вовлечении частного сектора в экономическую жизнь страны, сказав, что монополии не смогут стать двигателем будущих преобразований.

Отдельное внимание в ИРИ уделялось вопросу развития ненефтяного экспорта. По экспертным оценкам в 1394 г. по солнечной хиджре его объемы вырастут на 12%. Причем этому не сможет помешать и тот факт, что один из основных потребителей иранских ненефтяных продуктов – Ирак – находится фактически в состоянии гражданской войны.

В целом, 2015 г. оценивается для ИРИ как весьма сложный. Так, эксперты ожидают, что инфляция в этом году не упадет ниже уровня 15-20%, чему помимо сложной внешнеполитической ситуации, нестабильности мирового рынка нефти, а также внутренних экономических проблем ИРИ структурного характера, будет способствовать и реализация очередной фазы реформ в сфере сокращения и монетизации государственных субсидий. Многое будет зависеть и от прогресса переговоров по иранской ядерной программе. В случае их успеха иранские эксперты предполагают, что экономический рост ИРИ может достичь 5%. В слчае же их провала или дальнейшего затягивания лишь 2%.

Основные макроэкономические показатели

В январе 2015 г., характеризуя промежуточные итоги деятельности своего правительства, Х.Роухани заявил, что за прошедшее время ему удалось добиться существенных результатов в стабилизации социально-экономической ситуации. В частности, он отметил, что за прошедшие полтора года правительство смогло более чем вдвое сократить темпы роста уровня инфляции (с 40% до менее 20%), а также добиться начала роста ВВП страны, который к январю 2015 г. составил 4% в год.

В январе 2015 г. ЦБ ИРИ опубликовал новый отчет о состоянии иранской экономики. В частности, эксперты иранского Центробанка подтвердили данные о начале роста ВВП страны. В период с апреля по конец сентября 2014 г. его темпы в среднем составили 4% в год. В 2013 г. этот показатель имел отрицательное значение и был равен -2,4%. При этом рост нефтяной отрасли в апреле — сентябре 2014 г. составил 9,2%, в год в то время как самый крупный сектор иранской экономики — сектор услуг — рос лишь на 2.5% в год. В целом, вклад различных секторов и отраслей в рост ВВП ИРИ в указанный период распределился следующим образом: промышленность и шахты — 39%, услуги — 34%, нефть — 20% и сельское хозяйство — 7%.

Вместе с тем, отчет ЦБ ИРИ также констатирует, что рост иранской экономики в апреле — сентябре 2014 г. был весьма нестабилен. Действительно, весной 2014 г. показатель ВВП продемонстрировал значительную тенденцию к увеличению, что явно контрастировало с продолжительным периодом рецессии накануне апреля 2014 г. Однако уже летом 2014 г. темпы роста ВВП в годовом исчислении стали замедляться, что было заметно как по экономике в целом, так и по ее отдельным отраслям. В частности, если весной 2014 г. показатель ВВП ИРИ рос на 4,4% в год, то летом того же года он увеличивался лишь 3,7%. Показатель темпов роста для горнодобвающего сектора весной и летом 2014 г. был равен 17% и 3% соответственно. Более того, изменения показателя ВВП по различным отраслям страны были весьма неравномерными. Так, строительный сектор продемонстрировал отрицательный рост в -1% весной 2014 г., но уже летом 2014 г. показал положительную динамику в 15%. По данным ЦБ ИРИ, государственные расходы весной 2014 г. увеличились на 8,7%, но сократились летом того же года на -0,7%. В указанный период, экспорт товаров и услуг из Ирана вырос на 3% весной и на 16% летом 2014 г.

По данным ЦБ ИРИ в последнем квартале 2014 г. вновь возобновилась негативная тенденция роста темпов инфляции в стране. Если в сентябре 2014 г. этот показатель составлял 14,4%, то к январю 2015 г. он увеличился до 16,7%. В декабре 2014 г. уровень инфляции по отношению к предыдущему месяцу составил 1,9%. В январе 2015 г. ЦБ ИРИ прогнозиррвал, что в текущем году он сможет стабилизировать темпы роста инфляции на уровне 15% и снизить ее до уровня менее 10% в 2016 г.

По данным ЦБ ИРИ за январь 2015 г. ситуация на рынке труда в 2014 г. не претерпела существенных изменений. После неплохих показателей лета 2014 г., когда уровень безработицы опустился до 9,5%, с осени 2014 г. негативные тенденции вновь возобладали. Уровень безработицы переступил порог в 10% и составил 10,5%, что было даже незначительно выше, чем показатели осени 2013 г. (10,3%). В целом, ситуация на рынке труда ИРИ останется напряженной. В ближайшее время в ряды экономически активного населения должны будут влиться несколько миллионов бывших студентов и выпускников школ. Исходя из существующих тенденций стране будет сложно предложить им достаточное количество рабочих мест (в том числе, по специальности).

В январе 2015 г., впервые с сентября 2014 г., произошло замедление темпов роста инфляции в ИРИ. В январе 2015 г., этот показатель снизился до 1,6% против 1,9% в декабре 2014 г. В годовом же исчислении инфляция составила 15,7%. В январе 2015 г. индекс цен производителей был стабилен и составил 12,7% за период с января 2014 по январь 2015 гг.

Бюджетная политика

К январю 2015 г. иранское правительство завершило работу над проектом бюджета на 1394 год по солнечной хиджре и передало готовый документ на рассмотрение меджлиса. Как отмечали эксперты, с самого начала новый бюджет оказался весьма спорным. Правительство прогнозировало свои прибыли на уровне 79 млрд долл. США. При этом 31% от всех поступлений должен был обеспечить экспорт нефти и газовых конденсатов. Предполагалось, что в период с конца марта 2015 г. по конец марта 2016 г. Иран будет поставлять на внешние рынки 1 млн баррелей сырой нефти и 0,3 млн барреля газовых конденсатов. Однако стоимость барреля заложенная при этом в бюджет равнялась 72 долл США при официальном обменном курсе в 28500 иранских риалов за 1 долл. США (против 26500 в 1393 г). Вместе с тем, уже на начало января 2015 г. было очевидно, что прогноз иранского правительства относительно стоимости барреля нефти весьма оптимистичен. На этом фоне, иранские эксперты подчеркивали, что при средней стоимости барреля в 50 долл. США, которую они считали наиболее вероятной для второй половины 2015 г., недобор средств составит 7,5 млрд долл. США. Одновременно проект бюджета давал правительству весьма ограниченные возможности по восполнению указанного дефицита. Также критики отмечают, что наполнение бюджета и из остальных источников было рассчитано исходя из оптимистических сценариев, оставив, таким образом, кабинету министров Х.Роухани незначительную возможность для маневра.

Из наиболее эффективных инструментов, доступных правительству ИРИ для компенсации потерь от падения цен на нефть, могут быть дальнейшая девальвация официального курса иранского риала и дополнительный выпуск облигаций государственного займа. Однако, как в первлм, так и во втором случае, существует ряд проблем с применением указанных мер. С одной стороны, девальвация иранского риала может спровоцировать увеличение темпов роста инфляции, на что правительство Х.Роухани, скорее всего, пойти не готово. С другой стороны, принимая во внимание тот факт, что процентная ставка в Иране установлена на уровне выше 20%, предложить населению более высокую ставку по гособлигациям кабинету министров также будет сложно.

Расходы государственного бюджета распределились следующим образом. Их значительную часть — 58 млрд долл. США занимают текущие расходы, из которых 39 млрд долл. США выделено на зарплаты и пенсии гослужащих. На экономическое развитие страны выделено лишь 17 млрд долл. США. Предполагается, что именно за счет экономии на этой части своих расходов иранское правительство и попытается компенсировать потенциальную нехватку средств в бюджете на 1394 год по иранской солнечной хиджре. Большинство экспертов, высказывающих такое мнение, исходят из того, что покрытие бюджетного дефицита за счёт экономии на средствах, направляемых на экономическое развитие страны, стало уже давно сложившейся практикой. Так,  в 2012 — 2013 и 2013 — 2014 гг. на нужды развития правительство ИРИ выделило менее 40% запланированных средств, потратив остальные 60% на текущие расходы. В 2014 — 2015 гг. государство, предположительно, выделит на развитие экономики 73% от обещанных средств. Вместе с тем, экономия на развитии также является не самым желательным вариантом для иранского правительства, которому впервые за два года удалось добиться положительного роста ВВП и которое хочет сохранить указанную положительную тенденцию и в будущем.

В январе 2015 г. после передачи иранским правительством законопроекта бюджета на 1394 г. (март 2015 – март 2016 гг.) на рассмотрение Меджлиса существенно активизировалась деятельность представителей различных лобби, защищающих интересы различных экономических групп. В частности, ярко проявили себя представители железнорудной промышленности. Главной их задачей было снизить процент роялти, выплачиваемого государству. В 1393 г. (март 2014 – март 2015 гг.) он был установлен на уровне в 30%. В ходе переговоров с бюджетным комитетом Меджлиса лоббистам удалось снизить роялти на 1394 г. до 25%, что предположительно увеличит чистый доход производителей железной руды в будущем году на 8%. Вместе с тем, промышленники остались недовольны исходом консультаций, т.к. рассчитывали на роялти в 15%, и планировали продолжить обсуждение указанного вопроса в феврале – марте 2015 г.

Ситуация на Тегеранской бирже ценных бумаг (ТБЦБ)

В декабре 2014 г. фондовый индекс Тегеранской биржи ценных бумаг (ТБЦБ) упал на 3,8%. Таким образом, период с января по декабрь 2014 г. стал самым неудачным для ТБЦБ с 2008 г. После успешного 2013 г., продемонстрировавшего 131% рост фондового индекса, в 2014 г. данный показатель снизился на 21%. Коэффициент цена/чистая прибыль (отношение рыночной цены акции компании к чистой прибыли последней в расчете на одну акцию за определенный период) также снизился с 7.1 в январе 2014 г. до 5.3 в декабре 2014 г. Негативные тенденции на ТБЦБ аналитики объясняют неясным исходом переговоров о судьбе иранской ядерной программы  с «шестеркой» международных посредников, высокой банковской процентной ставкой, превышающей уровень инфляции, а также падением цен на нефть на мировом рынке нефти, которое грозит 15% дефицитом иранского бюджета в 2015 г. Помимо этого, падение нефтяных цен привело к снижению цен на ряд производимых в Иране товаров, включая продукцию металлургического, горнорудного и нефтехимического секторов.

В январе 2015 г. негативные тенденции продолжили определять ситуацию на ТБЦБ. По сравнению с декабрем 2014 г. фондовый индекс снизился на 5%, а коэффициент цена/чистая прибыль осталась на прежнем уровне в 5.3 (минимальный показатель с октября 2013 г.). На этом фоне объем торгов оказался на уровне 747 млн долл. США, что было вдвое ниже показателя за декабрь 2014 г.

Нефтегазовый сектор

В январе 2015 г. была введена в строй последняя газодобывающая платформа 12 блока нефтегазового месторождения «Южный Парс». С началом ее работы объем добываемого на 12 блоке (крупнейшем на месторождении)  газа вырос до 60 млн кубометров. Введение в эксплуатацию новой платформы было осуществлено в рамках реализации данного 30 апреля 2014 г. президентом Х.Роухани обещания начать добычу сырья на всех блоках «Южного Парса» к концу его президентского срока в 2017 г.

К январю 2015 г. Иран возобновил ранее приостановленную разработку нефтяного месторождения «Северный Йаран» (North Yaran Oilfield). Планируется, что к апрелю 2016 г. на нем будет добываться до 30 тыс. баррелей нефти в сутки. Месторождение располагается в провинции Хузестан в 130 км. от Ахваза на границе с Ираком (большая часть месторождения расположена на территории этой страны). Работы на месторождении были возобновлены в рамках общего указания министра нефти ИРИ Б.Н.Зангане ускорить разработку нефтяных полей, расположенных на западном берегу реки Карун. По состоянию на 7 января 2015 г. на «Северном Йаране» добывалось 5 тыс. баррелей нефти в сутки. На месторождении предполагалось пробурить 20 нефтяных скважин. Из них по состоянию на начало января 2015 г. 3 были подготовлены к пуску, 4 уже были введены в эксплуатацию, а также велась работа по бурению оставшихся 13. Запасы месторождения оценивались в 998 млн баррелей. Подрядчиком, ведущим бурение скважин, выступала Нефтяная инжиниринговая компания (Petroleum Engineering and Development Company).

По состоянию на январь 2015 г. уровень добычи нефти на иранском месторождении «Ядаваран» (Yadavaran) достиг 50 тыс. баррелей в сутки. Первая нефть была получена здесь еще в 2011 г. Руководитель проекта по развитию указанного месторождения Хади Назарпур (Hadi Nazarpour) заявил, что при сохранении текущих темпов работ ввод в эксплуатацию первой фазы «Ядаварана» завершиться к концу сентября 2015 г. К этому времени объем добычи нефти на месторождении составит 85 тыс. баррелей в сутки. Как отметил Х.Назарпур, к январю 2015 г. работы по вводу в эксплуатацию инфраструктуры первой фвзы закончены на 94%. Уже пробурено 55 нефтяных скважин. Строительство трубопровода, связующего месторождение с нефтепроводной сетью страны, установка устья скважин и развертывание производственной базы выполнены на 98%, 85% и 80% соответственно. Х.Назарпур отметил, что доказанные запасы месторождения «Ядаваран» оцениваются в 34 млрд баррелей (против изначальных оценок в 17 млрд баррелей). По словам руководителя проекта, уже подготовлена техническая документация для реализации второй фазы разработки месторождения. К началу января 2015 г. она была направлена на утверждение руководством Национальной иранской нефтяной компании (НИНК). Успешный ввод в эксплуатацию второго блока позволит вывести объем нефтедобычи на месторождении «Ядаваран» на уровень 180 тыс. баррелей в сутки.  (в том числе, за счет увеличения в ходе реализации второй фазы развития месторождения добычи легкой нефти на 90 тыс. баррелей и тяжелой на 45 тыс. баррелей в сутки). На этом развитие «Ядаварана» завершено не будет. Предполагается реализация и третьей фазы, по итогам которой добыча нефти на месторождении вырастет до 300 тыс. баррелей в сутки.

Иранские новостные агентства особо подчеркивают, что иракская сторона пока не преступила к развитию своей части месторождения «Ядаваран!.

По словам директора Национальной иранской газовой компании (НИГК) Хасана Монтазер-Торбати (Hassan Montazer-Torbati), в период с середины марта 2014 г. по начало января 2015 г., его компания добыла 158 млрд кубометров газа, что было на 16 млрд кубометров больше по сравнению со схожим периодом 2013 г. Это в свою очередь, по словам чиновника, позволило на 10 млрд кубометров увеличить поставки газа на нужды электростанций, которые постепенно сокращают использование жидкого топлива. Х.Монтазер-Торбати также заявил о 10% увеличении объемов экспорта иранского природного газа за рубеж. По его данным за указанный период они составили 8 млрд кубометров.

С точки зрения главы НИГК, одной из задач, стоящих перед компанией, является обеспечение нужд населения в пиковый период холодов. Предполагается, что в случае опускания температуры в ряде регионов до ‑15С потребление газа домохозяйствами возрастет до 100 млн кубометров в день.

Как заявил Х.Монтазер-Торбати, НИГК активно реализовывает инфраструктурные проекты в энергетической сфере. Одним из главных достижений компании за последний период был назван ввод в эксплуатацию транснационального трубопровода №10.

По словам Б.Н.Зангане, к декабрю 2014 г. объем добычи природного газа в ИРИ оценивался в более чем 600 млн кубометров в сутки.

По словам управляющего директора ПЕДЕК Абдолреза Хосейннежада, в 2015 г. Иран существенным образом увеличит уровень добычи нефти на т.н. «месторождениях «Западного Каруна»». Предполагается, что на месторождении «Северный Азадеган» добыча увеличится на 75 тыс. баррелей нефти в сутки, «Ядаваран» – на 35 тыс. баррелей в сутки, «Южный Азадеган! – 30 тыс. баррелей нефти в сутки, «Северный» и «Южный Йаран» – на более чем 50 тыс. баррелей в сутки. Итого в 2015 г. общее увеличение объемов производства нефти на указанных месторождениях составит 210 тыс. баррелей нефти в сутки. По словам А.Хосейннежада, министр нефти ИРИ лично придает высокую значимость развитию месторождений «Западного Каруна». Несмотря на то, что иранцы испытывали ряд трудностей с реализацией планов по разработке указанных нефтяных полей в прошлом, им удалось найти возможность сконцентрировать необходимые средства и направить их на развитие нефтедобычи на этих месторождениях. Подчеркивается, что в основном разработка ведется силами иранских компаний. В частности, по состоянию на январь 2015 г. операции по бурению скважин на указанных нефтяных полях осуществлялись Национальной иранской бурильной компанией (40 скважин), Национальной иранской компанией по развитию южных нефтяных месторождений (40 скважин), неназванной частной компанией, связанной с Фондом обездоленных (20 скважин) и еще одной неназванной частной иранской компанией с участием иностранного капитала (50 скважин).

По словам А.Хосейннежада, первая фаза разработки нефтяного месторождения «Северный Азадеган» будет завершена к весне 2017 г. с выводом объемов нефтедобычи на уровень 320 тыс. баррелей в сутки. При этом реализация проекта потребует инвестиций на сумму 5,8 млрд долл. США.

По словам Б.Н.Зангане, в течении 3 – 4 последующих лет ИРИ будет в состоянии добывать до 700 тыс. баррелей нефти из т.н. «совместных» месторождений.

По словам иранских чиновников, по состоянию на середину января 2015 г., приоритетными проектами в сфере развития газовой инфраструктуры для Тегерана были прокладка транснациональных газопроводов №6, 7, 9, 10 и 11, а также завершение работ по наращиванию производственных мощностей газоперерабатывающего завода Илам. При этом газопроводы №6, 9 и 11 имеют особое значение, т. к. строятся для обеспечения экспорта природного газа за рубеж. Со слов директора НИГК Асгара Сохейлипура (Asghar Soheilipour), финансирование строительства указанных трубопроводов будет осуществляться за счет средств, полученных от добычи нефти. Всего на завершение прокладки газопроводов №6, 9 и 11 требуется 2 млрд, 6 млрд и 4 млрд долл. США соответственно. Как заявил А.Сохейлипур, наибольшее внимание уделяется строительству трубопровода №6 (в ходе работ уже проложены 611 км труб на участке от Асалуйе до Ахваза). Протяженность трубопровода №9 составит более 1800 км. Он пройдет по маршруту Асалуйе – Ахваз – Дехголан – Базарган. Протяженность трубопровода №11 составит 1100 км. Пропускная способность газопроводов №9 и 11 составит 110 кубометров газа в сутки.

Для реализации газотранспортных проектов власти ИРИ также намерены привлечь иностранные компании. В частности, в январе 2015 г. управляющий директор Национальной иранской нефтяной компании (НИНК) Рукнаддин Джавади (Rokneddin Javadi) отметил, что с падением мировых цен на нефть, располагаемые НИНК финансовые ресурсы сократились вдвое, в результате чего иранцы еще более, чем ранее оказались чрезвычайно заинтересованы в привлечении иностранных инвесторов. На этом фоне, НИНК подтвердила факт проведения переговоров с японской Mitsubishi Group, а также южнокорейскими Samsung и LG. Отмечалось, что помимо японских выразили готовность инвестировать в развитие иранского нефтегазового сектора и итальянские компании (подчеркивая, что не собираются дожидаться полного снятия санкций для начала обсуждения своего участия в трубопроводных проектах).

В период с 12 по 15 января 2015 г. на острове Киш прошла 11 Международная энергетическая выставка (11th Kish International Energy Exhibition, Kish ENEX 2015). По данным иранской стороны, в мероприятии приняли участие 200 фирм, включая 70 иностранных компаний из Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Дании, Испании, Италии, Канады, КНР, Нидерландов, ОАЭ, Польши, Словении, США, Франции, Чехии, Швейцарии, Швеции и Южной Кореи.

В январе 2015 г. управляющий проекта по развитию нефтяного месторождения «Северный Азадеган» Керамат Бехбехани (Keramat Behbahani) заявил о том, что первая фаза разработки нефтяного поля завершена на 91%. Одновременно на рассмотрение НИНК была передана техническая документация по развитию второй фазы месторождения. К.Бехбехани подтвердил, что ход работ на месторождении «Северный Азадеган» несколько отстают от изначального графика. Это связано с тем, что ранее развитие проекта было заморожено на некоторое время для решения вопросов, связанных с экологической безопасностью. Определенные проблемы возникли и с китайским подрядчиком, что также вызвало задержки в реализации планов по развитию нефтяного месторождения.

11 января 2015 г. секретарь Совета по определению целесообразности принимаемых решений (СОЦПР) Мохсен Резаи (Mohsen Rezaei) заявил, что за последние три года потери Ирана от наложенных на него международных санкций составили 100 млрд долл. США. За этот период Тегеран не смог добыть и поставить на внешние рынки более 1 млрд баррелей нефти. По его мнению, нынешний набор применяемых против его страны мер экономического давления можно условно разделить на две группы. Первая включает санкции, реализуемые США через СБ ООН и ограничивающие возможности ИРИ по экспорту нефти. Ко второй группе санкций относятся американские меры, направленные на понижение мировых цен на «черное золото» руками Саудовской Аравии. Как заявил М.Резаи, если низкий уровень цен на нефть сохранится в среднесрочной перспективе, то ИРИ потеряет еще 100 млрд долл. США за ближайшие три года.

Горнорудная промышленность

К январю 2015 г. иранские власти заявили об увеличении доказанных резервов крупнейшей (по мнению иранских чиновников) на Ближнем Востоке золотодобывающей шахты Заршуран (Zarshouran Mine), расположенной в провинции Западный Азербайджан ИРИ, с 89 до 109 тонн. При этом подчеркивалось, что геологоразведочные работы на шахте не завершены и оценки ее запасов не окончательны. Введенный в ноябре 2014 г. в эксплуатацию золотодобывающий комплекс Заршуран способен производить 3 тонны 24-каратного золота в год, 1250 килограмм серебра и 500 килограммов ртути.

В начале января 2015 г. глава совета директоров иранской Организации по развитию и реконструкции шахт и горнорудной промышленности (Iranian Mines & Mining Industries Development & Renovation Organization, IMIDRO, ИМИДРО) Мехди Карбасиян (Mehdi Karbasian) заявил, что частному сектору в ИРИ разрешено вести добычу любых видов драгоценных и редких металлов за исключением урановой руды. Он подчеркнул, что на данный момент в стране уделяется недостаточное внимание добыче золота, титана, палладия и ванадия.

В период с 21 марта по 21 декабря 2014 г. объемы производства золотых слитков на золотодобывающем комплексе Моуте (Mouteh Gold Complex) составили 216 килограммов, что было на 21% больше по сравнению со схожим периодом 2013 г. (178 килограмм). Производство расположено в 295 км от Тегерана.

По данным Министерства промышленности, шахт и торговли ИРИ, к январю 2015 г. в стране существовало 15 золотодобывающих шахт. Из них 12 функционировали. Доказанные запасы золота в Иране оценивались в 320 тонн. Основными центрами золотодобычи являлись провинции Тегеран, Исфаган, Хорасан-Резави и Восточный Азербайджан. Помимо этого поиск залежей золота велся в провинциях Западный Азербайджан, Курдистан, Керман, Южный Хорасан, Язд, Кум, Хамадан, Зенджан и Центральная провинция.

По данным ИМИДРО, с начала апреля 2014 г. по начало января 2015 г. в ИРИ было добыто 39,2 млн тонн железной руды. Основной объем добычи руды приходился на долю горнорудных комплексов Чадормалю (Chadormalou) в провинции Язд (9 млн тонн), Гольгохар (Golgohar) в провинции Керман (7,5 млн тонн), Иранской  горнорудной компании (Iran Central Iron Ore Company) в провинции Керман (3,9 млн тонн), комплекса Сянган (Sangan) в провинции Хорасан-Резави (2,2 млн тонн) и Сирджан (Sirjan) в провинции Керман (1,97 млн тонн).

Металлургическое производство

По данным ИМИДРО на начало января 2015 г., в период с конца марта по конец декабря 2014 гг. в ИРИ было произведено 263 тыс. тонн чушкового алюминия. Основной объем производства пришелся на долю Иранской алюминиевой компании (Iranian Aluminum Company, IRALCO, 135 тыс. тонн), алюминиевой компании Ал-Махди (Almahdi Aluminum Company, 73 тыс. тонн) и алюминиевой компании Хормозал (Hormozal Aluminum Company, 55 тыс. тонн). В указанный период в ИРИ также было произведено 189 тыс. тонн алюминиевого порошка и 321 тыс. тонн алюминиевого гидрата.

В середине января 2015 г. министр промышленности, шахт и торговли Мохаммад Реза Нематзаде заявил о необходимости ускорить реализацию проектов, связанных с развитием сталелитейной промышленности ИРИ. Помимо этого, он дал высокую оценку эффективность работы сталелитейного завода Мобараке, а также сталелитейных производств в Исфагане и Хузестане, благодаря чьим усилиям объем экспорта иранской стали увеличился на 60% в 2014 г. Ранее сообщалось о намерении правительства исламской республики выделить 5 млрд. долл. США на развитие сталелитейных проектов на юге Ирана.

Цементная промышленность

Тяжелая политическая ситуация в Ираке негативным образом сказалась на состоянии цементной промышленности ИРИ. Как отмечают эксперты, продолжающиеся боевые действия официального Багдада против «Исламского государства» (ИГ) существенно снизили объем иракских закупок цемента из Ирана. Между тем именно иракский рынок был основным направлением экспорта для производителей указанного продукта в ИРИ. В итоге, к январю 2015 г. количество непроданного цемента оказавшегося на складах иранских производителей составило 18 млн тонн, что было равно примерно 30% объема его годового производства в Исламской Республике.  По этой причине, в январе 2015 г. союз производителей цемента ИРИ принял решение о приостановке деятельности предприятий на месяц. Одновременно иранские предприниматели обратились к государству с просьбой предоставить им дополнительные субсидии для компенсации возникших потерь прибыли.

Автомобилестроение

В период с апреля по декабрь 2014 г. в ИРИ было произведено 825 400 единиц автотранспорта. В схожий период 2013 г. этот показатель был равен 502 400. На долю легковых автомобилей в указанный период 2014 г. пришлось 104 729 (на 35,9% больше по сравнению со схожим периодом 2013 г.), из них 89 514 – седаны. Также в апреле – декабре 2014 г. было произведено 111 362 автофургона (против 13 555 в 2013 г.), 12 732 грузовика (против 1649 в 2013 г.), 362 автобуса и 104 микроавтобуса (против 11 в 2013 г.). К январю 2015 г. на долю автомобильного сектора приходилось 10% ВВП. В ИРИ существовало 25 автопроизводителей и было налажено сотрудничество с Peugeot Citroen, Volkswagen, Nissan, Toyota, Kia Motors, Proton и Chery.

Железнодорожный транспорт

4 января 2015 г. губернатор провинции Гилян  Мохаммад Али Наджафи (Mohammad Ali Najafi) сообщил о том, что российские и китайские инвесторы выразили свое желание вложить средства в строительство железной дороги Решт – Астара. Со слов губернатора, специалисты Министерства дорог и городского развития (Ministry of Roads and Urban Development) ИРИ, а также Организации по вопросам управления и планирования (Management and Planning Organization) Ирана были заняты изучением условий будущего контракта. Стоимость проекта оценивается в 466 млн долларов. Его практическая реализация должна быть завершена в течение следующих 18 месяцев.

В середине января 2015 г. посол ИРИ в Азербайджане Мохсен Пакайин (Mohsen Pakayeen) заявил, что Иран, Азербайджан и Россия намерены активизировать сотрудничество в сфере развития железнодорожного сообщения. Со слов дипломата, компании указанных государств уже подписали соответствующие документы. В этой связи для Ирана и Азербайджана приоритетной выступает реализация проекта по строительству железной дороги Решт – Астара.

Сельское хозяйство

Власти ИРИ намерены развивать производство оливок в стране с целью наращивания объемов их экспорта за рубеж. По состоянию на январь 2015 г. их потребление в Иране находилось на уровне 160 грамм на душу населения в год. Основные посадки оливковых деревьев в Исламской Республике расположены в провинциях Фарс, Керман, Хормозган, Систан и Белуджистан, Казвин, Голестан и Зенджан. Наибольшие площади посадок находятся в поселениях Аром и Гильван провинции Зенджан, а наименьшие из существующих в поселении Рудбар провинции Гилян.

В период с конца марта по конец декабря 2014 г. иранская провинция Мазандеран экспортировала 362 килограмма осетровой икры стоимостью 314 тыс. долл. США. При этом объемы поставок выросли более чем на треть по сравнению со схожим периодом 2013 г., когда провинция продала на внешнем рынке 219 кг осетровой икры на сумму 191 тыс. долл. США. Всего же в период с конца марта по конец декабря 2014 г. Мазандеран экспортировал 6619 тонн морепродуктов. Годовой объем производства указанной продукции в провинции оценивается в 65 тыс. тонн.

Заместитель министра сельскохозяйственного джихада, также возглавляющий Рыбоводческую организацию Ирана, Хасан Салехи (Hassan Salehi) заявил, что в период с марта 2013 г. по март 2014 г. объем производства осетровой икры в ИРИ составил 1,5 тонны. Предполагается, что в текущем иранском году (март 2014 г. – март 2015 г.), исчисляемом по солнечной хиджре, в стране будет произведено уже 2,5 тонны осетровой икры, из которых 2 тонны пойдут на экспорт. Со слов замминистра, в Иране уделяется особое внимание снабжению рыбоводческих хозяйств молодью осетровых. Вместе с тем Х.Салехи с сожалением отметил, что ряд соседей Ирана по Каспийскому морю не прилагают достаточных усилий для борьбы с незаконным выловом осетровых.

Внешняя торговля

В период с апреля по декабрь 2014 г. Иран экспортировал ненефтяных товаров на сумму 35,2 млрд долл. США, что было на 18% больше по сравнению со схожим периодом 2013 г. По словам главы Организации по развитию торговли Ирана (Trade Promotion Organization of Iran) Валиоллы Афхамирада (Valiollah Afkhami-Rad), основной объем иранских ненефтяных товаров поставляемых зарубеж пришелся на долю КНР (26%), ОАЭ (11%), Афганистана (7%) и Индию (6,3%). В тот же время ИРИ импортировала товаров на сумму 38,4 млрд. долл. США, что было на 15% больше по сравнению со схожим периодом 2013 г.

По словам главы иранского Национального коврового центра (National Carpet Center) Хамида Каргяра (Hamid Kargar), в период с конца марта 2014 г. по начало января 2015 г. экспорт иранских ковров ручной работы увеличился на 24%. Всего в этот период за границу было поставлено 3900 тонн ковров стоимостью 202 млн долл. США. Основными направлениями экспорта стали 80 стран.

Внешнеэкономические связи          

Афганистан

В седине января 2015 г. в иранскую прессу просочились новости о ведущихся между Тегераном и Кабулом переговорах по экспорту иранского природного газа в Афганистан.

6 января 2015 г. в Тегеране состоялась встреча между заместителем министра нефти ИРИ по вопросам международных и торговых связей Амир Хосейном Заманинийя (Amir-Hossein Zamaninia) с советником по национальной безопасности Афганистана Мохаммадом Ханифом Атмаром (Mohammad Hanif Atmar). В ходе переговоров обсуждались возможности налаживания взаимодействия между двумя странами в вопросах торгово-экономического сотрудничества. Особый интерес представляли вопросы сотрудничества  в энергетической сфере и наращивание импорта нефтехимических товаров из ИРИ. По словам А.-Х.Заманинийа, Иран уже сейчас готов увеличить объемы поставок дизельного топлива в ИРА, если это потребуется.

Как отметили иранские информационные агентства, усилиями властей Иран создал необходимую транспортную инфраструктуру для развития торгово-экономических связей с ИРА. Помимо этого, Тегеран выступает одним из важных доноров финансово-экономической помощи Кабулу и тратит до 50 млн долл. США ежегодно на поддержку афганских усилий по борьбе с наркотрафиком.

Венесуэла

10 января 2015 г. президент ИРИ Х.Роухани встретился со своим венесуэльским визави Николасом Мадуро в ходе визита последнего в Тегеран. Президенты подтвердили намерение далее развивать двустороннее торгово-экономическое сотрудничество. Х.Роухани заявил о необходимости углубления сотрудничества Ирана и Венесуэлы в рамках международных организаций, таких как ООН и ДН. Отдельное внимание иранский президент уделил проблеме колебаний цен на нефть и необходимости их стабилизации на «приемлемом» уровне, в том числе через взаимодействие стран в рамках ОПЕК.

Ирак

8 январе 2015 г. представители Ирана и Ирака активно обсуждали возможности по строительству ирано-иракской железной дороги, которая связала бы обе страны. По словам управляющего директора Железных дорог ИРИ (Islamic Republic of Iran Railways) Мохсена Пурсейеда Агайи (Mohsen Pour-Seyyed Aqaei), прокладка железнодорожной ветки протяженностью 30 км, которая свяжет пограничный пропускной пункт Шаламче с Басрой, является исполнением прямого указания президента Х.Роухани. Помимо этого, сторонам будет необходимо построить 700-метровый мост через Арвандруд. Как заявил М.Агайи, принципиальное согласие иракской стороны на реализацию проекта было получено. Строительство необходимой железнодорожной инфраструктуры будет вестись совместными усилиями.

10 января 2015 г. Иран подписал договор с Ираком об экспорте 25 млн кубометров газа в сутки.

По словам управляющего директора Железных дорог ИРИ (Islamic Republic of Iran Railways) Мохсена Пурсейеда Агайи (Mohsen Pour-Seyyed Aqaei), к январю 2015 г. возможности железных дорог Ирана по перевозке грузов и пассажиров оценивалась в 35 млн тонн грузов и 26 млн пассажиров в год. В планах руководства ИРИ значилось вывод этих показателей на уровень 198 млн тонн и 58 млн пассажиров соответственно.

12 января 2015 г. министр нефти Ирана Б.Н.Зангане провел встречу со своим иракским коллегой А.аль-Махди (Adil Abd al-Mahdi) в ходе которой обсуждались перспективы взаимодействия двух стран в нефтяной отрасли. Особое внимание было уделено вопросам развития т.н. «общих месторождений».

13 января 2015 г. секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) ИРИ Али Шамхани (Ali Shamkhani) в Тегеране провел встречу с министром нефти Ирака Адилем Абд аль-Махди. Обсуждая тему торгово-экономического взаимодействия двух стран, А.Шамхани отметил, что приоритетом Ирана является укрепление сотрудничества с соседями в рамках более глобального плана по снижению зависимости страны от экспорта нефти.

В период с начала апреля 2014 г. по начало января 2015 г. провинция Хузестан экспортировала товаров в Ирак на сумму 900 млн долл. США.

КНР

20 января 2015 г. министр сельскохозяйственного джихада ИРИ Махмуд Ходжати (Mahmoud Hojjati) и министр сельского хозяйства Китая Хан Чангфу (Han Changfu) подписали договор о сотрудничестве.  В соответствии с соглашением страны увеличат взаимодействия в сфере выращивания тепличной продукции, рыбоводства, садоводства, птицеводства и животноводства. Документ также подразумевает реализацию совместных исследовательских и инвестиционных проектов.

В середине января 2015 г. министр промышленности, шахт и торговли Мохаммад Реза Нематзаде (Mohammad Reza Nematzadeh) объявил о совместных ирано-китайских планах по созданию промышленного парка в порту Джаск. Еще в августе 2014 г. Х.Роухани объявил о решении создать промышленно-экономическую зону в Джаске и превратить его во второй по величине центр экспорта нефти в стране. Президент подчеркнул, что таким образом будет устранена зависимость ИРИ от острова Харг, как основного экспортного терминала. Немаловажно и то, что Бандар-Джаск расположен за пределами Ормузского пролива, и, как следствие, экспорт нефти из него не будет зависеть от изменения военно-политической ситуации в этой зоне. В свою очередь, трубопровод (пропускной способностью до 1 млн баррелей в сутки), который свяжет порт Джаск с расположенным на Каспийском море портом Нека, существенно увеличит региональную значимость Бандар-Джаска, как экспортного нефтяного терминала. Х.Роухани оценил работу по развертыванию необходимой инфраструктуры в Джаске как весьма сложную, на выполнение которой потребуется от 3 до 4 лет.

В начале января 2015 г. Б.Н.Зангане подтвердил факт разрыва контракта на разработку нефтяного месторождения «Азадеган» с китайскими подрядчиками. Причиной стала несоблюдение оговоренных сроков реализации контракта.

11 января 2015 г. Иран официально передал право на строительство первой фазы нефтехимического комплекса Масджед-е Солейман китайской компании.

Кувейт

9 января 2015 г. министр экономики и финансов ИРИ Али Тайебния (Ali Tayyebnia) провел встречу с кувейтскими деловыми кругами и экономистами, организованную на базе местной ТПП. В ходе диалога он пожаловался, что уровень торгово-экономических связей между ИРИ и Кувейтом не соответствует уровню политического диалога. В частности, министр указал, что если в 2012 г. объем торгового товарооборота между странами составил 187 млн долл. США, то в 2013 г. этот показатель имел тенденцию к снижению и был равен 154 млн долл. США.

Оман

В период с 5 по 7 января 2015 г. в Маскате состоялось 15 заседание ирано-оманской межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Для принятия участия в ней Оман посетил министр промышленности, шахт и торговли (Minister of Industries, Mines and Trade) Мохаммад Реза Нематзаде (Mohammad Reza Nematzadeh). К началу работы комиссии было приурочено открытие временной выставки иранских промышленных товаров.

В начале января посол ИРИ в Омане Али Акбар Сибевийе (Ali Akbar Sibeveih) объявил о планах иранского руководства построить в оманском городе Барка многоцелевой госпиталь. Стоимость проекта, реализацию которого планируется завершить в 2018 г., оценивается в 1,5 млрд долл. США. Госпиталь будет рассчитан на 400 койкомест. При нем предполагается построить четырехзвездочную гостиницу для удобства родственников пациентов. Персонал составит 400 – 500 человек, большая часть которых будет представлена иранскими специалистами. Планируется также привлекать к обслуживанию нужд клиники иранских врачей, работающих в Германии, США и Великобритании. Помимо непосредственно лечения пациентов со всех стран Персидского залива госпиталь будет выполнять и учебные функции, готовя оманских врачей и медсестер.

7 января 2015 г. посол  Али Акбар Сибуйе (Ali Akbar Sibouyeh) заявил, что правительства Ирана и Омана рассматривают возможности облегчения визового режима между странами. Дипломат также заявил, что к 2015 г. объем товарооборота между странами вышел на уровень 1 млрд долл. США. Он также подчеркнул, что государства намерены реализовать договоренность о строительстве газопровода между ними как только будут завершены предварительные работы технических комитетов.

Пакистан 

В начале января 2015 г. министр нефти ИРИ Б.Н.Зангане в очередной раз подтвердил готовность Ирана начать экспорт природного газа в Пакистан. С его слов, Тегераном были выполнены практически все необходимые условия. Трубопровод был проложен от Ассалуйе до порта Чахбахар, а также района Кенарак в провинции Систан и Белуджистан и выведен к пакистанской границе. Основной проблемой, как заявил Б.Н.Зангане, является то, что сама пакистанская сторона пока «не готова» получать «голубое топливо» из ИРИ. Между тем, подписанный между Тегераном и Исламабадом контракт подразумевает выплату Ирану неустойки (3 млн долл. США) за каждый день задержки реализации совместного проекта, начиная с января 2015 г. В связи с этим, пакистанская сторона уже запрашивала у иранцев возможности отсрочить дату ввода трубопровода в эксплуатацию. На этом фоне обращают на себя внимание заявления некоторых иранских экспертов о том, что даже если в январе 2015 г. Исламабаду удастся найти подрядчика на строительство пакистанской части газопровода, для завершения работ потребуется около 4 лет.

В начале января 2015 г. Б.Н.Зангане подтвердил, что Тегеран по-прежнему сохраняет намерение начать экспорт природного газа в Пакистан.

11 января 2015 г. генерал-губернатор иранской провинции Систан и Белуджистан А.Оусат-Хашеми (Ali Osat Hashemi) провел встречу с главой регионального правительства пакистанского Белуджистана А.Балоджем (Abdul Malik Baloch) в рамках двухдневного визита иранской делегации в указанную область. В ходе переговоров обсуждались возможности развития взаимодействия между провинциями. В частности, рассматривались перспективы открытия пунктов приграничной торговли в Паджгуре, Турбате и Гвадаре в дополнение к уже имеющемуся в Тафтане. Обсуждались перспективы сотрудничества по линии учреждений высшего образования. Помимо этого, руководитель пакистанского Белуджистана попросил своего коллегу рассмотреть вопрос о налаживании поставок электричества из Систана и Белуджистана.

Россия

По словам главы Рыбоводческой организации Ирана (Iran Fisheries Organization) Хасана Салехи (Hassan Salehi), с января 2015 г. 18 иранских компаний начнут экспорт морепродуктов в Россию. Среди возможной номенклатуры экспортируемых из ИРИ в РФ товаров Х.Салехи назвал форель, креветки, тунец, икру и лобстеров. При этом, со слова иранца, приоритетными для поставок в Россию считаются форель, креветки и тунец.

В начале января 2015 г. глава ТПП провинции Хамадан Хамид Реза Матин (Hamid Reza Matin) сообщил об увеличении объемов экспорта сельхозпродукции из указанной иранской провинции в Россию. По его словам, на рост поставок, в том числе, оказал влияние и предшествующий визит российской делегации в провинцию Хамадан. По итогам встреч местные производители якобы готовятся еще больше ориентироваться в своей работе на российский рынок. В то же время Х.Р.Матин с сожалением отметил, что некоторые внутрироссийские реалии могут препятствовать развитию сотрудничества (в частности, они не позволяют существенно нарастить поставки изюма из провинции Хамадан в РФ). Определенную проблему для укрепления взаимодействия с Россией также представляют нерешенные транспортные проблемы и сохраняющиеся сложности с финансовым сопровождением торговых операций.

Тунис

В начале января 2015 г. Иран и Тунис подписали предварительное соглашение о строительстве на территории Туниса линии по сборке иранских тракторов. По словам директора Иранской тракторной компании (Iran Tractor Manufacturing Company, ITMC, ИТК) Эззатоллы Хазена (Ezzatollah Khazen), в феврале 2014 г. стороны обсудят технические данные проекта и подпишут официальный договор 28 февраля 2015 г. ИТК владеет 9 заводами в ИРИ, расположенными в Тебризе, Сенендедже и Урмие. Она также имеет опыт развертывания производства в Венесуэле и Таджикистане. Помимо тракторов ИТК занимается выпуском различной сельскохозяйственной техники. Была основана еще при шахе в 1968 г.

Турция

В начале января 2015 г. делегация турецких деловых кругов посетила иранскую провинцию Семнан. Целью визита, в рамках которого бизнесменами было осмотрено около 20 промышленных объектов, явился поиск возможных вариантов для инвестирования средств в горнорудный сектор провинции. По словам гендиректора Экономической организации Семнана (Semnan Economic Organization) Амира Халилихаха (Amir Khalilikhah), иностранные инвесторы могут быть освобождены от уплаты таможенных пошлин, если добытая ими минеральная продукция будет проходить переработку перед экспортом.

В январе 2015 г. вступил в силу подписанное между Ираном и Турцией соглашение о торговых преференциях. В соответствии с ним экспорт 125 наименований товаров из Ирана в Турцию и 140 наименований товаров из Турции в Иран будет осуществляться по льготному таможенному тарифу.

Япония

Два крупнейших покупателя иранской нефти в Японии JX Nippon Oil & Energy Corp и Showa Shell Sekiyu KK подтвердили свое желание продолжить закупки углеводородов у ИРИ в 2015 г. Представители JX Nippon Oil & Energy Corp подтвердили, что в 2014 г. они импортировали из исламской республики 53 тыс. баррелей нефти в сутки и планируют сохранить уровень закупок на прежнем уровне и в 2015 г. Представители Showa Shell Sekiyu KK заявили о намерении с 1 апреля 2015 г. импортировать 70 тыс. баррелей в сутки из ИРИ. Другие японские потребители иранской нефти, такие как Cosmo Oil Co и Idemitsu, скорее всего также продолжат импортировать ее из ИРИ. В 2014 г. они покупали 15 тыс. и 2 – 3 тыс. баррелей иранской нефти в сутки соответственно.

29.49MB | MySQL:67 | 0,742sec