Иерусалимская городская агломерация: проблемы политические и административные

Де-факто и де-юре (согласно израильскому законодательству) Иерусалим является столицей Государства Израиль. Об этом было официально объявлено 13 декабря 1949 года. Уже на следующий день в Иерусалим из Тель-Авива, служившего временной столицей во время Войны за Независимость, переехала канцелярия премьер-министра, а 26 декабря того же года – Кнессет. Эти шаги были предприняты вопреки решению ООН, подтвердившему 9 декабря 1949 года свое решение от 1947 года, согласно которому Иерусалим должен был стать городом под международным управлением. Это решение не было признано ни одной из противоборствовавших сторон и осталось на бумаге.

В течение последующих семнадцати лет город был разделен на Западный (израильский) Иерусалим и Восточный (оккупированный и аннексированный Иорданией) Иерусалим. ООН вынуждена была признать фактический раздел города и, на основании соглашений о прекращении огня, разместила своих наблюдателей в Иерусалиме, штаб-квартира которых находилась в бывшем дворце британского верховного комиссара Палестины, оказавшемся в буферной зоне в южной части города. Наблюдатели ООН контролировали «ворота Мандельбаума» — единственный КПП между Западным и Восточным Иерусалимом (к северу от Старого города). В сопровождении наблюдателей ООН через контролировавшуюся иорданцами территорию каждые две недели проходили автоколонны из Западного Иерусалима на гору Скопус, где располагались Еврейский Университет с его библиотекой и больница «Хадасса» с ее лабораториями. В течение этих лет гора Скопус была израильским анклавом на северо-востоке города. Будучи столицей Израиля, Западный Иерусалим представлял собой удаленный и пограничный город, соединявшийся с остальной территорией Государства Израиль узким (5-7 км) «иерусалимским коридором» и граничивший с враждебным государством на севере, на востоке и на юге. Такое положение мешало нормальному развитию города, не говоря уже об агломерации. С тех пор в Израиле возник устойчивый словесный штамп «центр страны», под которым подразумеваются окрестности Тель-Авива, ставшего деловым и культурным центром Израиля. Существенно и то, что в Тель-Авиве и его пригородах размещались и размещаются до сих пор иностранные посольства. Несмотря на все упомянутые проблемы, выбор израильтянами Иерусалима как столицы был и остается безальтернативным в связи с уникальной ролью этого города в еврейской истории, религиозной традиции и самосознании. Достаточно упомянуть о том, что государственный гимн Израиля «Га-тиква» («Надежда»), написанный в 1878 году, за 70 лет до достижения независимости, говорит о надежде «быть свободным народом в нашей стране, стране Сиона и Иерусалима».

В ходе Шестидневной войны 1967 года израильские войска установили контроль над Восточным Иерусалимом, а также над Иудеей и Самарией (Западным Берегом, пользуясь арабской терминологией). Сразу же после этого Израиль объявил об аннексии Восточного Иерусалима с предоставлением его арабским жителям статуса «постоянных жителей» Израиля. 30 июля 1980 года Кнессет принял специальный Основной закон (в Израиле нет конституции, но идет юридический процесс постепенного формирования конституции посредством принятия т.н. «Основных законов»), в котором было зафиксировано, что «объединенный и неделимый Иерусалим является столицей Израиля». Эти законодательные акты до сих пор не признаны де-юре международным сообществом. После начала так называемого «мирного процесса» и создания Палестинской национальной администрации на въездах в Иерусалим со стороны «контролируемых территорий» появились блок-посты. Если прежде арабы из Иудеи и Самарии могли беспрепятственно приезжать в Иерусалим, то теперь без специальных разрешений для них это стало невозможно. С другой стороны, опасаясь за свои жизни, еврейские жители перестали посещать входящие в состав иерусалимской агломерации населенные пункты, перешедшие под контроль ПНА – Вифлеем, Рамаллах и др. В 2003 – 2005 гг. израильским правительством с целью обеспечения безопасности был сооружен «разграничительный забор», по ту (неизраильскую) сторону которого оказались некоторые арабские кварталы с общим населением более 50 тысяч человек, аннексированные Государством Израиль и номинально считающиеся частью его столицы.

Таким образом сложилась сохраняющаяся уже почти полстолетия ситуация разрыва между реальной, фактической ситуацией в Иерусалиме и в его пригородах, составляющих иерусалимскую городскую агломерацию, и декларативной картиной, рисуемой средствами массовой информации в зависимости от их политической ориентации. Задача данной статьи: описание иерусалимской городской агломерации и ее развития на фоне проблем политического и административного характера, вызванных описанной выше юридической и исторической реальностью.

На сегодняшний день Иерусалим – крупнейший город Израиля по числу жителей – 829 900 человек по данным мая текущего года. Большинство – 63,2 % жителей составляют евреи, 35,3 % — мусульмане (в основном арабы) и 1,5 % христиане различных национальностей.  Следует отметить, что евреи составляли большинство жителей Иерусалима уже в середине XIX в., когда только начиналось строительство новых иерусалимских кварталов за пределами крепостных стен Старого города. Сейчас подавляющее большинство иерусалимцев живет за пределами крепостных стен, в новых кварталах, построенных за последние полтора столетия, и во включенных в городскую черту деревнях, ставших городскими кварталами. В Старом городе проживают лишь около 40 тыс. человек. Несколько более 10 % из них составляют евреи. Помимо восстановленного после Шестидневной войны исторического Еврейского квартала, целиком населенного евреями, евреи есть также в Мусульманском и в Христианском кварталах. Исторический Армянский квартал (самый маленький из исторических кварталов Старого города) населен в основном армянами, а также немногочисленными ассирийцами. В Христианском квартале, помимо христиан различных национальностей (в основном арабоязычных) и небольшого количества евреев, живут также и мусульмане. Наиболее плотно населенным и проблемным как с точки зрения безопасности, так и с точки зрения социальных проблем является Мусульманский квартал. Наряду с арабами-мусульманами здесь проживают в частности и цыгане-мусульмане (порядка 2 тыс. человек), сконцентрированные в основном в районе Баб эль-Хута около Цветочных ворот. В Старом городе и в непосредственной близости от него сконцентрированы важнейшие археологические памятники и религиозные святыни иудаизма, христианства и ислама: Храмовая гора со Стеной плача, Церковь гроба Господня, Виа Долороса, гора Сион с гробницей царя Давида, град Давида, Силоамский туннель и др. Они привлекают многочисленных туристов и паломников, что во многом определяет место Старого города в нынешней городской структуре Иерусалима.

После Шестидневной войны израильтяне последовательно предпринимали и предпринимают усилия, направленные на то, чтобы сделать невозможным новый раздел города. В этом смысле можно выделить четыре основных направления:

  1. Строительство новых еврейских кварталов. Эти кварталы играли и играют двоякую роль – с одной стороны они служат ответом на жилищные проблемы иерусалимских евреев, поскольку предназначенной для жилищного строительства земли в бывшем «Западном Иерусалиме» мало и она очень дорогая. С другой стороны, новые кварталы физически отрезают с севера и с юга арабские кварталы Иерусалима от прилегающих к городской черте населенных пунктов, контролируемых ПНА (районы А и В – соответственно полный контроль ПНА или гражданский контроль ПНА и военный контроль Израиля). На севере речь идет о кварталах Рамот, Рамат-Шломо, Неве-Яаков (построен на землях захваченного и разрушенного арабами в 1948 г. одноименного еврейского поселения) и Писгат-Зеев. В этом контексте можно упомянуть также промышленную зону Атарот (построена на землях одноименного еврейского поселения захваченного и разрушенного арабами в 1948 г.). Постоянно муссируется возможность построить на ее месте новый еврейский жилой квартал. На юге речь идет о кварталах Гило, Гар-Хома и Армон га-Нецив (расположен на месте бывшей буферной зоны), вплотную к которому до сих пор находится штаб-квартира наблюдателей ООН, не понятно за чем наблюдающих вот уже почти 50 лет, с момента окончания Шестидневной войны. Помимо этого были построены кварталы Рамат-Эшколь, Гивъат га-Мивтар и Гивъа-Царфатит, соединившие бывший израильский анклав на горе Скопус с бывшим «Западным Иерусалимом» сплошной полосой еврейского заселения. На сегодняшний день крупных еврейских кварталов нет только на востоке Иерусалима, однако де-факто в таком качестве выступает еврейский город Маале-Адумим (более 40 тыс. жителей), расположенный к востоку от Иерусалима и тесно связанный с ним, но считающийся поселением, расположенным в Иудее и Самарии.

 

  1. Создание очагов еврейского присутствия в арабских кварталах. Как правило, в данном случае – в отличие от строительства крупных еврейских жилых кварталов — речь идет не о государственных инициативах, а об инициативах частных фондов. Можно выделить два типа подобных инициатив: а. Основание еврейских микрорайонов внутри арабских кварталов или вплотную к ним, б. Заселение евреями отдельных домов и квартир в преимущественно арабских кварталах. В качестве примеров первого типа можно привести: микрорайон Маале га-Зейтим (более 100 семей) в восточной части Иерусалима, на Масличной горе, вплотную к арабскому кварталу Рас эль-Амуд. Маале га-Зейтим расположен поблизости от старинного еврейского кладбища на Масличной горе. В непосредственной близости от него планируется строительство нового еврейского микрорайона Маале-Давид, на территории которого уже сейчас проживают несколько десятков еврейских семей. Еще дальше на восток, на самой муниципальной границе Иерусалима расположен арабский квартал Абу-Дис. Большая часть его не была аннексирована Израилем и оказалась за разграничительным забором. Меньшая часть осталась в муниципальной черте Иерусалима. На землях, находящихся в Абу-Дисе в частной еврейской собственности планируется строительство еврейского микрорайона Кидмат-Цион с несколькими сотнями квартир. В настоящее время здесь проживают лишь несколько еврейских семей. На юг от Старого города внутри арабского квартала Джабель-Мукабер расположен еврейский микрорайон Ноф-Цион, в котором проживают 75 семей. Планируется строительство еще 255 квартир. На окраине арабского квартала а-Тур на северо-востоке Иерусалима расположен еврейский микрорайон Бейт-Орот, включающий в себя иешиву и несколько десятков квартир. Он фактически является продолжением территории бывшего израильского анклава на горе Скопус. В качестве наиболее яркого примера второго типа очагов еврейского присутствия следует упомянуть квартал Шейх-Джарах. Этот богатый арабский квартал расположен в паре километров к северу от Старого города. В нем размещается ряд иностранных консульств, а также центральный штаб израильской полиции и министерство жилищного строительства Израиля. С севера он граничит с еврейским кварталом Гивъа-Царфатит. Внутри Шейх-Джараха находится одна из святынь иудаизма – гробница праведника Шимона, поблизости от которой до Войны за Независимость находился еврейский квартал Шимон га-Цадик. После длительной судебной борьбы часть домов этого квартала была возвращена еврейским владельцам и заселена еврейскими семьями, что вызвало бурные, но безуспешные протесты противников сохранения объединенного Иерусалима в составе Израиля. Неподалеку от гробницы Шимона находилась гостиница «Шепард», которую купил американский еврейский филантроп Ирвинг Москович, планирующий построить на ее месте новый еврейский жилой комплекс. Наличие в Шейх-Джарахе израильских государственных учреждений, проживание в нем еврейских семей и постоянное движение еврейских паломников, приходящих пешком из ультраортодоксальных кварталов бывшего «Западного Иерусалима» молиться на гробнице Шимона, создают в этом квартале атмосферу довольно благополучного смешанного, арабско-еврейского квартала. Этому способствует и присутствие в нем консульств, а также гостиниц.  Других ярким примером такого типа может служить еврейское поселенчество в квартале Кфар-Шилоах, именуемого по-арабски Силуан. Сейчас евреи расселяются здесь в основном в домах, в которых жили до 1936 года йеменские евреи, которые были вынуждены бежать от арабских погромщиков. Речь идет уже о многих десятках еврейских семей, осевших в Кфар-Шилоахе. В отличие от Шейх-Джараха, Силуан отнюдь не благополучный и не богатый квартал. Здесь сравнительно высок уровень преступности, в частности на националистической, антиеврейской почве. Однако еврейское присутствие в квартале постоянно возрастает, меняя его характер. Этому способствуют близость к Стене плача, а также многочисленные еврейские археологические памятники, расположенные в Силуане (прежде всего, град Давида и Силоамский тоннель), привлекающие множество туристов.

 

  1. Развитие городской инфраструктуры, связывающей город в единое целое. Важную роль в этом процессе, помимо системы муниципальных услуг, общей для всего Иерусалима, играет развитие транспортной системы. В этом отношении показателен пример иерусалимского трамвая. Его маршрут проходит из расположенного на северо-востоке города еврейского квартала Писгат-Зеев через арабские кварталы Бейт-Ханина и Шуафат, затем по бывшей линии прекращения огня, к востоку от которой находятся в основном арабские кварталы, а к западу – еврейские, до Дамасских ворот Старого города. Оттуда трамвай сворачивает к Иерусалимскому муниципалитету, расположенному на еврейской улице Яффо, и далее следует по еврейским кварталам вплоть до горы Герцля на юго-западе израильской столицы. Помимо решения сугубо транспортных проблем как еврейских, так и арабских жителей, иерусалимский трамвай, безусловно, служит одним из средств и символов интеграции арабских кварталов в целиком управляемую по израильским законам городскую жизнь Иерусалима. Существовала возможность провести трамвайную линию в обход арабских кварталов. Это дало бы возможность сэкономить значительные денежные средства на обеспечении безопасности. Однако городские власти отказались от этой идеи. Значение трамвая, как важного символа израилизации арабских кварталов, хорошо понимают и противники этого процесса. Не случайно он неоднократно подвергался атакам арабских камнеметателей в Бейт-Ханине и в Шуафате. Однако характерно, что камни кидали не местные жители, постоянно пользующиеся трамваем, а молодые люди, приходившие из лагеря беженцев Шуафат. Между жителями этого единственного включенного в городскую черту Иерусалима лагеря беженцев и жителями достаточно благополучных кварталов Шуафат и особенно Бейт-Ханина с ее значительным христианским меньшинством существует пропасть, о чем подробнее будет сказано далее. В рассматриваемом контексте можно упомянуть и сравнительно недавно открытую дорогу, соединившую Писгат-Зеев со скоростным шоссе Иерусалим – Модиин. Она практически целиком проходит через Бейт-Ханину, обслуживая как евреев, так и арабов. Уместно упомянуть о том, что перекресток Бенцион, где эта дорога соединяется с шоссе Иерусалим – Модиин, находится за пределами муниципальных границ израильской столицы, на «контролируемых территориях», однако он, как и отрезок шоссе, соединяющий центральный районы Иерусалима с промышленной зоной Атарот, де-факто являет частью городской транспортной инфраструктуры. Уже много лет в Израиле обсуждается проект строительства «восточного кольцевого шоссе», которое должно соединить южные кварталы Иерусалима с Еврейским университетом на горе Скопус. Это шоссе должно пройти через арабские кварталы Умм-Туба, Джабель-Мукабер, Рас эль-Амуд и а-Тур. Помимо решения сугубо транспортных проблем, восточное кольцевое шоссе значительно укрепит еврейские микрорайоны на Масличной горе – Маале га-Зейтим, Маале-Давид, Кидмат-Цион и Бейт-Орот.

 

  1. Израилизация иерусалимских арабов. Речь идет о процессе изменения идентичности арабских жителей столицы Израиля. До сравнительно недавнего времени по-настоящему целенаправленных усилий в этом направлении не предпринималось. Лишь сейчас – и то фактически под давлением родителей — делаются первые шаги к израилизации арабского школьного образования в Иерусалиме. Подавляющее большинство арабских школьников Иерусалима продолжает пока учиться по программам ПНА. Планы нынешнего мэра Иерусалима Нира Барката осуществить масштабные строительные проекты для арабских жителей столицы и добиться выравнивания качества жизни в «Западном» и в «Восточном» Иерусалиме наталкиваются на сопротивление в городском совете. Возможно, он стал первым израильским политиком на этом посту, который сознательно пытается сделать иерусалимских арабов израильтянами, а не просто «постоянными жителями Израиля». Однако процесс израилизации иерусалимских арабов и так зашел уже достаточно далеко. Он начался сразу же после аннексии «Восточного Иерусалима», когда вместе с удостоверениями «постоянных жителей Израиля» иерусалимским арабам были предоставлены и социальные права, резко отличающие их статус от статуса жителей «контролируемых территорий» (ныне ПНА) и арабских государств – медицинское страхование, пособие по безработице, пособие по старости и т.д. После создания ПНА это различие еще больше увеличилось, поскольку жителям ПНА запретили въезжать в Израиль (в том числе в Иерусалим) без специальных пропусков. В отличие от евреев, иерусалимские арабы имеют возможность посещать города, находящиеся под контролем ПНА. Сравнение качества жизни, включая как сугубо материальные аспекты, так и положение с правами человека, отнюдь не в пользу последней. К этому следует добавить полный провал попыток ПНА создать свою, альтернативную израильской администрацию в арабских кварталах Иерусалима. ПНА разместила в Абу-Дисе, непосредственно к востоку от Иерусалима канцелярию своего, палестинского губернатора Иерусалима, однако он не имеет реальной власти в городе. Все это привело к тому, что подавляющее большинство иерусалимских арабов рассматривает существование Иерусалима, объединенного под властью Израиля, как необратимое и предпочтительное для них. Это находит свое выражение, например, в увеличении числа иерусалимских арабов, пытающихся получить полноценное израильское гражданство вместо статуса «постоянного жителя». Однако степень израилизации иерусалимских арабов сильно различается по кварталам. Дальше всего этот процесс зашел в расположенной на юге города Бейт-Цафафе, часть которой вошла в состав Израиля еще в 1949 году. Бейт-Цафафа непосредственно граничит с еврейским кварталом Гило на юге, а на севере – с еврейским кварталом Катамон и с промышленной зоной Тальпиот, на предприятиях и в торговых центрах которой работает множество арабов из Бейт-Цафафы. Несколько еврейских семей живут в частных домах внутри этого квартала. В нем постоянно наблюдается движение еврейского транспорта. Из-за множества еврейских клиентов некоторые магазины Бейт-Цафафы кошерны. Совершенно иная ситуация сложилась, например, в квартале Кафр-Акаб, расположенном на севере Иерусалима. После строительства разграничительного забора этот квартал оказался в прямом смысле за забором. Иерусалимский городской муниципалитет затрудняется обслуживать жителей Кафр-Акаба. Евреи в этом квартале не бывают. Израильская полиция избегает заезжать в него без самой крайней необходимости. Палестинская полиция из расположенного поблизости города Рамалла не имеет права заезжать в Кафр-Акаб, потому что он считается израильской территорией. В результате в Кафр-Акабе и в подобных ему кварталах периодически возникают ситуации криминального беспредела. Особо тяжелая криминогенная обстановка существует в расположенном на северо-востоке Иерусалима и оказавшемся за разделительным забором лагере беженцев Шуафат. Выходцами из подобных кварталов, наименее интегрированных в городскую жизнь Иерусалима (в том числе, и находящихся внутри разграничительного забора, как, например, Джабель-Мукабер) были многие террористы.

 

До Шестидневной войны 1967 года из Западного Иерусалима выходило только одно шоссе, связывавшее его с Тель-Авивом. Теперь столица Израиля связана с внешними миром пятью основными транспортными артериями. Помимо уже упомянутого шоссе, это: а. шоссе Иерусалим – Модиин, служащее альтернативной дорогой в аэропорт Бен-Гурион и в Тель-Авив; б. Шоссе, уходящее на восток от горы Скопус. Оно соединяет столицу Израиля с городами Маале-Адумим и Иерихон, с Иорданской долиной, с побережьем Мертвого моря, с Галилеей и с Эйлатом; в. «Туннельное шоссе» уходит на юг из квартала Гило. Оно соединяет Иерусалим с поселениями Гуш-Эциона, с городом Бейтар-Илит, с Хевроном и с Беер-Шевой; г. Шоссе, огибающее с востока Рамаллах, соединяет квартал Писгат-Зеев с поселениями региональных советов Матэ-Биньямин и Самари, а также с городами Ариэль и Наблус.

Иерусалимская городская агломерация включает в себя как еврейские, так и арабские населенные пункты, расположенные как внутри «зеленой черты», так и в Иудее и Самарии. Общее население агломерации составляет порядка полутора миллионов человек. Крупнейшими пригородами, расположенными к западу от Иерусалима, являются еврейский город Мевасерет-Цион и населенный преимущественно арабизированными черкесами поселок Абу-Гош, в котором имеется еврейское и христианское меньшинство. Крупнейшими еврейскими пригородами, расположенными к северу от столицы, являются Гивъат-Зеев, Бейт-Эль, Кохав-Яаков и Адам, а арабскими – Рамалла, эль-Бире и Бейтуния. К востоку от Иерусалима расположен уже упомянутый еврейский город Маале-Адумим, а также арабские городки эль-Азария и Абу-Дис. И, наконец, непосредственно на юг от Иерусалима находятся еврейский город Бейтар-Илит, небольшой городок Эфрат и поселения регионального совета Гуш-Эцион, крупнейшими из которых являются Текоа, Алон-Швут и Гар-Гило. Из арабских пригородов на юге крупнейшими являются Вифлеем, Бейт-Джала и Бейт-Сахур (в последних двух преобладает христианское население). Кроме перечисленных, в состав иерусалимской городской агломерации входит немало других, более мелких населенных пунктов – и еврейских, и арабских.

В завершение следует отметить, что иерусалимские и вообще израильские арабы являются единственными жителями агломерации, имеющими в настоящее время возможность свободно передвигаться между всеми ее частями. Имея израильские удостоверения личности, они могут беспрепятственно въезжать в Иерусалим и в еврейские поселения Иудеи и Самарии, будучи арабами, они могут заезжать в районы А, полностью контролируемые ПНА. На въездах в такие районы установлены щиты, предупреждающие, что въезд в них израильским гражданам запрещен, однако в реальности этот запрет касается только евреев. И, наконец, арабы, имеющие удостоверения жителей ПНА, как уже упоминалось, не имеют права въезжать в Иерусалим и в еврейские поселения без особого разрешения. Эти ограничения отрицательно сказываются на доходах населения агломерации, на решении ее транспортных проблем и на целом ряде других аспектов жизни в Иерусалиме и его ближайших окрестностях. Иерусалимская городская агломерация это единый организм, новый раздел которого не может не быть крайне болезненным для всех сторон. Не случайно, даже те, кто настаивает на превращении «Восточного Иерусалима» в столицу палестинского арабского государства, пытаются сочетать это требование с требованием сохранения единства города.

52.44MB | MySQL:103 | 0,557sec