Участие «Хизбаллы» в гражданской войне в Сирии и его последствия

Этап ливанской истории после гражданской войны 1975-1990 годов отмечен возрастающим политическим влиянием шиитской общины и ее главной политической силы: движения «Хизбалла». После заключения Таифских договоренностей 1990 года в стране официально была принята политическая установка на развитие триады «народ (т.е. государство), армия, сопротивление», где под «сопротивлением» понимаются вооруженные формирования «Хизбаллы». Шиитское движение оказалось единственной политической партией в Ливане, которой официально было позволено сохранить свои вооруженные отряды.  Официально это было мотивировано необходимостью борьбы с «израильской оккупацией юга Ливана». В 2000 году израильские войска были выведены из южных районов страны. В настоящее время ими контролируется только крошечный участок спорной ливанской территории, так называемые «фермы Шебаа». Однако израильское нападение на Ливан в 2006 году, в отражении которого основную роль играли отряды «Хизбаллы», вновь повысила актуальность вооруженного крыла шиитской общины. Слава «победителя Израиля» в 2006 году подняла моральный авторитет «Хизбаллы» не только в Ливане, но и в арабском мире на небывалую высоту. Впрочем, наблюдались и негативные последствия. К ним относится обострение отношений между «Хизбаллой» и Саудовской Аравией, а также подконтрольными ей суннитскими политическими силами Ливана. Озабоченность Эр-Рияда была вызвана перспективой превращения Ливана в иранского сателлита, и вызвала обострение политической ситуации в стране, вылившееся в вооруженное противостояние в мае 2008 года. Тогда боевикам «Хизбаллы» удалось поставить под свой контроль  бейрутский аэропорт и кварталы Западного Бейрута, населенные в основном суннитами. Новый виток напряженности в стране был вызван вмешательством «Хизбаллы» в гражданскую войну в Сирии. Этот политический шаг руководства движения привел не только к расколу в ливанском обществе, но и к большим человеческим жертвам среди боевых отрядов «Хизбаллы», что было неоднозначно воспринято среди ливанских шиитов. До сего времени популярность «Хизбаллы» объяснялась тремя основными моментами. Во-первых, ее ролью в сопротивлении израильской армии. Во-вторых, большой социальной работой движения, которое содержит на собственные средства сеть больниц и учебных заведений для ливанских шиитов. В-третьих, альянсу «Хизбаллы» со значительной частью маронитской общины в лице Свободного патриотического движения Мишеля Ауна.

Важность Сирии для «Хизбаллы» обусловлена тремя факторами. Во-первых, через Сирию идет значительная часть логистических и финансовых потоков помощи движению. Нынешнее сирийское руководство обеспечивает «Хизбалле» стратегическую глубину.  Падение режима Асада неминуемо приведет к геополитической изоляции «Хизбаллы». Во-вторых, сохранение сирийского тыла поведет за собой распространение боевых действий на собственно ливанскую территорию. В значительной степени это уже произошло. Однако в случае полной смены режима в Сирии джихадисты будут оперировать уже не в географически удаленном Арсале, а в долине Бекаа со смешанным шиитско-суннитско-христианским населением. Тогда под угрозой окажутся твердыни «Хизбаллы»: Рас-Баальбек и Хермель. В-третьих, к вмешательству в сирийский конфликт иранских шиитов во многом побудили иранцы, обуславливая увеличение своей военной помощи выполнением своих просьб.

Официальное вмешательство «Хизбаллы» в сирийский конфликт началось в апреле 2013 года. Этому предшествовали две поездки Хасана Насраллы в Тегеран и его интенсивные переговоры с иранским руководством. В мае-июне того же года  вооруженные отряды «Хизбаллы» сыграли решающую роль в боях за стратегически важный населенный пункт Кусейр. Его занятие правительственными войсками позволило правительству Асада взять под контроль провинцию Хомс и обезопасить стратегически важную дорогу Дамаск-Латакия. В боях участвовали 1700 бойцов «Хизбаллы», разделенных на 17 отрядов по 100 человек. Перед началом боев город был разделен командованием «Хизбаллы» на 16 зон ответственности, причем каждому важному пункту было дано кодовое название. Это позволило ливанцам переговариваться по рации без шифровки сообщений, не боясь, что их противники что-то поймут из перехваченных сообщений. Военно-стратегическая ценность вмешательства «Хизбаллы» была обусловлена тем, что военная подготовка сирийской армии была нацелена на классические позиционные бои, а не на герилью в городских условиях, где бронетехника часто бывает бесполезной. В отличие от сирийцев боевики «Хизбаллы» прекрасно знали приемы партизанской войны. Поэтому они преуспели в преодолении препятствий, чинимых сирийскими джихадистами: скрытых взрывных устройств, мин-ловушек, туннелей и баррикад. Проведенная позже «Хизбаллой» экспертиза показала, что данным приемам сирийскую оппозицию обучали недавние союзники Дамаска – боевики ХАМАС. Бойцы «Хизбаллы» получили от сирийской армии для ведения боевых действий старые танки Т-54 и Т-55, но основную роль сыграли их снайперы, гранатометчики и реактивные минометы типа «Катюша».

После Кусейра отряды «Хизбаллы» приняли участие в боевых действиях в Алеппо и Хомсе. В связи с тем, что участие «Хизбаллы» в боевых действиях в Алеппо проходило в обстановке секретности чрезвычайно сложно оценить количество боевиков данной организации, участвовавших в военных действиях на севере Сирии. Здесь отряды «Хизбаллы» участвовали в боях на севере города, осуществляя освобождение блокированных шиитских анклавов Нуболь и Захраа. Во время боевых действий в Хомсе были убиты полевые командиры, занимавшие высокое положение в иерархии «Хизбаллы»: Халиль Мухаммед Хамид Халиль (аль-Хадж Хайдар) и Ахмед Хабиб Салум.

В настоящее время численность бойцов «Хизбаллы» в Сирии, по данным израильских и французских спецслужб оценивается в 4000-5000 человек. Основными оперативными зонами «Хизбаллы» в Сирии являются столичный регион и провинция Дераа. Также ливанские шииты ведут боевые действия в Каламуне, стратегически важном горном районе на границе Сирии и Ливана. Боевые действия в этом районе велись дважды: весной 2014 года и в мае 2015 года. Более трети Каламуна уже очищено «Хизбаллой» от сирийских джихадистов, что позволит блокировать помощь сирийской вооруженной оппозиции из Ливана. В окрестностях Дамаска «боевая вахта» «Хизбаллы» началась в районе священной для шиитов могилы Сайиды  Зейнаб, дочери Имама Али. Помимо сакрального этот район, находящийся в юго-восточных предместьях Дамаска имеет и большое стратегическое значение, прикрывая дорогу к аэропорту Дамаска. В боях за его защиту боевики «Хизбаллы» участвовали вместе с членами иракских шиитских вооруженных формирований «Бригады Абу Фадля аль-Аббаса». Иракские шииты, прибывшие в Ливан получали инструктаж со стороны командиров «Хизбаллы», а также кадровых офицеров КСИР.

В то же время в результате вмешательства в гражданскую войну в Сирии растут негативные политические и имиджевые последствия для «Хизбаллы» внутри Ливана. В первую очередь они связаны с большими потерями «Хизбаллы» в ходе военных действий. Количество жертв хранится в секрете, но косвенные данные позволяют утверждать о том, что они достаточно велики. Родственникам погибших  выдаются так называемые «сертификаты смерти», позволяющие им рассчитывать на те или иные социальные льготы. Этим вопросом занимаются специальные представители «Хизбаллы» – мухтары. На сегодняшний день 5 мухтаров работают в долине Бекаа, 5 мухтаров в пригороде Бейрута Дахие и 5 в Южном Ливане. Судя по приходящей информации, в боях за Кусейр погибли не менее 130 бойцов «Хизбаллы», в боях в Каламуне не менее 400 человек. Резонансной стала гибель в районе Кунейтры в январе с.г. Джихада Мугние, сына погибшего в 2008 году руководителя военного крыла «Хизбаллы» Имада Мугние.

Другим отрицательным последствием является возрастающий прессинг на  «Хизбаллу» со стороны ее политических противников из  движения «Мустакбаль» и Блока 14 марта. Они обвиняют движение в нарушении принятой в 2012 году Декларации Баабда о невмешательстве ливанских политических сил в сирийский конфликт. На этом основании противники «Хизбаллы» выдвигают предложения о разоружении в законодательном порядке ее отрядов и введении государственной монополии на контроль над силовыми структурами. Враги «Хизбаллы» обвиняют ее в том, что вмешательство движения в сирийский конфликт затягивает гражданскую войну, вызывая все более негативные последствия для экономики и безопасности Ливана.

Третьим негативным эффектом является начинающийся раскол в шиитской общине.  До сирийских событий монопольное влияние на ливанских шиитов имели «Хизбалла» и союзное с ней просирийское движение «Амаль». При этом «Амаль», пользующееся поддержкой среди умеренных шиитов и представителей шиитского бизнеса все более превращалось в «софт-Хизбаллу», респектабельный придаток к движению Хасана Насраллы. В настоящее время в ливанском политическом пространстве все больше активизируются потомки шиитских заимов (феодалов), доминировавших среди шиитов до гражданской войны. К ним относятся представители семей Асаадов, Осейранов, Хамаде.  Они обвиняют «Хизбаллу» в предательстве национальных интересов и выполнении исключительно иранских задач в Ливане. К ним относятся, в частности, сын бывшего спикера ливанского парламента Камеля аль-Асаада Ахмад аль-Асаад, бывший муфтий Тира Али аль-Амин и другой шиитский клерикал Гани Хафс. А.аль-Асаадом в 2007 году была основана прозападная «Партия ливанского выбора», впрочем не завоевавшая большой популярности среди шиитов. Пока шииты-диссиденты еще не представляют большой опасности для «Хизбаллы», но в случае свержения режима Асада в Сирии ситуация может измениться.

53.18MB | MySQL:101 | 0,357sec