Президент Израиля Реувен Ривлин: итоги первого года на посту

24 июля 2014 г. 10-й президент  Государства Израиль Реувен Ривлин был приведен к присяге и официально приступил к выполнению возложенных на него обязанностей. Вот уже год он занимает данный пост, что дает возможность оценить первые итоги его работы. Истекший период показывает, как приход экс-спикера Кнессета на эту должность отразился на характере отношений президента с правительством, а также то, какой стиль исполнения полномочий он для себя избрал.

Первое, что многими прогнозировалось в период избрания Р.Ривлина, это ухудшение отношений с премьер-министром страны. Наиболее остро противоречия между ними проявились именно в период президентской гонки. Столь явная оппозиция по отношению к однопартийцу во многом объяснялась экспертами существовавшими у главы правительства опасениями относительно того, что усиление Р.Ривлина и его соратника Г.Саара серьезным образом пошатнет его лидерские позиции. Впрочем, конфликтовали они и ранее. Одним из примеров может считаться попытка Б.Нетаньяху внедрить инициативу, предполагавшую утверждение возможного соглашения с палестинским руководством посредством референдума, а не через Кнессет. Против такого шага и выступил Р.Ривлин, на тот момент являвшийся парламентским спикером. Все эти факторы породили точку зрения, согласно которой Б.Нетаньяху не сможет сработаться с 10-м президентом страны.

Вторым обстоятельством, настораживавшим экспертов, стало предположение о возможных попытках Р.Ривлина расширить круг своих полномочий. Несмотря на то, что они закреплены Законом о президенте, входящем в перечень Основных законов Израиля, история государства знает примеры попыток неформального расширения президентских функций. Таковым считается 7-й президент Израиля Э.Вейцман, активно предпринимавший шаги по влиянию на мирный процесс. Впрочем, как показал прошедший этап, указанные подозрения в реальности отражения не нашли. Период формирования 34-го правительства страны продемонстрировал, что в целом тандем Б.Нетаньяху — Р.Ривлин способен вести совместную работу, предпочитая действовать прагматично. Более того, в ряде случаев президент весьма активно вливается в начатые премьер-министром инициативы по продвижению значимых для государства задач на международной арене. Ярким примером такого взаимодействия являются совместные попытки противостоять соглашению по иранской ядерной программе. Последнее, однако, не означает, готовности сторон соглашаться по всему спектру вопросов, возникающих в израильской политике. Так, разделяя критику в адрес палестинцев из-за их намерения присоединиться к Международному уголовному суду, Р.Ривлин не поддержал Б.Нетаньяху в решении заморозить в связи с этим перечисление налоговых поступлений в Рамаллу.

Степень участия 10-го президента Израиля в жизни страны ярко проявилась в сфере внешней политики. Здесь обозначилось несколько тенденций, во многом объясняющихся особенностями предыдущей политической карьеры Р.Ривлина. Во-первых, во многом он сумел остаться в пределах тех областей, о важности которых заявлял, будучи спикером Кнессета. Прежде всего, это касается вопросов сохранения еврейского наследия и мемориализации Холокоста. Самым ярким примером такого рода деятельности стал его визит в Польшу на церемонию открытия музея Polin в октябре 2014 г. Напомним, данная поездка стала первым официальным зарубежным визитом Р.Ривлина в новой должности. Во-вторых, исполняя свои обязанности, президент стремился опираться на имеющийся у него опыт взаимодействия по линии межправительственных контактов. Последним примером такого рода стали состоявшиеся 22 июля 2015 г. переговоры израильского президента с премьер-министром Италии М.Ренци, чье знакомство состоялось, когда Р.Ривлин был спикером Кнессета, а М.Ренци мэром Флоренции.

Впрочем, имели место случаи, когда президент был вынужден столкнуться с критикой из-за того, что, по мнению общественности, отступил от некоторых своих политических  идеалов. Наиболее показательным в этом контексте стал вопрос отношения к геноциду армян. Считаясь одним из тех, кто активно отстаивал признание Израилем данной трагедии независимо от политической конъюнктуры, в первый год исполнения полномочий президента Р.Ривлин был заподозрен в снижении интереса к указанной проблеме. В начале декабря 2014 г. из сообщений израильских СМИ стало известно, что он принял решение не подписывать ежегодную петицию призывающую признать геноцид. Тогда многие эксперты связали этот шаг с желанием президента не осложнять и без того непростые отношения с Турцией. Представители властных кругов, комментируя это решение Р.Ривлина, чаще ссылались на его единство с правительственной линией. В дальнейшем новая волна критики по данному вопросу была спровоцирована высказыванием президента в апреле 2015 г. Собрав в своей резиденции политиков, в разное время отстаивавших придание трагедии армянского народа особого статуса, а также представителей армянской общины в стране, он произнес речь, в которой назвал события  1915 г. не «геноцидом», а «массовым убийством». Представитель Армянской патриархии Иерусалима, архиепископ А.Ширванян счел данное обстоятельство шагом назад в деле признания Израилем геноцида армянского народа. Примечательно, что, отступив от считавшихся многими устоявшейся линии поведения в одном вопросе, Р.Ривлин привлек к себе внимание и за счет чрезмерного акцента на другом. В частности, он был заподозрен в активном стремлении наладить отношения с израильскими арабами посредством выступления с заявлениями в дни праздников и конфликта с деятелями культуры, придерживающимися анти-арабских взглядов. Впрочем, для президента, чья церемония инаугурации проводилась в дни операции в Газе и без участия арабских депутатов Кнессета, способность за относительно небольшой срок сформировать некую базу отношений со столь непростым сегментом населения с трудом можно считать полноценной критикой.

Подводя итог обзору первого года деятельности Р.Ривлина на должности президента Государства Израиль, следует отметить, что за истекший период он во многом сумел найти баланс между собственной точкой зрения и интересами государства. Эта тенденция проявилась в целом спектре областей от фактической нормализации отношений с Б.Нетаньяху до снижения активности по вопросу признания геноцида армян. Несмотря на то, что такого рода «соглашательство» с правительственной линией не всегда идет на пользу имиджу президента, сформированному за годы работы в Кнессете, в целом оно отвечает израильским интересам, поскольку пусть и относительный мир внутри властных кругов многое значит для спокойствия страны в области внутренней и внешней политики.

49.57MB | MySQL:112 | 0,927sec