Рост террористических актов в Израиле

За последние месяцы резко возросло число террористических актов, совершаемых арабами в Иудее и Самарии (на Западном берегу, пользуясь арабской терминологией), а также в Иерусалиме. После поджога двух жилых домов в арабском селе Дума (в Восточной Самарии) 31 июля в результате чего два человека (в т.ч. ребенок) погибли, а еще двое – получили ранения, в котором все обвиняют еврейских радикалов, хотя подозреваемые до сих пор не задержаны, террористические акты стали практически ежедневным явлением. Речь идет в первую очередь о камнеметании, а также о нападениях с применением холодного оружия. Террористические акты с применением огнестрельного оружия и бутылок с горючей смесью на этом этапе единичны.

Вот лишь несколько наиболее заметных примеров из ставших рутинными и повседневными за последние две-три недели сообщений, появляющихся в израильских СМИ:

1 августа – бутылка с горючей смесью была брошена в населенный евреями дом, расположенный в преимущественно арабском иерусалимском квартале Бейт-Ханина. Нет пострадавших.

3 августа – бутылка с горючей смесью была брошена в еврейский автомобиль, проезжавший через квартал Бейт-Ханина. Машина полностью сгорела. Два человека получили ранения – легкие и средней тяжести.

6 августа – на перекрестке Синджиль на шоссе Иерусалим – Наблус арабский водитель совершил преднамеренный наезд на группу израильских военнослужащих. Двое солдат получили тяжелые ранения. Офицер был легко ранен и застрелил террориста.

9 августа – на молодого еврея, остановившего машину на бензозаправочной станции на шоссе Модиин – Иерусалим, напал вооруженный ножом араб. Еврей получил ранения средней тяжести. Нападавший был убит оказавшимися на месте преступления солдатами ЦАХАЛа.

15 августа – араб, вооруженный ножом напал на бойца израильской пограничной стражи (МАГАВ), стоявшего на посту на перекрестке Тапуах в Самарии, где пересекаются дороги Иерусалим – Наблус и Тель-Авив – Иорданская долина. Террорист был убит. Боец не получил ранений.

17 августа – на том же самом месте араб приблизился к бойцам пограничной стражи и сказал, что он плохо себя чувствует (была сильнейшая жара) и нуждается в помощи. Когда они разрешили ему подойти к ним вплотную, он выхватил нож и ударил одного из бойцов. Террорист был убит. Боец пограничной стражи получил легкое ранение.

18 августа – автобус и две частных машины перевозили в иерусалимском арабском квартале а-Тур, расположенном на Масличной горе, молодых людей, принимавших участие в совместном арабско-еврейском летнем лагере, имеющем своей целью «укрепление взаимопонимания» между евреями и арабами. Транспортные средства подверглись атаке камнеметателей. Пятеро молодых евреев – четыре девушки и один юноша в возрасте 16 – 17 лет, а также один араб получили ранения различной степени тяжести, в том числе – повреждения глаз осколками стекла.

Отец раненного еврейского юноши, явно придерживающийся левых политических взглядов и стремящийся к мирному сосуществованию с арабами, публично выразил недоумение по поводу того, «как же могло случиться, что камнями закидали именно их?» Видимо, он хотел этим сказать, что кидать камнями можно в поселенцев, в сторонников правых партий и в военнослужащих, но никак не в еврейских сторонников мира. Немало токбекистов (авторов сетевых комментариев) выразили на ивритоязычных новостных сайтах сочувствие этом человеку – как в связи с ранением его сына, так и в связи с его наивностью.

19 августа – на выезде из Иерусалима на шоссе, ведущем в Модиин арабы бросали камни в проезжающие машины. Легкие ранения получила двухлетняя девочка и взрослый мужчина.

Обращает на себя внимание тот факт, что нынешняя волна террора в Иудее, Самарии и Иерусалиме поднялась на фоне затишья вокруг сектора Газы. Более того, в Израиле активно муссируются сейчас слухи о том, что якобы идут переговоры между Израилем и ХАМАСом о возможности долгосрочного прекращения огня.

Несмотря на высокую частоту террористических актов разговоры о начале новой интифады, по меньшей мере, преждевременны поскольку:

  1. Речь не идет о массовых выступлениях арабов, хотя бы отдаленно напоминающих события Первой (конец 1980-х – начало 90-х годов) и Второй (начало 2000-х годов) интифады.
  2. Несмотря на то, что периодически акты арабского террора болезненны, на этом этапе он проявляется в относительно минорных формах (например, без широкого применения огнестрельного оружия, как это имело место во время Второй интифады) и носят часто индивидуальный, а не организованный характер.

Вероятно, именно с тем, что нынешняя волна террора воспринимается как нечто краткосрочное и не слишком серьезное, объясняется то обстоятельство, что израильские политики — как из правого, так и из левого лагеря —  на данном этапе не делают никаких заявлений по данному поводу. Израильские СМИ ограничиваются рутинной фиксацией террористических актов. Изредка в них появляются оценки экспертов, связывающих нынешнюю волну террора с местью за приписываемый еврейским радикалам террористический акт в селе Дума.

43.79MB | MySQL:87 | 0,728sec