О пограничном споре между Сомали и Кенией

Отношения между Сомали и Кенией в настоящее время  остаются непростыми, хотя и не характеризуются как откровенно враждебные.

Безусловно, одной из главных проблем для Найроби является безопасность северных пограничных районов, что во многом зависит от ситуации в Сомали. Кенийский контингент совместно с сомалийским правительством принимает активное участие в операциях против исламистов из движения «Аш-Шабаб» на территории северного соседа.

Но в последние годы обостряется проблема разграничения границ, которая может оказать самое решающее влияние на характер отношений между двумя странами и привести к самым разным последствиям, в том числе к военному столкновению.

Речь идет прежде всего об участке, расположенном в Индийском Океане площадью около 100 тыс. кв. км, получившем название «спорный треугольник» (см. рис. 1).

Рис. 1 Красным цветом обозначен «спорный треугольник» (рисунок с сайта кенийского журнала The Standard[i]).

image001

Соответственно, каждая из стран настаивает на своем праве на этот участок Индийского океана, рассматривая его в качестве своей исключительной экономической зоны. Позиция Найроби в том, что линия морского разграничения должна проходить строго параллельно географическим широтам, и в этом случае Кения получает право на эксплуатацию вод и недр этого участка. Могадишо настаивает на том, что линия разграничения должна быть проведена в продолжение сухопутной границы и в этом случае она будет не параллельно географической широте, а в направлении юго-востока.

Споры вокруг этого «спорного треугольника» возникли 6 лет назад, а в 2015 г. они стали звучать все более отчетливо как в Найроби, так и в Могадишо. Дипломатической кульминацией стал июль 2015 г., когда правительство Сомали, отвергнув возможность внесудебного разрешения спора, представило иск в Международный суд ООН с целью рассмотрения вопроса территориальной принадлежности этого участка в свою пользу[ii]. Слушания могут начаться не ранее марта 2016 г., а процесс принятия решения может занять несколько лет.

Отсутствия четкого разграничения государственной границы в море – не редкое явление, особенно в Африке.

Положения Конвенции ООН по морскому праву от 1982 г. допускают разграничение морских границ на основании межгосударственного соглашения, заключенного согласно правил международного договора. Однако самостоятельно прийти к соглашению стороны не смогли.

Формально кенийские власти обосновывают свою позицию наличием ряда прецедентов в водах африканского побережья, где границы были установлены именно параллельно географическим широтам. Однако, обязанности по соблюдению данного принципа не прописано в руководящих документах. Дополнительным аргументом со стороны Найроби является и затруднение возможности договоренностей с Могадишо ввиду политического кризиса внутри Сомали и отсутствия правительства, контролирующего всю страну.

Не исключено, что при рассмотрении вопроса в Международном суде будут учитываться и факты оказания помощи со стороны Кении сомалийским властям в антитеррористических операциях, иные усилия и затраты, понесенные страной в процессе урегулирования сомалийского кризиса.

Сомалийская сторона выдвигает, в том числе, и исторические причины. Приведем их краткое описание.

В 1895 г. пограничные районы Сомали (сегодняшние провинции Нижняя Джуба, Средняя Джуба и Гедо, вместе формирующие автономное образование Джубаленд) и Кении (согласно административно-территориальному делению до 2013 г. — территории Северо-Восточной провинции) стали частью колониальных владений Британии в Восточной Африке. В 1925 г. Лондон добровольно уступил часть этих владений Риму по совместной договоренности, и именно тогда был сформирован участок сегодняшней границы между Кенией и Сомали. Соответственно, часть земель, оставшаяся в составе британской колонии, позднее вошла в состав Кении.

Но в 1925 г. это раздел проводился без учета этно-конфессионального фактора, в результате чего после обретения независимости многие представители сомалийских этносов и племен стали разделены государственной границей, и значительная часть населения желала стать гражданами Сомали. В начале 1960-х возникло мощное сепаратистское движение за отделение от Кении и последующее вхождение в состав Сомали, которое подавлялось в течение нескольких лет. Эти события получили название «Война шифта».

Сегодняшние события в Северо-Восточной провинции Кении в виде разгула терроризма и постоянной угрозой нового конфликта в значительной степени обусловлены и этими факторами.

Пограничный вопрос остается очень болезненным для обеих стран. К примеру, решение Найроби об укреплении границы с Сомали с целью улучшить состояние с безопасностью в этих районах после теракта в университетском колледже в г. Гарисса в апреле 2015 г. вызвало настоящую бурю возмущения в Могадишо и особенно в Джубаленде (регион в настоящее время рассматривается как автономный от центрального правительства Сомали). В частности, в приграничных районах были проведены массовые демонстрации против возведения технических укреплений, а в парламенте Сомали зазвучали призывы потребовать от кенийских властей прекратить работы и проводить их только по совместному согласованию[iii]. В какой-то степени сомалийцев можно понять: граница разделяет многие кланы и семьи.

При рассмотрении требований Могадишо на определение государственной границы, этно-племенной фактор, конечно, должен быть учтен.

Ввиду вышеперечисленных причин, предсказать, каким будет решение Международного суда (если оно вообще будет) в настоящее время сложно.

Что касается границ исключительной экономической зоны в приграничных водах, то до последнего времени они почти никого не волновали: эти участки считались привлекательными только для рыбаков ввиду наличия относительно большого количества рыбы, однако, серьезных проблем на этой почве не возникало. Но в конце нулевых годов возникла тенденция по повышению интереса иностранных инвесторов к сектору добычи углеводородов в водах Восточной Африки, вызванная, в т.ч., открытиями перспективных месторождений в водах исключительной экономической зоны Танзании и Мозамбика. Контракты на проведение геологоразведочных работ с рядом иностранных компаний заключила Кения, в т.ч. «в спорном треугольнике», который рассматривается как перспективный на предмет возможного открытия новых месторождений. За этим начались протесты сомалийской стороны, которая выступила против активности кенийского правительства на спорном участке.

По данным Найроби, геологоразведочные работы проводятся компаниями Total (Франция) и Anadarko (США). Правда, сомалийская сторона заявляла о направлении писем руководству неких шести компаний с требованием прекратить геологоразведочные работы[iv].

Рис. 2 Информация с официального сайта компании Total об активных проектах в кенийских водах. Блок L5 расположен в «спорном треугольнике».

image002

Варианты развития событий могут быть разными. Во многом они зависят от обнаружения запасов углеводородов в недрах проблемного участка. В настоящее время исчерпывающая информация о результатах геологоразведки отсутствует, однако активность компаний позволяет предположить, что надежды на наличие углеводородов чем-то подкреплены. И, конечно, усилению напряженности может поспособствовать повышение рыночных цен на углеводороды, что улучшит привлекательность этих территорий.

В случае вынесения решения Международным судом велика вероятность, что проигравшая сторона выразит несогласие с ним и будет настаивать на своем. В этом случае преимущество будет на стороне Найроби, который, в отличие от Сомали, обладает необходимыми техническими средствами для активных действий в море и, по мнению кенийских аналитиков, способен в одностороннем порядке присоединить к себе «спорный треугольник».

Сомалийская сторона теоретически может начать боевые действия против Найроби в сухопутной местности, либо вновь развернуть сепаратизм в северных районах соседней Кении, для чего есть благоприятные условия. Тем более, что продолжение «идеи великого Сомали» будет способствовать консолидации сомалийского сообщества, как это было в период войны с Эфиопией 1977-1979 гг.

Конечно, говорить о полномасштабной угрозе войны между двумя странами из-за упомянутого пограничного спора в настоящее время рано. Однако, списывать этот фактор как способный дестабилизировать ситуацию и значительно осложнить двусторонние отношения тоже ошибочно. Тем более, что иных причин для конфликта между двумя государствами имеется достаточно.

[i] http://www.standardmedia.co.ke/article/2000168941/somalia-says-it-will-not-settle-sea-dispute-with-kenya-out-of-court

[ii] http://www.petroleumafrica.com/somalia-files-case-against-kenya-with-icj/

[iii] http://www.standardmedia.co.ke/article/2000166518/somalia-parliament-in-heated-debate-over-border-with-kenya

[iv] http://www.standardmedia.co.ke/article/2000168941/somalia-says-it-will-not-settle-sea-dispute-with-kenya-out-of-court

34.68MB | MySQL:67 | 0,615sec