О развитии ситуации в Сирии и боевом потенциале сирийских курдов

В среде российских политологов все чаще поднимается тема корректировки стратегии российской политики на сирийском направлении. При этом указывается на недостатки такой политики как в военном, так и политическом формате. В частности,  все чаще поднимается тема недостаточного внимания Москвы по отношению к курдскому ополчению в Сирии. Так, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии С.Багдасаров, который является пожалуй самым ярым сторонником более тесных отношений с сирийскими курдами, постоянно утверждает, что наступательная операция сирийской армии, боевиков «Хизбаллы» и подразделений иранского КСИР даже при активной поддержке российской авиагруппы развивается крайне медленно и теряет свой темп.  Из этого, прямо скажем, спорного утверждения следует вывод о том, что России необходимо направить своих военных непосредственно в штабы и действующие подразделения сирийской армии, а также войти в тесный альянс с сирийскими курдами и примкнувшими к ним группами христиан-ассирийцев. Они де имеют несравненно более сильный военный потенциал, нежели чем правительственные силы и превосходят их количественно. С.Багдасаров, нисколько не колеблясь, обозначил количество «штыков» в курско-ассирийском   альянсе в Сирии «в 70 тыс. человек». Это 7 полнокровных дивизий. Общая численность иракско-сирийской группировки «Исламского государства» (ИГ), по наиболее трезвым оценкам наших и американских спецслужб, составляет около 30 тысяч человек. Численность просаудовского альянса «Джабхат ан-нусра» еще меньше — порядка 20 тысяч человек. Даже если их объединить в один кулак, то они и то будут уступать курдским формированиям по численности. Ну а у учетом выучки, если верить С.Багдасарову, то и подавно. В этой ситуации не совсем понятно, почему сирийские курды и ассирийцы до сих пор «жмутся» в тридцати километров от сирийской «столицы» ИГ Ракки.

Теперь по существу вопроса. Во-первых, никаких «70 тыс. штыков» у курдов в Сирии просто нет. Численность курдского ополчения вместе с ассирийцами и туркоманами составляет хорошо, если 10—12 тыс. человек, которые к тому же разбросаны по всеми периметру сирийско-турецкой границы и в местных населенных пунктах. У сирийских курдов нет или очень мало тяжелой военной техники, артиллерийских или ракетных систем. Уровень их военной выучки, боевого слаживания и штабной культуры находится в зачаточном состоянии. То есть соответствует уровню иррегулярного подразделения со всеми присущими ему «родимыми пятнами» партизанщины и местечковости. Под последним мы имеем ввиду абсолютное нежелание того или иного курдского подразделения воевать за пределами своей деревни. То есть, сконцентрировать ударный кулак, который может превзойти по наступательному потенциалу  пусть и ослабленные части сирийской армии, «Хизбаллы» и КСИР не представляется возможным. Во-вторых, даже иракские формирования пешмерга в Иракском Курдистане , которая вроде бы уже на протяжении нескольких лет позиционирует себя в качестве регулярной военной силы на деле оказались очень слабо подготовленными в тактическом отношении, что мы собственно и наблюдаем на примере их невнятных наступательных операций. Этот момент признается и в самом Эрбиле. Собственно по этой причине руководство курдской автономии обратилось к американцам с просьбой оказания им регулярной методологической помощи по строительству полноценной регулярной армии. И такая работа уже идет. На этом фоне подразделения курдской Партии демократического союза (ПДС) в Сирии не идут с пешмерга ни в какое сравнение. Это уже косвенно признали в Пентагоне, в котором все чаще говорят о задействование в качестве сухопутной ударной силы турецкой армии. В случае прямого военного столкновения с ИГ или той же «Джабхат ан-нусрой» сирийские курды (при всей их храбрости и самопожертвовании) до сих пор не демонстрировали военного превосходства. Достаточно вспомнить бои в зоне их анклава в Кобани, который был бы неминуемо взят исламистами, если бы не массированная авиаподдержка американцев и воздушный мост из Эрбиля, посредством которого американские транспортные самолеты перебрасывали оружие и боеприпасы.  А нынешние пока локальные успехи, о которых говорит С.Багдасаров, связаны исключительно с поступательным наступлением сирийской армии, которое вынуждает исламистов оголять «курдское направление». При этом Ракку рано или поздно сирийские курды и примкнувшие к ним ассирийцы и туркоманы скорее всего возьмут, но для этого американцам придется перейти практически на ручное управление ударами фронтовой авиации (для этого и отправлены 50 корректировщиков из американского спецназа) и управлять боем  «на земле».

Теперь о «медлительности» наступательных операций сирийской армии. Складывается впечатление, что с вводом в дело российской авиации у большинства отечественных политологов (про либеральное крыло мы не говорим, это правила игры) сложилось впечатление, что наступление правительственных приобретет характер снежного кома по типу наступление Красной Армии на Берлин. В данном случае не тот масштаб и не та численность правительственной армии. Эта боевые действия в Сирии будут характерны тягучим характером и поступательными успехами. Основное в данном случае их регулярность, что позволяет сохранять стратегическую инициативу. И в данном варианте  тактика «мелких успехов», по нашей оценке» абсолютна верна, и именно она обеспечит конечный успех операции при подавляющем преимуществе в воздухе. Как на поле сражений, так и на политической площадке.

Направление российских штабных и иных специалистов в сирийскую армию является кардинальной ошибкой, поскольку ничего реально в раскладе сил оно не принесет. возможно несколько улучшит динамику наступления, и все. При этом негативные издержки такого шага совершенно очевидны: любое участие в сухопутных операциях российских военных однозначно приведет к потерям. Теперь о союзе с сирийскими курдами. Имеется ввиду официальный широко разрекламированный альянс, поскольку на неофициальном уровне такое взаимодействие поддерживается уже давно. Да и сирийская армия постоянно и продуктивно с курдами взаимодействует, особенно в рамках авационной поддержки. С.Багдасаров  выдвинул лозунг «воевать так воевать, а торговать так торговать» и призвал не оглядываться на позицию Анкары. Само по себе это по-военному однобоко без анализа всех сопутствующих политических и экономических факторов. Но есть еще и позиция Тегерана, который также не в восторге от курдского сепаратизма как на своей территории, так и в Турции, Сирии и Ираке. Какие-либо официальные договоренности с курдами о предоставлении им государственной автономии в Сирии создают очень опасный прецедент и для остальных стран региона. И это не только Турция. Так что все идет так, как и должно идти, и главное не податься на соблазн быстрых решений, которые на деле приведут к серьезным ошибкам в глобальном масштабе.

44.71MB | MySQL:115 | 1,121sec