От Карачи до Сан-Бернардино: семейный подряд современного терроризма.

Анализ террористической активности международной    организации «Исламское государство» (ИГ) свидетельствует о глобальности ее вызова и угрозы для всего человечества. При этом опора в ее деятельности на исламистов, скрепленных семейными узами, позволяет судить о серьезности планов «Исламского государства» в построении всемирного халифата, где соответствующий тип семьи будет составлять его ячейку.Опасную тенденцию семейного подряда в современном терроризме можно проследить наглядно на примере двух недавних терактов, совершенных в пакистанском  Карачи и американском Сан-Бернардино, где  впервые был задействован семейный потенциал исламских радикалов пакистанского происхождения.

Напомним, теракт в пакистанском портовом мегаполисе Карачи, являющемся столицей провинции Синд,  связан с нападением 13 мая 2015 г. на автобус, который принадлежал исмаилитской  общине. В нем находилось более 60  представителей религиозного шиитского меньшинства (для справки уточним, что шииты не превышают 20% мусульман страны, большинство из которых являются суннитами). В ходе теракта группа террористов на трех  мотоциклах сначала обстреляла автобус снаружи, а затем, ворвавшись внутрь, расстреляла в упор всех находившихся в нем мужчин, женщин, детей,  и скрылась, оставив на  месте преступления 45 убитых и 20 раненных. [1]

Это был первый теракт, совершенный в Пакистане, ответственность за который взяло на себя «Исламское государство», точнее его  сторонники в лице некоей местной исламистской организации «Даулатул Исламийя  Баакия» (Daulatul Islamiyyah Baaqiya). Об этом было сказано в найденных на месте трагедии листовках. В них также сообщалось, что данный теракт является возмездием за расстрелянных учащихся учебно-религиозного комплекса «Красной мечети» (2007 г.), за «зверства, совершенные неверными в Ираке и Йемене». Кроме того, исламисты поклялись продолжать подобные расправы до тех пор, пока в Пакистане не будет введен  шариат и «эта земля не будет избавлена от шиитов». [2] Одновременно на одном из исламистских сайтов ответственность за данный теракт взяли на себя представители ИГ «Вилаета Хорасан» на  афгано-пакистанской границе. Как показало предпринятое пакистанскими властями  расследование по данному преступлению, его инициатором был Абдулла Юсуф, возглавлявший Панджабскую и Карачинскую ячейки ИГ и скрывшийся, по некоторым данным, либо на территории афганской провинции Гильменд, либо в Сирии.[3]

Синдский департамент по борьбе с терроризмом вышел недавно на спонсоров карачинского расстрела исмаилитов. Ими оказались высокообразованные и вполне преуспевающие пакистанцы, сломавшие бытующие стереотипы определенной социальной ущербности и неустроенности сторонников ИГ. Масуд Адил Батт — владелец одного из частных колледжей Карачи в области бухгалтерского учета и менеджмента, в котором обучается порядка 2000 студентов. После окончания карачинской общеобразовательной школы, он отправился  в США для получения высшего образования: степень бакалавра  получил в Индианском  университете Блумингтона (1987), затем освоил специальность бизнес администрирования в престижном  университете  Фордхэма  в Нью-Йорке(1992 г.).

Халид Юсуф Бари  по специальности инженер-электронщик, одно время работавший в структуре Международных Пакистанских авиалиний. Он был связан с лидером карачинской ячейки «Аль-Каиды» Умаром (псевдоним Джалал Чандио) и идейным вдохновителем вооруженного нападения на исмаилитов  Абдуллой Юсуфом. Последний посещал в свое время проповеди другого подозреваемого по данному делу Салима Ахмеда, занимавшегося сбором пожертвований для исламистов, начиная с 1992 г. Четвертый обвиняемый Мохаммад Сулейман Саид также занимался исламистской пропагандой и финансовой поддержкой боевиков. Его связывают родственные отношения с Абдуллой Юсуфом, которому  он доводится   шурином. [4]

К сбору средств для поддержки исламистов, а также к их активной прозелитской деятельности присоединилась и супруга  Халида Юсуфа Бари. Она создала претенциозно названную религиозную организацию «Академия Аль-Зикра», в которой,  около 20 вполне образованных и обеспеченных пакистанок, используя социальные сети, распространяя электронные носители с пропагандистской информацией ИГ, занимаются зомбированием молодых  девушек, готовя их к роли преданных жен новоявленных ультра-радикалов. Семейный тандем супругов Бари во многом по единству взглядов и активности на террористическом поприще напоминает американских стрелков-супругов с пакистанскими корнями Сайеда Ризвана Фаруки  и Ташфин Малик, устроивших в городке Сан-Бернардино 2 декабря  текущего года кровавую бойню американцев в реабилитационном центре инвалидов, в результате которой погибли 14  человек,  а 21  получили ранения различной степени тяжести. Американскими силами правопорядка эта семейная пара террористов была застрелена. [5]  Казалось бы, инцидент исчерпан. Но правомерно возникает  главный вопрос. Сколько подобных семейных пар-террористов успели подготовить и спонсировать супруги Бари и подобные им социальные ячейки исламистов? Неизвестно. Трудно предугадать, учитывая профессионально используемые ими глобальные ресурсы информационного пространства,  также и географию результатов их активного сводничества с целью подпитки современного терроризма, подкрепленного значительными финансовыми потоками.

Очевидным остается то, что подобная тенденция семейного подряда  становится новым трендом современного терроризма, который, как представляется, нельзя недооценивать, а тем более игнорировать. Через систему семейных связей террористы пытаются создать и укрепить саму матрицу своего социального развития с перспективой распространения в мировом пространстве. Опыт Пакистана показывает, что  ультрарадикалам  все больше удается  привлечь на свою сторону образованных представителей средних классов и  даже преуспевающей бизнес-элиты, которые мотивируют свой выбор, руководствуясь притягательной для них идеей глобального джихада, а не достаточно   приземленными по сравнению   с ней причинами регионального или узко местнического внутристранового порядка.  Наблюдаемое отечественными экспертами проникновение «Исламского государства» в афгано-пакистанском направлении отражает его экспансионистские устремления. [6]

  1. Dawn. 14.05.2015

2 The Nation. 14.05.2015

3 The Nation. 10.07.2015

4 The Hindu.19.12.2015

5 Об этом см. подробнее в предыдущей статье автора:  Пакистанский след в калифорнийском расстреле. http://www.iimes.ru/?p=26710#more-26710
6 См., например: Каменев С.Н. Пакистано-афганские отношения: сегодня и завтра.http://www.iimes.ru/?p=26967#more-26967  22.12.2015;Вячеслав Белокреницкий. Афганистан, Пакистан и талибы — зимняя перезагрузка? // «Российский совет по международным делам». http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6976#top-content. 7.12.2015.

52.76MB | MySQL:103 | 0,599sec