О развитии ситуации в Ираке

Часть кварталов иракского города Рамади, освобожденного  правительственными силами страны, все еще остается под контролем боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещена в РФ). Об этом говорится в опубликованном заявлении госсекретаря США Джона Керри. «Пока Рамади не находится в полной безопасности, некоторые кварталы города все еще необходимо отбить у боевиков, — говорится в распространенном заявлении главы американской дипломатии. — И, все же, флаг Ирака теперь развивается над местным комплексом правительственных зданий, а вражеские силы потерпели крупное поражение». Ранее  стало известно, что правительственные силы полностью освободили Рамади на западе Ирака от исламистов. «Город Рамади освобожден. Иракские силы безопасности подняли флаг над комплексом правительственных зданий провинции Анбар (административным центром которой является освобожденный населенный пункт-авт.)», — сказал представитель командования операцией бригадный генерал Яхья Расул в эфире иракского государственного телевидения. Восстановление контроля над городом стало первым за долгое время успехом иракских правительственных сил. Предыдущей по значимости победой было освобождение города Тикрит (центра провинции Салахетдин) в конце марта текущего года. Иракская армия приступила к операции в Рамади в минувший вторник. За прошедшие дни армейские подразделения при поддержке вооруженных отрядов ополчения продвинулась в центральные кварталы Рамади, ранее полностью находившегося под контролем ИГ. При этом 22 декабря официальный представитель командования американской операции, которая направлена против группировки ИГ в Ираке и Сирии, полковник Стив Уоррен утверждал, что «пройдет еще много времени, прежде чем мы сможем объявить Рамади полностью свободным» от боевиков. Эти противоречивые утверждения требуют определенных комментариев.

Штурм Рамади был долгоиграющим и вялотекущим. Периодические пресс-релизы иракского главного военного командования о том, что силы армии взяли под свой контроль тот или иной ключевой пункт (мост, господствующие высоты, и т.п.) появлялись с мая с.г. Осада суннитского Рамади силами исключительно суннитской армии однозначно предопределяло вялость всего этого процесса, поскольку основные баталии разворачивались не на поле боя, а во время тайных переговоров представителей Багдада и локального военного командования с местной племенной элитой. Именно она сначала организовала сдачу этого города сторонникам ИГ, ну а теперь выторговывала себе условия для его формального возвращения под контроль федерального правительства. Формальный — потому, что и в период нахождения там боевиков ИГ (около 450-500 человек), и сейчас после его захвата правительственными войсками, собственно дислоцируемые там гарнизоны ничего не определяют. Они лишь являются символом того, что и кого хотят видеть в этом городе местные племенные шейхи. При этом, по данным американской военной разведки, город собственно еще и не освобожден полностью. Даже весь Центральный административный комплекс (ЦАК) Рамади еще не полностью контролируется правительственными войсками. А в городских кварталах еще очень много оплотов сопротивления, к которым  проправительственные силы даже не подходили. город буквально нашпигован минами и СВУ, что объективно затрудняет прорыв и дальнейшее наступление армии. Захват части ЦАК иракскими вооруженными силами стал возможен исключительно после массированных бомбардировок его британскими ВВС. Боевики просто рассредоточились по окрестным зданиям и кварталам. дабы не становится легкой мишенью для авиации. Тот же упомянутый полковник С.Уоррен в приватных беседах назвал действия иракской армии «импотентными». Боевики ИГ просто отошли в северо-восточную часть города и смешались с местным населением. и проправительственные войска туда не пойдут. Во-первых. потому что это чревато большими потерями, а во-вторых, это не предусмотрено договоренностями с местными племенами. Согласно им федералам дают возможность водрузить флаг на одном задании ЦАК. Власть в городе передается местной племенной администрации и вооруженной племенной милиции, на которую и возлагается обязанность поддерживать стабильность и законность в городе. Федералы будут представлены небольшим гарнизоном для участия в совместных патрулях. Если учесть, что значительная часть сторонников ИГ и так являлась представителями местной суннитской племенной милиции, то можно предположить, что через некоторое время они вновь появятся в городе, но уже в законном качестве.

Рамади сам по себе никакого стратегического значения не имеет. Эль-Фаллуджа. Наджмит, а также территории западу от Хадиты по-прежнему контролируются сторонниками ИГ, а вернее местной милицией, и правительственных сил там нет. Это к вопросу гипотетического воздействия иракских силовиков на логистические пути контрабанды нефти из Сирии и обратно. Этим никто заниматься не собирается, поскольку это бизнес местной племенной верхушки. Как и караваны с продовольствием и товарами ширпотреба. Анбар — это ключевая территория по снабжению Сирии всем необходимым. Американские военные также не разделяют оптимизма иракского премьер-министра Х.аль-Абади по вопросу скорого наступления на «столицу» ИГ Мосул Этот город расположен в 420 км от Рамади. По оценке Пентагона, на настоящий момент иракские вооруженные силы не имеют никакого боевого и иного потенциала для этого. Их коммуникации сильно растянуты, они вынуждены стоят гарнизонами в ряде городов и населенных пунктов. Помимо этого перед ними стоит более важная задача по ликвидации нескольких опорных пунктов ИГ вокруг Багдада, которые расположены вблизи столицы. Кроме того, штурм Мосула без поддержки с северных направлений со стороны курдов, по оценке американцев, фактически нереален. А Эрбиль всеми силами от такого сценария уклоняется, мотивируя это тем, что его части пешмерга недостаточным образом оснащены и экипированы. В этой связи 100 бойцов спецназа США в Иракском Курдистане, которые должны были координировать взаимодействие и боевое слаживание авиации коалиции с наступающими частями курдов сидят «на голодном пайке» и вынуждены обучать местную милицию. Слухи про пленение ими командира ИГ Абу Омара аш-Шишани оказались «уткой», что мы собственно подозревали с самого начала. так что по-прежнему будем настаивать на том, что он был убит под Пальмирой в октябре с.г.

Исходя из вышесказанного, отметим, что вся развернутая на Западе пиаровская шумиха по вопросу взятия Рамади является попыткой продемонстрировать всему миру успех своей стратегии, и не более того. Говорить о каком-то реальном успехе пока откровенно рано. Другой вопрос, что суннитская племенная элита начинает потихоньку уставать от бренда ИГ, который порядком себя скомпрометировал, и начинает искать новые формы сосуществования с Багдадом.

62.46MB | MySQL:101 | 0,455sec