Пакистанские талибы и «Исламское государство»

Движение Талибан Пакистана (ДТП)  отклонило претензии Абу Бакра аль-Багдади на мировое лидерство мусульманской уммы,сделав официальное  заявление  19 декабря 2015 г.

«Аль-Багдади не вправе носить титул халифа, так как

—  в исламе подразумевается, что халиф правит всем мусульманским миром, в то время как аль-Багдади не имеет таких полномочий; он правит только определенным народом, проживающим на конкретной территории, … контролируя незначительную часть  таких стран как Афганистан, Египет, Йемен и Ливия»;

— «…его избрание проведено в нарушение исламских канонов»;

— «Халифат аль-Багдади не является исламским, потому что в подлинном  халифате осуществляется реальное правосудие, в то время как люди аль-Багдади  убивают  невинных моджахедов других группировок».    Пакистанские талибы, так же как и афганские весной с.г.  осудили зверства боевиков «Исламского государства» (ИГ).

Отказ пакистанских талибов  присягнуть на верность Абу Бакру аль-Багдади последовал спустя несколько месяцев после аналогичного заявления Движения Талибан Афганистана (ДТА).  Еще весной 2015 г. они направили письмо  лидеру «Исламского государства»  (ИГ) с требованием отказаться от претензий на халифат и остановить вербовку новобранцев в Афганистане, подчеркивая, что это страна только для «одного флага, одного руководства»  в их борьбе за установление  норм шариата.

В далеком апреле 1996 г. в  Кандагаре в присутствии афганского духовенства лидер афганских талибов мулла Мухаммад Омар Ахунд был провозглашен «повелителем правоверных» — амир уль-муминин (титул халифа). Он стал вождем  мусульманской общины на контролируемой его боевиками территории Афганистана (90% территории). Он сосредоточил в своих руках  всю полноту политической, военной, религиозной и судебной власти; установил в стране военно-теократический режим с формой правления в формате халифата под названием Исламский Эмират Афганистан (октябрь 1996-сентябрь 2001 гг.); В 1992-1996 гг. официальное название Афганистана — Исламское Государство Афганистана.

В мировых СМИ много версий о восхождении муллы Омара к вершинам власти. По одной из них он был  командиром отряда моджахедов и сражался против Советской Армии в 1980-е годы ХХ века. В ходе боев был ранен, потерял один глаз. Талибы почитали и почитают афганскую землю священной, которая, по их утверждению, и является центром всемирного халифата.

В конце 2001 г. талибы после взятия Кандагара американским и британским войсками  бежали в приграничную с Афганистаном зону племен Пакистана, где нашли  убежище среди этнически родственных племен пуштунов агентств Южного Вазиристана и Северного Вазиристана. Те, в свою очередь, поддержали вооруженную борьбу талибов против иностранных оккупационных войск в Афганистане.

Движение Талибан Пакистана (ДТП) – отчасти порождение афганских талибов.  Оно почитало муллу Омара правоверным халифом и своим духовным лидером. Первые группировки вооруженных борцов против иностранных войск в Афганистане и за чистоту веры  сформировались под его влиянием в конце2001-2003 гг. в различных агентствах зоны пуштунских племен Пакистана (на границе с Афганистаном). В качестве самостоятельного движения ДТП сформировалось несколькими годами позднее, в 2007 г.  ««Талибан», который возник как афганский феномен, — подчеркивал президент Афганистана Ашраф Гани, — в дальнейшем получил распространение в регионе, и конфликт, порожденный этим феноменом, сегодня разжигается  региональными и международными террористическими группировками».

2013-2015 гг. — сложный период  для афганских и пакистанских талибов. Факт кончины  муллы Омара в апреле 2013 г. тщательно скрывался вплоть до конца июля 2015 г.  Отсутствие должного руководства  в ДТА  внесло раскол в его ряды, и как следствие, непризнание муллы Ахтара Мансура новым главой афганских талибов несколькими крупными группировками боевиков в 2015 г. Ликвидация первых лиц в Движении Талибан Пакистана в последние годы и последовавшая внутренняя перестановка кадров  повлекла раскол и в его рядах. Снижение доверия лидерам талибов привел к тому, что часть боевиков ДТП (незначительная) осенью 2014 г. заявила о присоединении к сторонникам «Исламского государства».

Эмиссары от ИГ  первоначально (ориентировочно с конца 2013 г.) стали проникать  на территорию Афганистана с целью объединить силы для создания всемирного халифата под началом Абу Бакра аль-Багдади, рекрутировать новых членов не только из афганских талибов, но и боевиков Исламского движения Узбекистана, Исламского движения Восточного Туркестана, китайских уйгуров,  таджиков, киргизов, узбеков, бежавших из своих республик и нашедших убежища в Афганистане. В 1990-е годы ХХ в.  талибам также требовался приток новых сил для вооруженной борьбы против Северного альянса, но свои ряды они пополняли в основном учащимися  афганских и пакистанских медресе.

Информация о присутствии боевиков ИГ во внутренних районах Пакистана появилась в местных СМИ в начале 2014 г. Они ставили цель укорениться одновременно и в Афганистане, и Пакистане под лозунгом «Объединить усилия и поддержать  ИГ». . А.Б.аль-Багдади оценил этот порыв и продолжил «идеологическую работу» с пакистанскими талибами. Весной 2015 г.  делегация  ИГ высокого уровня  встречалась со многими ключевыми командирами талибов Афганистана и Пакистана, передала послание А.Б.аль-Багдади с тем, чтобы вновь убедить присоединиться к ИГ. Эти действия также имели успех, в частности среди боевиков в Хайбере (федеральная армия проводит в агентстве крупномасштабную военную операция) . Но во многих случаях пакистанские талибы отказывали эмиссарам ИГ, опасаясь с одной стороны нарушить клятву верности эмиру, во-вторых, опасаясь возмездия  пакистанских военных, но самое главное – несогласие вождей местных племен и  улемов (ученых богословов).

Эффективной работе ИГ  в  Пакистане мешает  раздробленность в рядах ДТП.  Практика подтверждает, что ИГ сотрудничает с группировками численностью не меньше 20-35 тыс. человек. В случае сплочения рядов  талибов  эмиссары от ИГ будут ставить вопрос о формировании  новой структуры на территории АфПака, подконтрольной А.Б.аль-Багдади.

Пакистанские власти рассматривают активность ИГ на своей территории  в качестве угрозы национальным интересам и предпринимают превентивные шаги. 15 июля 2015 г. наложен запрет на его деятельность и ИГ включено в черный список террористических организаций.

В Пакистане  эмиссары  ИГ столкнулись с сопротивлением трех сторон:  государственных институтов, федеральной армии (продолжается  масштабная военная операция  в агентствах Северный Вазиристан и Хайбер на границе с Афганистаном против иностранных  боевиков и местных талибов) и пакистанских талибов.  В то же время щедрое финансирование ИГ своих последователей и новейшие методы рекрутирования  находят симпатии в  молодежной  среде и Афганистана, и Пакистана.

43.84MB | MySQL:92 | 1,014sec