Коморские острова как пример саудовско-иранского противостояния

Страны-члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) Саудовская Аравия, Оман, Кувейт, Катар, Бахрейн, ОАЭ примут дополнительные меры против действий Ирана. Об этом говорится в принятом итоговом коммюнике экстренного заседания глав МИД регионального блока. Напомним, что очередной виток кризиса в напряженных отношениях между Эр-Риядом и Тегераном возник после того, как 2 января в Саудовской Аравии был казнен арестованный еще в 2012 году известный шиитский богослов Нимр ан-Нимр, критиковавший режим Аль Саудов и призывавший к соблюдению прав религиозных меньшинств и проведению конституционной реформы в королевстве. В тот же день вечером толпы иранских демонстрантов, разъяренных фактом казни шиитского священнослужителя, ворвались на территории посольства Саудовской Аравии в Тегеране и консульства в Мешхеде. В ответ 3 января 2016 г. Эр-Рияд разорвал дипломатические отношения с Тегераном. Саудовскую Аравию также поддержали Бахрейн, Судан и Джибути, что объясняется прежде всего соображениями сохранения серьезных  саудовских инвестиций в экономики этих стран. В свою очередь ОАЭ понизили уровень дипломатического представительства, а Кувейт и Катар отозвали послов. При этом Иордания и АРЕ ограничились исключительно осуждением нападения на посольство КСА в Тегеране. При этом мы уже сообщали, что нынешнее обострение ирано-саудовских отношений практически не имеет шансов перерасти в полномасштабную войну или какие-то боевые действия. Об этом, собственно, открыто заявили в Эр-Рияде, когда объяснили отзыв посла и сотрудников диппредставительства из Ирана исключительно мотивами «предотвращения большой войны». Этой самой «большой войны», естественно, просто не может быть по причине абсолютной невыгодности такого сценария как для Ирана, так и для КСА. Тегерану необходимо сохранить позитивный тренд на окончательное решение вопроса со снятием санкций. Любой военный конфликт чреват, прежде всего, срывом этого жизненно важного и принципиального для Ирана вопроса. Провокация саудовских властей, которые вдруг почему-то решили казнить шиитского проповедника, и была нацелена, прежде всего, в надежде на то, что иранцы «сорвутся». Ну и заодно проверить своих союзников на верность, что, кстати, принесло неоднозначные результаты. Для Эр-Рияда важно было таким образом провести некий водораздел и окончательно вынудить Судан и Джибути определиться со своим антииранским трендом во внешней политике. Но главным неприятным сюрпризом для Эр-Рияда стала очень умеренная позиция Каира и Аммана. Это тревожный для Саудовской Аравии сигнал, поскольку именно египетские и иорданские военные должны стать, по замыслу Эр-Рияда, основным костяком будущих панарабских вооруженных сил.

Таким образом, основное поле сражений между Ираном и КСА будет концентрироваться, естественно, в формате взаимных дипломатических демаршей, пропаганды и подрывных операций. И последние будут включать в себя не только спонсирование различных повстанческих сил в тех же Сирии или Ливане, но и иные формы противодействия. Классическим примером в данном случае может служить ситуация на Коморских островах, которые в настоящее время становятся ареной ожесточенной подковерной борьбы между Эр-Риядом и Тегераном. И здесь основным оружием противостояния становятся экономические рычаги, которые являются замаскированной формой подкупа местных деловых кругов и политических элит. Остроту и пикантность момента придает наличие на Коморах серьезного сепаратистского движения (архипелаг состоит из трех основных крупных островов, население каждого из которых претендует на некую лидирующую роль) и шиитской общины. Несмотря на то, что министр иностранных дел Коморских островов выпустил 5 января с.г. специальное заявление с призывом к КСА и Ирану нормализовать отношения, это является лишь вершиной айсберга. Его подводная часть кроется в жесткой финансовой борьбе между Тегераном и Эр-Риядом, которые стараются за счет своих инвестиций в тот или иной сектор экономики поддержать соответственно представителей шиитской или суннитской общин. Иран уже на протяжении ряда лет серьезно вкладывается в социальный сектор архипелага, что позволяет ему сохранять высокую степень своего влияния на внутренние процессы, даже несмотря на то, что в результате конституционно закрепленной ротации президентов — выходцев с разных островов — этот пост покинул шиит Ахмед Абдалах Самби. Он совершенно справедливо рассматривался экспертами как креатура Тегерана, чем, в общем-то, и объяснялся серьезный рост иранского влияния в период его руководства страной. Иранцы построили клинику в столице Коморских островов Морони, а также открыли несколько центров профессиональной подготовки по различным рабочим специальностям. Саудовская Аравия  в последнее время также старается наращивать свое присутствие в экономике архипелага. Эр-Рияд предоставил Коморским островам статус привилегированного торгового партнера. 5 января 2016 г. Морони посетила саудовская высокопоставленная делегация, чей приезд был синхронизирован с выделением Коморам 40 млн долларов США «на стабилизацию» экономического положения и курса национальной валюты. Эта помощь, кстати, составляет примерно половину всего ежегодного бюджета страны. По итогам визита подписано несколько соглашений в отношении участия саудовского капитала в инвестиционных проектах. Это, прежде всего, реконструкция столичного аэропорта, несколько энергетических проектов локального характера и строительство люксового отеля. Отдельно необходимо отметить соглашение об оказании военной помощи Коморам в рамках экипировки и технического оснащения сил Республиканской гвардии, хотя детали соглашения не раскрываются, стало известно, что речь идет не только о предоставлении бронемашин и стрелкового оружия, но и об оказании поддержки в рамках тренинга коморских военных. И в данном случае в качестве инструкторов, по всей видимости, будут выступать суданские полицейские и военные. Естественно, что финансировать этот проект будет Эр-Рияд. Таким образом Саудовская Аравия делает серьезный «замах» на основательное увеличение своего присутствия не только в гражданском секторе экономики архипелага. Снизить любой ценой усиление иранского влияния на Коморах является первоочередной задачей саудовского руководства. И это объясняется географическим положением архипелага, что теоретически позволяет Тегерану рассматривать его как свою базу для ВМС. Благодаря сближению с Суданом и Джибути (а ОАЭ с Эритреей) аравийским монархиям удалось в значительной мере сузить поле для маневра для иранских военных кораблей, которые патрулируют эту часть Индийского океана и нуждаются в базах с точки зрения пополнения топлива, продовольствия и питьевой воды. Коморы в этой связи остаются практически единственным местом для этого, и битва за влияние со стороны Саудовской Аравии четко укладывается в их концепцию блокировки активности ВМС Ирана в Индийском океане.

53.18MB | MySQL:101 | 0,364sec