Военные акции Турции в Сирии и их возможное влияние на турецко-американские отношения

В  последнее время все большее внимание журналистов и аналитиков привлекает ситуация на турецко-сирийской границе, где Анкара пытается установить т.н. «зону безопасности» на севере страны. 18 февраля  турецкая газета Today’s Zaman сообщила о том, что турецкая авиация нанесла удары по военным лагерям Рабочей партии Курдистана (РПК) в Северном Ираке и провела артобстрелы позиций отрядов народной самообороны (ОНС), действующих под эгидой Партии демократического союза (ПДС) в Северной Сирии. Данные военные акции явились своеобразной местью за недавний взрыв в Анкаре, в ходе которого погибло 28 человек и было ранено 80. При этом РПК до сих пор не взяла на себя официальную ответственность за теракт в Анкаре. По словам одного из руководителей партии Джамиля Байика, «члены РПК не знают, кто совершил этот теракт, но полагают, что он явился возмездием за бесчинства, творимые турецкой армией в Диярбакыре и других местах».

Активизация турецкого военного вмешательства в Сирии обусловлена, конечно, не заботой о сирийских беженцах, а совсем другими факторами. Во-первых, успехами сирийскими правительственных войск, близких к тому, чтобы установить полную блокаду Алеппо. 2 февраля сирийская армия при поддержке массированных авиаударов, наносимых российскими ВКС, перерезала дорогу, ведущую от Алеппо к турецкой границе, чем серьезно осложнила ситуацию для антиасадовских сил. В случае установления режимом Башара Асада контроля над Алеппо шансы сирийской вооруженной оппозиции на предстоящих переговорах существенно снижаются, а значит снижается и вероятность реализации планов их покровителей, причем в роли наиболее проигравшей стороны будет выступать Турция. Во-вторых, все большее беспокойство в Анкаре вызывают успехи сирийских курдов из  ОНС. Перспектива создания под боком у Турции курдской автономии (де-факто независимого государства) под руководством союзников РПК не может не тревожить правительство Р.Т.Эрдогана. Дополнительное беспокойство в турецком руководстве вызвали новости о взятии сирийскими курдами стратегически важного населенного пункта Телль-Рифаат и их продвижении к Азазу, находящемуся «на расстоянии броска камня» от турецкой границы. Последним пунктом, занятым курдскими отрядами в этом районе стала бывшая база ВВС Сирии Менаг около Азаза. Напугало Анкару и участие курдов в боях в районе Алеппо. Так курдские вооруженные формирования перекрыли дорогу в город боевикам «Исламского государства»  (ИГ, запрещено в России) заняв промышленный район Шейх Максуд на севере Алеппо (ныне полностью лежащий в развалинах). При этом показательно, что турецкая армия не подвергает курдов из ПДС бомбардировкам. Воздушные налеты на сирийскую территорию исключаются по причине наличия на территории САР развернутых российских систем ПВО С-400. В то же время партнерские отношения с сирийскими курдами в деле борьбы с террористической организацией «Исламское государство» поддерживает не только Россия, но и Соединенные Штаты, помогающие отрядам ОНС вооружениями. 1 февраля визит к сирийским курдам нанес посланник возглавляемой США коалиции Бретт Мак Гурк, посетивший именно город Кобани, оборонявшийся курдами от террористов в течение шести месяцев. Поездка американского дипломата на территории, контролируемые сирийскими курдами, вызвала очередную вспышку гнева турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который  призвал Вашингтон выбрать в качестве партнера либо Турцию, либо «террористов из Кобани». «Как мы можем доверять вам? Кто является вашим партнером – я или террористы из Кобани?»- заявил турецкий лидер. Эрдоган также выразил удивление, почему США, признающие РПК в качестве террористической организации, не делают то же самое в отношении ОНС и ПДС. «Во время обысков в юго-восточных районах Турции наши солдаты обнаружили склады РПК, в которых содержалось самое современное американское и  российское оружие. Как оно там оказалось?», — возмущался Эрдоган. При этом Эрдоган позволил себе грубые нападки на Россию, заявив о том, что наша страна «действует как террористическая организация и выгоняет людей из своих домов», а также сказал о том, что Россия «наряду с режимом Башара Асада несет ответственность за гибель 400 тысяч человек».

Однако прибегать к конфронтации с США Эрдоган, конечно, не собирается. Анкара хочет наладить отношения с Вашингтоном, не поступаясь при этом своими неоосманскими интересами. 15 февраля турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу рассказал журналистам о своей телефонной беседе с американским вице-президентом Джо Байденом. В этой беседе он попросил американцев убедить курдов из ПДС остановиться около Азаза и эвакуировать сопредельные территории, включая базу в Менаге. В ходе беседы с Байденом Давутоглу также выдвинул абсурдный тезис о том, что «отряды ОНС не представляют сирийских курдов». По итогам телефонных переговоров двух политиков представитель Госдепартамента США заявил о том, что Вашингтон призвал сирийских курдов отказаться от дальнейшего продвижения к турецкой границе, используя сложившуюся ситуацию. Турции также было предложено проявить сдержанность и не наносить удары по позициям курдских вооруженных формирований. Похоже, данный ответ сильно уязвил турецкий истеблишмент. Пресс-секретарь турецкого МИДа Танджу Билгич удивился тем, что Госдеп «приравнял Турцию к террористической организации (сирийских курдов-авт.)».

Каковы же истинные цели Вашингтона в данном конфликте и каким образом он будет выстраивать свою тактику в отношении с крайне сложным турецким партнером? Для того, чтобы это понять необходимо, прежде всего, уяснить, что у Вашингтона нет постоянных союзников, а есть постоянные интересы. Когда пять лет назад сирийская смута только начиналась, США активно использовали своих турецких союзников для раскачивания сирийской лодки. Напомним, что первый тренировочный лагерь для боевиков антиасадовской Сирийской свободной Армии (ССА) был организован на военной базе НАТО в Искандеруне в ноябре 2011 года. Но с тех пор утекло немало воды. Союзниками США на первом этапе «арабской весны» помимо Турции были и уже подзабытые «Братья-мусульмане» (организация запрещена в России). Однако со временем процесс «демократических революций» развязал такие хаотические энергии и вызвал к жизни таких чудовищ, что на повестку дня встала необходимость ликвидации хотя бы некоторых из экстремистских организаций.

По-видимому, на сегодняшний день Вашингтон на сирийско-турецком направлении преследует три цели. Во-первых, поссорить Турцию с Россией и вызвать между нашими странами затяжной конфликт. Тем самым ослабляются позиции как Анкары, так и Москвы, а Вашингтон получает возможность стать «третейским судьей». Во-вторых, нынешняя американская администрация преследует цель покончить к концу президентского срока Обамы с «Исламским государством». Это было бы второй крупной победой нынешнего американского президента Барака Обамы после решения иранской ядерной проблемы, позволяющей ему войти в историю не в качестве лузера и политического двоечника, а в роли миротворца, эффективно решавшего международные кризисы. В этом контексте поддержка сирийских курдов как наиболее боеспособной силы, противостоящей ИГ, будет продолжаться, а все жалобы Турции будут жестко игнорироваться. Наконец, третьей возможной целью США является отстранение от власти Р.Т.Эрдогана. Своенравный турецкий лидер, непредсказуемый в своих поступках и пытавшийся утвердить Турцию в качестве самостоятельного центра силы в регионе, раздражает Вашингтон. В этом плане рост нестабильности в курдских районах Турции и дальнейшая политическая изоляция Эрдогана полностью соответствуют американским планам.

62.56MB | MySQL:101 | 0,486sec