О спецслужбах Ирака

После американской оккупации 2003 года хаос и нестабильность стали непременными признаками иракской политической жизни. Спокойная и стабильная в годы диктатуры Саддама Хусейна страна стала ареной кровопролитной межрелигиозной розни, одним из рассадников международного терроризма. В северных провинциях Ирака не прекращается гражданская война, достигшая кульминации в 2014 году с появлением террористической организации «Исламское государство» (запрещено в России), взявшей под контроль большую часть суннитских провинций Ирака. Террористическая активность экстремистов из организаций, связанных с «Аль-Каидой» (запрещена в России) и предшественниками «Исламского государства» в Ираке, разгоревшаяся в 2005 году, пошла на спад в 2009-2010 годах, однако вновь оживилась в 2012-2013 годах. Так, летом 2013 года теракты в Багдаде происходили в среднем раз в 3-4 дня.

Нестабильность и рост террористической активности диктуют Ираку необходимость создания сильной службы безопасности. В то же время формирование иракской службы безопасности проходило по партийному признаку и курировалось представителями иностранных государств, прежде всего США и Ирана. Свержение Саддама Хусейна сопровождалось полным разгромом старого государственного аппарата Ирака, включая многочисленные службы безопасности, наводивший ужас на иракцев. В результате процесса «дебаасификации» были уволены тысячи сотрудников иракских спецслужб. Впрочем, эффективность ряда спецслужб саддамовского Ирака, в частности иракской разведки, также ставится под сомнение многими экспертами. По мнению посла Ирака Аббаса Халафа Кунфуда (2000-2003 годы) иракская разведка за рубежом занималась в основном отслеживанием деятельности иракской антиправительственной эмиграции и ликвидацией ее представителей, а не разоблачением планов вероятного противника и проникновением в его спецслужбы и властные органы. Все это помешало Саддаму Хусейну правильно оценить стратегическую обстановку накануне вторжения в Кувейт (1990 год) и вторжения американских войск в Ирак (2003 год).

В 2003-2004 годах реорганизацией иракских спецслужб занимался руководитель американской оккупационной администрации, «проконсул Ирака» Пол Бремер. Согласно его планам были созданы четыре спецслужбы нового Ирака. Во-первых, это Иракская национальная разведывательная служба (ИНРС). На первом этапе численность ее персонала составляла 3000 человек.  В уставе это организации было записано, что она ориентирована на зарубежную деятельность, но фактически до последнего времени она проводила свою работу, в основном, на территории Ирака. Во главе иракской разведки был поставлен Мухаммед Шахвани, туркоман-суннит, родом из Мосула. М.Шахвани был генералом иракской армии, принимал участие в ирано-иракской войне 1980-1988 годов. В 1990 году бежал в Великобританию. В 1995-1996 годах участвовал в неудачном покушении на жизнь Саддама Хусейна, организованном с помощью ЦРУ и МИ-6. Второй крупной иракской спецслужбой стало Национальное агентство информации и расследований (НАИР), созданное по образцу американского ФБР. В его задачи входит поставлять информацию МВД Ирака. Другими спецслужбами стали военная разведка М2 и Генеральный директорат по информации и безопасности, роль которых существенно меньше значения ИНРС и НАИР. Так как на первом этапе кадровый персонал новых спецслужб составили сотрудники-новобранцы, не имеющие опыта и специальной подготовки, ЦРУ оказывало помощь иракским спецслужбам. По данным итальянского интернет-портала Geopolitica, в 2004-2007 годах американцы потратили на иракские спецслужбы 3 миллиарда долларов.

Тем не менее, американцы не смогли удержать спецслужбы нового Ирака под своим контролем. В 2005-2006 годах министром внутренних дел Ирака был Мухаммед Джабр аз-Зубейди (настоящее имя – Байан Джабр Солаг), туркоман-шиит, занимающий откровенно проиранские позиции. М.Зубейди с юности был активистом шиитских политических организаций. В 1982 году эмигрировал в Иран, где вступил в ряды вооруженных формирований «Бригада Бадр», принимавших участие в ирано-иракской войне на стороне Ирана и дослужился до полевого командира одного из ее отрядов. Был одним из основателей партии Высший совет исламской революции в Ираке (ВСИРИ). В 2014 году вместе со своим бывшим руководителем Хади аль-Амири вышел из состава ВСИРИ и организовал собственную политическую партию «Бадр». М.аз-Зубейди был убежденным противником суннитских политических партий и монархий Персидского залива. Характерен его ответ саудовскому министру иностранных дел Сауду аль-Фейсалу, высказавшему в 2006 году озабоченность в связи приходом шиитских партий к власти в Багдаде: «Ирак является колыбелью цивилизации, научившей мир письменности и книжной культуре, и не бедуинам, только что слезшим с верблюдов, учить нас».   Став министром внутренних дел М.аз-Зубейди, развернувший борьбу с терроризмом, привел в состав МВД и ИНРС немало бывших боевиков «Бригады Бадр», «Армии Махди» и шиитских эскадронов смерти, зачищавших Багдад от суннитов. В частности, из ИНРС были уволены 500 сотрудников, лояльных проамериканскому М.Шахвани, которые были заменены людьми, пришедшим из шиитских партий. Кроме того, с 2006 года М.Шахвани утратил право участвовать в заседаниях кабинета министров Ирака, и его влияние на государственные дела резко снизилось. В 2009 году, постепенно утратив полномочия в сфере безопасности, он ушел с поста директора ИНРС.

Что касается М.аз-Зубейди, то в 2006-2010 годах он был министром финансов Ирака. Возглавляя МВД, он получил неоднозначную репутацию в связи с участием в массовых репрессиях против суннитов и сторонников баасистского режима. В связи с этим в 2010 году он на время уехал в Бейрут, чтобы избежать мести со стороны родственников задержанных «террористов». Однако в 2014 году он вернулся в страну и возглавил в правительстве Хайдара аль-Абади Министерство строительства. Несмотря на сложный имидж и несколько пережитых покушений, Мухаммед аз-Зубейди продолжает оставаться «непотопляемым авианосцем» иракской политики.

Нури аль-Малики, ставший в апреле 2006 гола премьер-министром Ирака, постепенно концентрировал в своих руках всю полноту власти. С 2007 года он стал занимать в иракском кабинете посты министра обороны и внутренних дел. Для контроля над деятельностью спецслужб в 2007 году им было создано Министерство безопасности Ирака под руководством Шервана Ваили, одного из руководителей Партии исламского призыва («Да’ава»), лояльного Н.аль-Малики. В состав нового министерства вошли 5500 человек. В основном это были кадры, получившие образование и стажировку в Иране. С этих времен сотрудничество с иранскими спецслужбами становится доминантой для органов безопасности Ирака. В настоящее время Ш.Ваили занимает пост секретаря Совета безопасности Ирака. Следует отметить, что он занимает более умеренную позицию по сравнению с Н.аль-Малики и другими шиитскими политиками Ирака, выступает за интеграцию суннитов в политическую жизнь страны.

В настоящее время иракские спецслужбы являются раздутыми и не всегда эффективными. По данным депутата иракского парламента Обейда аль-Мутлака в сфере безопасности Ирака (МВД и спецслужбы) занято 1,5 миллиона человек, что составляет 23% от общего числа госслужащих. Тем не менее, им не удалось предотвратить падение Мосула в 2014 году и эффективно противостоять проникновению террористов в Багдад. В последнее время правительство Х.аль-Абади предпринимает меры по повышению эффективности иракских спецслужб. В частности, усилена профессиональная подготовка сотрудников органов безопасности, идет обмен данными между спецслужбами Ирака, Ирана, Сирии и России, принято решение об открытии зарубежных резидентур иракской разведки. Все эти меры представляются не лишними, учитывая, что национальной безопасности страны еще долго будут угрожать различные внутренние и внешние факторы.

52.52MB | MySQL:102 | 0,584sec