Турция: терроризм и проблемы стабильности государства

В Турции явно наблюдается активизация террористической деятельности. Прошла целая серия серьезных терактов в Стамбуле и Анкаре, продолжаются минно-фугасные и засадные нападения сторонников Рабачей партии Курдистана (РПК) на военных и полицию в основном в девяти «курдских» провинциях Турции. Несмотря на курдский праздник Навруз, Анкара ввела комендантский час в этих провинциях. Все это происходит на фоне объявления автономной зоны сирийскими курдами на своем съезде. Анкара опять же оказалась в роли фактически стороннего наблюдателя и на открытую интервенцию в Сирию, что она угрожала сделать, пока не идет. Обратим внимание на хитрый ход, который сделали сирийские курды, они провели свой съезд и провозгласили автономию как раз в канун сложных переговоров между ЕС и Анкарой по вопросам миграционного кризиса. Тем самым они минимизировали риски военной интервенции со стороны турецких войск, поскольку такой сомнительный фон для сопровождения переговорного процесса с «чуткими» к гуманитарным вопросам европейцами, был бы явно излишним. Турецкое руководства и так сильно рискует с учетом той информации, которая поступает не без помощи российских СМИ из ряда курдских городов на юго-востоке Турции. Съемки Джизре совершенно определенно свидетельствуют о том, что в указанном городе шли ожесточенные уличные бои. с применением тяжелой военной техники. То есть, условно говоря, президент Турции Р.Т.Эрдоган в результате своей, безусловно, «дальновидной политике» по отношению к курдской проблеме получил в результате девять мятежных провинций, в которых существуют автономные оплоты вооруженных отрядов РПК, у себя дома, курдскую автономию на своей границе в Сирии, а также волну террора в  городах. Все это не только самым серьезным образом дестабилизирует ситуацию внутри страны, но и серьезно осложняет перспективы предстоящего туристического сезона. А это, без всякого преувеличения, одна из основных бюджетосоставляющих отраслей Турции.

Возвращаясь к борьбе с курдами внутри самой Турции, то, судя по всему, ситуация там обстоит не лучшим образом. В ответ на очень жесткое подавление оплотов РПК, как например в Джизре, во время которого потери среди мирного населения насчитывают, по словам очевидцев, сотни человек, начались террористические атаки в турецких городах. И для этого используется специальная группа «Соколы свободного Курдистана» (ССК), про которых известно не так уж и много. Турецкие силовики утверждают, что она тесно аффилирована с РПК. Что такое «тесно аффилирована» при этом не очень понятно. Если группы расходятся по идеологическим или иным причинам, то об аффилированности говорить в принципе не приходится. И значит возлагать ответственность за совершенные теракты на РПК также неправомерно. Отсюда и путанные объяснения и комментарии представителей турецких властей. По нашей оценке, в случае ССК мы имеем дело со специально организованной РПК группой, которая формально существует сепаратно, а значит никакой ответственности за нее РПК не несет. И создана она была в большей степени для того, чтобы взять на себя очень непопулярные репутационные риски в связи с терактами против гражданских целей. В том числе и в отношении иностранцев. Курды расчетливо бьют по одной из самых болезненных точек Анкары, но такая практика чревата попаданием в списки «террористических организаций» как Вашингтона, так и Брюсселя. Для того чтобы «жена Цезаря была вне подозрений» и была, по нашей оценке, создана группа ССК. Но отметим при этом важный момент изменения оперативной обстановки: курды под влиянием разгрома своей военной инфраструктуры в ряде городов на юго-востоке Турции перешли к атакам против гражданских целей в городах.

То, что в Джизре явно воевала армия, судя по характеру применяемого вооружения и характеру разрушений, сомнений не вызывает. Но применение армии внутри Турции запрещено. То, что сейчас делает Р.Т.Эрдоган, в принципе незаконно с точки зрения национального законодательства. Но «ситуация на фронтах» такова, что вмешательство турецкой армии в ситуацию стало уже не просто желательным, но и необходимым. В этой связи Р.Т.Эрдоган инициировал процесс быстрейшего внесения законодательной инициативы или же для ускорения — принятие закона без предварительных обсуждений. Закона, который бы позволял армии участвовать во внутренних конфликтах. Другими словами, речь идет о серьезном обострении конфликта, который требует привлечение уже регулярной армии на планомерной и законной основе. Полиция и жандармерия слишком малочисленны и недостаточно экипированы, у них нет тяжелой техники и артиллерии. Согласно инициативе президента Р.Т.Эрдогана силы спецназа должны на постоянной основе базироваться в крупных турецких городах и совместно с полицией и жандармерией принимать участие в боях и зачистках. В некотором роде президент рискует, поскольку армия ввязывается в кампанию без начала и конца «с малой степенью интенсивности». На русском языке последнее означает латентные потери без всякой надежды решить проблему исключительно военными методами. Это не настроит генералов на миролюбивый лад. Кроме того, расквартированные в разных городах силы армейского спецназа — не очень хорошо с точки зрения того, что они в любой момент могут взять под контроль основные узлы управления в этих городах. И не по приказу Р.Т.Эрдогана. Он это понимает, безусловно. Но другого выхода у него нет. Ситуация не располагает.

Одновременно появились и данные ряда анонимных источников о том, что руководитель МИТ Турции Хакан Фидан может вскоре покинуть свой пост. Его руководство этой структурой не отметилось ничем позитивным. Более того, впору говорить о провале разведывательной работы и попыток достигнуть компромисса с курдами. При этом сам Х.Фидан очень даже не прочь покинуть свой пост. Он в принципе еще в прошлом году намеревался это сделать, но остался в силу настойчивых просьб Р.Т.Эрдогана и его обещаний создать под руководством Х.Фидана  «суперспецслужбу» с вливанием туда разведорганов жандармерии. Судя по всему, этим планам сбыться не суждено. Более того, Р.Т.Эрдоган во многом вынуждено начинает этап примирения с турецкой армией. Причем на место сменщика на полном «серьезе» прочат бывшего, самого заслуженного в армии и авторитетного полковника спецназа вооруженных сил Турции, харизматичного Мустафу Левента Гюкташа. Который, кстати, успел посидеть в турецкой тюрьме с 2009 по 2014 года по обвинению в попытке насильственного свержения Р.Т.Эрдогана и запрета его партии. Это рискованный шаг, но Р.Т.Эрдоган таким образом пытается завоевать доверие военных и сплотить Партию справедливости и развития и армию в едином фонте борьбы против курдов. По нашей оценке, такой благостный сценарий вряд ли возможен. По крайней мере, с тем результатом, на который рассчитывает сам турецкий президент.

43.91MB | MySQL:92 | 1,237sec