«Джихад» в Бельгии

Бельгия в последнее время стала одним из  главных «европейских поставщиков» иностранных боевиков в Сирию и Ирак. 

Согласно последним оценкам бельгийского правительства официальная численность приехавших из Бельгии в Сирию джихадистов составляет около 380 человек. Тем не менее, независимые исследователи, в частности бельгийский востоковед  Петер Ван Остаен считает, что эта цифра несколько выше и составляет около 490 боевиков, включая ныне участвующих в боях на стороне «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), а также убитых в ходе военных действий. За этой статистической выборкой остаются депортированные обратно на родину «добровольцы», не добравшиеся до  театра военных действий на Ближнем Востоке.

Тем не менее, даже оптимистическая оценка бельгийского правительства в 380 человек, выводит Бельгию на первое место на душу населения по числу участвующих в составе ИГ- 34 боевика  на один миллион жителей. Для сравнения Швеция (30,6), Дания (26,3) Германия (22,3), и Франция (18,1) Великобритания (31,0) По этиму показателю Бельгия уступает  двум балканским государствам, которые в недалеком прошлом пережили гражданскую войну: Боснию и Герцеговину  — 87 боевиков миллионов жителей, и Косово – 158 боевиков.

Важное место среди радикалов занимает район бельгийской столицы Моленбек, значительное число жителей которого являются мусульманами. Уровень безработицы в в нем составляет около 37 процентов. Здесь достаточно легко найти оружие. По оценкам  исследователя из Института Itinera (Брюссель) Билала Бениаша, за 500-1000 евро за полчаса можно достать оружие и необходимую экипировку для совершения терактов. В Моленбеке можно «исчезнуть и вас никто не найдет». По его словам, это идеальное укрытие для тех джихадистов, которые планируют теракты в различных европейских странах – это своего рода «джихадистская база».

Бельгийские радикалы уже давно играют важную роль в террористических мероприятиях в других регионах мира. Так, например, исполнители убийства  известного афганского полевого командира Ахмада Шаха Масуда  в 2001 г. также прибыли из Бельгии.  Аналогичным образом , Марокканская боевая исламская группа , действующая недалеко от небольшого бельгийского приграничного города Маасеик также была замешана в теракте в Мадриде 11 марта 2004 года. Кроме того, бельгийка, перешедшая в ислам-Мюриэль Дего стала первой смертницей-европейкой взорвавшей себя  в Ираке 9 ноября 2005 года.

По мнению западных исследователей, Бельгия выполняла роль идеального «логистического узла» для радикальных исламистов в Европе. В силу своего географического положения, а также наличия значительной мусульманской диаспоры исполнителя и разработчики операций, в безопасности могли заниматься здесь пропагандой.   Исламисты избегали совершения резонансных терактов  на территории Бельгии, потому что они нуждались в этой стране в качестве «тыловой базы».

Основной пик террористической активности в этой стране приходится на период военных действий в Сирии. Так 24  мая 2014 года «сирийским возвращенцем» Мехди Неммушем было совершено нападение на еврейский музей в Брюсселе, результате которого погибли 4 человека. Оружие, используемое для совершения теракта в редакции  «Шарли Эбдо» также имеет «брюссельское происхождение». 14 января 2015 г. бельгийские правоохранительные органы провели обыск нескольких домов в районах города Вервье и арестовали группу, которая планировали теракты в Бельгии. При этом подозреваемые открыли огонь из автоматического оружия по полиции. Уничтоженные в ходе операции  двое из трех джихадистов вернулись из Сирии.

Толчком к усилению джихадистского подполья в Бельгии и более активному участию ее жителей в боевых действиях в Сирии и Ираке стало  создание радикальной группы «Shariah4Belgium» («Шариат для Бельгии» (ШДБ) в 2010 году).  Первоначально она считалась  филиалом радикальной исламистской группировки «Аль-Мухаджирун» и «Islam4UK» в Великобритании во главе с Омаром Бакри и Анджемом Чудари. В первые годы ШДБ в основном занималась пропагандистской работой (Даава)  в бельгийских городах, стремясь обратить этнических «немусульман бельгийцев» в ислам. Организация вполне открыто устраивала семинары в общественных местах и несмотря на критику западных ценностей не вызывала подозрений со стороны бельгийских правоохранительных органов. Деятельность группировки не воспринималась всерьез и исламистам удалось привлечь в свои ряды молодежь, включая коренных жителей страны. Влияние группировки усилилось, когда исламисты выступили против запрета правительства на ношение головных платков в государственных школах в Антверпене, обвиняя европейские власти в ущемлении прав последователей мусульманской религии. Когда спецслужбы наконец-то начали действовать против группировки в конце 2012 года радикалам уже удалось «поставить на путь священной борьбы» значительное число молодых людей.

Основатель группировки Фуад Белкасем были заключен в тюрьму, а сама организация больше не могла действовать открыто. Начавшаяся гражданская война в Сирии открыла для ШДБ перспективы для приобретения военного опыта, наработке связей с другими, в том числе международными, радикальные исламистскими организациями.

Благодаря тесным контактам одного из лидеров группировки Набиля Касми с сирийцем Омаром Бакри,  ШДБ удалось закрепиться среди широкого спектра исламистских группировок на внутрисирийском театре военных действий. Первые новобранцы образовали отдельную «бельгийскую фракцию» в рамках существующего «Совета шуры моджахедов», которая возглавлялась  Амром аль-Абси, в настоящее время считающимся одним из ключевых фигур в создании «Исламского государства». Бельгийские боевики выбрали в качестве амира своей бригады молодого человека из  города Вилвурд, Хусейна аль-Уассаки. Со временем к ним стали присоединяться также боевики из Нидерландов и Франции.

Большинство бельгийцев, около 70 процентов присоединились  к ИГ летом 2014 года.  Боевики из этой страны неоднократно участвовали в операциях смертников. Например, Абу Абдалла аль-Бельджики и Абу Бакр аль-Бельджики стали «живыми бомбами» в Ираке в марте и апреле 2015 года в окрестностях Рамади.

Согласно европейским исследованиям, около 80 процентов бельгийцев из ИГ родились в  Бельгии, поддерживают прочные связи с марокканской общиной и представляют различные социальные слои от служащих, до имеющих криминальное прошлое.  Например, один из трех уехавших в Сирию братьев  аль-Уассаки из Вилвурда, Хаким во время обычной проверки документов в 16 лет, ранил троих полицейских. В отличие от него, три брата семьи Мезрауи, также марокканского происхождения, принимавших участие в боях на стороне ИГ в Сирии, ранее жили со своими родителями в роскошной вилле в престижном районе Антверпена — пригороде Капеллен. В некрологе, опубликованном после гибели одного из бельгийских боевиков Саида аль-Морабита отмечалось, что он оставил престижную работу в известной страховой компании и отправился на «джихад». Только 8 процентов  бельгийцев являются «новообращенными» и смешанных семей  и испытывали проблемы с идентичностью, что способствовало их радикализации

Теракт в Брюсселе 22 марта, за который взяло на себя ответственность «Исламское государство», стал  еще одной попыткой джихадистов перенести военные действия на территорию Европы, стремясь отвлечь внимание европейских правительств от основных театров военных действий в Сирии, Ираке и Ливии. Экстремисты нацелены создать среди жителей ЕС атмосферу  страха и ненависти к последователям ислама, разжечь столкновения на религиозной и национальной почве, а затем использовать это в своих пропагандистских целях.

44.07MB | MySQL:92 | 1,015sec