Теракты в Брюсселе: болезненный симптом краха правоохранительной системы Бельгии

Крайне неприятно, но необходимо признать – ответ исламистов на арест 18 марта в ходе спецоперации бельгийских правоохранительных органов в Моленбеке предполагаемого главного организатора терактов в Париже 13 ноября 2015 г. Салаха Абдеслама получился молниеносным и крайне эффективным. По первому критерию теракты в Брюсселе вообще, похоже, стали беспрецедентными для Европы, а по масштабам произошедшее сразу же встало в один ряд с крупнейшими и наиболее резонансными в истории континента атаками экстремистов. Здесь можно было бы сделать стандартный для последних полутора лет вывод о том, что исламисты активизировались в Европе в связи с миграционным кризисом и военным конфликтом в Сирии, а также (более свежее заключение) воспользовались режимом прекращения огня в последней. Однако указанные выше характерные черты данных конкретных терактов, а также предшествовавшая им полугодовая эпопея с выслеживанием Абдеслама, которого было вполне реально задержать по горячим следам еще в декабре 2015 г., если бы не ставшие притчей во языцех казусы бельгийского законодательства, вынуждают сделать вывод, что взрывы в аэропорту Брюсселя и городском метро, ответственность за которые взяла группировка «Исламское государство» (запрещена в РФ), и жертвами которых стали (по последним данным) 34 человека, а пострадавшими более ста, не столько являются свидетельством какого-то успеха исламистов, сколько констатируют полный крах правоохранительной системы Бельгии и тотальную некомпетентность спецслужб страны.

Иначе просто невозможно объяснить исключительную неспособность за почти полтора года (начиная с атак на редакцию Charlie Hebdo в Париже и последующих розыскных мероприятий в Бельгии) острого противостояния с экстремистами на своей территории сделать выводы и принять, к примеру, хоть какие-то меры по повышению безопасности главного аэропорта страны и одного из крупнейших транспортно-пересадочных узлов Европы. При этом в самих терактах 22 марта 2016 г. не было ничего принципиального нового. По существу, и по меркам тактики исламистов, это была вполне обычная «боевая операция» против идеологического противника, нацеленная в одно из его наиболее уязвимых мест. И то, что таким местом является именно Бельгия, уже давно не было ни для кого секретом. А ведь Бельгия, кроме прочего, на протяжении многих лет была и одним из крупнейших на континенте рынков нелегального оружия, чем естественно успешно пользовались почти все организаторы крупных европейских терактов 2015 г. и не только. И остается им сегодня. А если власти страны не озаботились такой ситуацией еще после парижских терактов, то вполне вероятно, что не обратят внимания на эту проблему и теперь. Зато бельгийские города с осени в большом количестве патрулируют полицейские с автоматами – видимо в руководстве страны находят эту меру весьма действенной и успокаивающей граждан.

А ведь еще более года назад, 15 января 2016 г., освещая антитеррористические действия во Франции и Бельгии после атаки исламистов на редакцию Charlie Hebdo в Париже, британское издание Daily Mail опубликовало материал о бельгийском джихадисте-тинейджере Абу Марийи Бельджики (Abu Mariya Belgiki), хваставшемся в соцсетях тем, что, находясь с 14 лет под наблюдением у правоохранительных органов, ему удалось пройти сквозь брюссельский аэропорт «как нож сквозь масло» и назвавшем разведслужбы страны «вероятно, самыми ленивыми и тупыми в мире»! Еще в январе 2015 г. Бельджики, восхваляя атаковавших французский журнал террористов, вопрошал: «Чего же ждут братья в Бельгии»? В это же время, как сообщает немецкий Spiegel, похожие заявления в журнале Dabiq, издаваемом «Исламским государством», размещали и другие исламисты, например, один из участников уже ноябрьских атак в Париже Абдельхамид Абауд. На этом фоне заявления бельгийской полиции о том, что вплоть до последнего времени у нее не было информации о предполагаемых целях террористов, звучат просто нелепо. И все это при наличии предупреждений от коллег из других стран, в том числе из России.

В этих условиях уже вполне обоснованной может даже показаться гипотеза о том, что в бельгийских спецслужбах действуют сразу несколько хорошо подготовленных агентов исламистов, саботирующих информирование правоохранительных органов Бельгии об активности потенциальных террористов на территории страны. И все же куда более реалистичным представляется то, что будь так на самом деле, любой здравомыслящий «крот» попросту испугался бы того, что против него в конце концов сыграет столь безалаберное отношение к безопасности, которое вплоть до 22 марта 2016 г. было характерно для аэропорта Брюсселя. И все же можно вполне определенно утверждать, что невольные пособники (впрочем, быть может, и вполне сознательные) в большом количестве представлены если и не в полиции, то в политическом истеблишменте Бельгии.

К ним, безусловно, относится бывший мэр Моленбека Филипп Мурё, на протяжении 20 лет попросту игнорировавший (а скорее даже потворствовавший в обмен на поддержку на выборах) рост в районе радикальных настроений среди общин иммигрантов и их потомков и закрывавший глаза на сомнительную деятельность, связанную среди прочего с нелегальным оборотом оружия. Да и на государственном уровне в последние годы борьба с экстремизмом, похоже, ни у кого в Бельгии не вызывала энтузиазма. На это, например, намекает Ален Винантс (Alain Winants), возглавлявший Службу государственной безопасности Бельгии с 2006 по 2014 гг., рассказывая агентству Рейтер, что когда он планировал презентацию о боевиках в Сирии для предыдущего правительства, ни один министр не проявил к ней интереса. Комментируя техническое оснащение бельгийских спецслужб, Винантс, в частности, сказал, что они «вероятно, одними из последних в Европе (в 2010 г. – авт.) получили разрешение использовать современные средства сбора информации, такие как прослушка телефонов, взлом компьютеров и проверка банковских счетов». Что ж, возможно теперь, после десятков погибших и более сотни пострадавших бельгийские политики, наконец, «проявят интерес» к противодействию терроризму в своей стране. В конце концов, именно отсутствие политической воли привело к тому, что полиция и спецслужбы оказались не в состоянии отвечать на актуальные угрозы безопасности страны.

Однако возможно самое прискорбное обстоятельство в этих условиях заключается в том, что промахи и некомпетентность бельгийских и французских правоохранительных органов и череда событий, ставших следствием этого, сделали из обыкновенного торговца оружием из брюссельского пригорода «медиазвезду» мирового масштаба, имя которой постоянно мелькает в новостях из-за поводов, которых не должно было быть в принципе. СМИ еще недавно величали Абдеслама «самым разыскиваемым человеком в Европе», а экстремисты теперь с удвоенным энтузиазмом будут ставить его в пример всем, кто хочет нанести удар идеологическому врагу и быстро прославиться. Быть может, почувствовав каким-то образом возможность такого развития событий, Абдеслам и передумал взрывать себя в Париже (в чем признался тем же бельгийцам), оставив в дураках и своего брата, и других погибших сообщников.

Но для бельгийских правоохранительных органов все это, видимо, не представлялось хоть сколько-нибудь значимым. Куда более важным вплоть до 22 марта было то, что Салах Абдеслам сидит глубоко под землей в тюрьме строгого режима в Брюгге, а чтобы сбежать, ему «нужно пройти через 13 бронированных дверей и три решётки, находящиеся под различными видами сигнализации». Ах да, для пущей безопасности вода в унитазе камеры Абдеслама смывается извне надзирателем, важно рапортовали европейские СМИ, описывая «триумф» полиции и спецслужб Бельгии в деле поимки «террориста №1» последнего полугодия для Западной континентальной Европы. С сожалением приходится констатировать, что таким же образом своей некомпетентностью бельгийские спецслужбы «смыли» все (впрочем, не слишком впечатляющие) достижения в антитеррористической деятельности периода после 13 ноября 2015 г. Если же вернуться к серьезным выводам из произошедшего в Бельгии краха системы охраны правопорядка и ставшей его следствием катастрофы, то Франции, уровень готовности спецслужб которой к аналогичным угрозам едва ли немногим выше, пожалуй, стоит на фоне случившегося воздержаться от экстрадиции из Бельгии Абдеслама, оставив того в сверхнадежной камере в Брюгге.

43.92MB | MySQL:92 | 1,030sec