Ирак: проблемы и опасности реформирования правительства

В Ираке наступает момент истины. Премьер-министр Х.аль-Абади должен в начале недели объявить о реформировании правительства с целью замены его на кабинет технократов и ученых. Пока речь идет о ротации девяти министров, хотя в прошлом году иракский премьер заявлял о своих планах заменить целиком весь кабинет. Как представляется, сказано это было в запале и с целью, прежде всего, ликвидировать пост вице-президента, который занимал его антагонист в шиитском лагере, бывший глава кабинета министров Н.аль-Малики. После того, как Н.аль-Малик убыл в добровольно-вынужденную эмиграцию на юг Ирака, страсти улеглись, соответственно уменьшились и амбиции и перестроечный зуд самого Х.аль-Абади. Тем не менее, свои планы по ротации кабинета он не оставил, и теперь девять новых «профессионалов» должны доказать, что не все так безнадежно в иракской экономике. Безусловно, что в этой связи возникают соответствующие риски. Напомним, что попытки отойти от принципа кумовства и клановости исполнительной власти пытались преодолеть практически все режимы, пришедшие к власти на волне «арабской весны». Особенно это было отчетливо заметно в Тунисе, где пришедшие к власти местные «Братья-мусульмане» из партии «Ан-Нахда» очень долго сопротивлялись требованиям профсоюзов создать именно технократический кабинет министров. В результате этого удалось добиться только под авлением неизбежного экономического коллапса страны и проигрыша «Ан-Нахды» на парламентских выборах. Попытка преодолеть клановое устройство самой жизни арабских стран и создать равноудаленное правительство – есть, пожалуй, самая трудная задача для местных элит. На реформы Х.аль-Абади пошел не от хорошей жизни. Падение мировых цен на углеводороды резко понизило поступления в бюджет, и это сразу же обострило социальную обстановку в Ираке. Коррупция, которая и так была традиционна для иракской власти, на первом этапе «послесаддамовского» правления была не так заметна. Она растворялась в высоких ценах на нефть. Теперь в условиях кризиса все болезненные проблемы проявились. Ситуация обострилась летом прошлого года, когда в условиях рекордной даже для Ирака жары стал ощущаться крайний дефицит электроэнергии. Отсюда последовал вал проблем, начиная от неработающих бытовых кондиционеров и заканчивая обыкновенными холодильниками. Перестала работать система водоснабжения, что вызвало сбой работы ирригационных сооружений и систем водопровода. Началась холера. Все эти беды по странному стечению обстоятельств больнее всего ударили по шиитским районам страны. Отсюда возникла самая большая угроза — размывание базы поддержки шиитского правительства. Х.аль-Абади, конечно, пытается заручиться максимальной поддержкой всех политических сил в рамках реформирования кабинета. Он предложил всем парламентским фракциям заблаговременно представить список своих кандидатов на министерские посты. 23 марта с.г. такие списки от всех фракций парламента были представлены. 27 марта с.г. своих кандидатов представит премьер-министр Х.аль-Абади, а затем уже на основании дух этих списков будет выбран компромиссный вариант. Самая главная опасность нынешнего реформирования, и иракский премьер это понимает, заключается в рисках нарушения этими назначениями хрупкой системы «справедливого» представительства различных конфессий и кланов в исполнительной власти. «Справедливой», естественно, с точки зрения конкретной фракции. Но, как показывает практика, угодить всем не получится. И если иракский премьер действительно ведет борьбу за создание технократического кабинета министров, то такие назначения должны проводиться в ультимативном порядке без учета мнений того или иного клана или парламентской фракции. Так было, в конце концов, в Тунисе. Главными оппонентами планам Х.аль-Абади по частичному реформированию кабинета без учета их интересов являются три основные политические конфессиональные группы. Прежде всего, это сторонники шиитского лидера Муктады ас-Садра, которые сейчас проводят сидячую забастовку у здания правительства. Его фракция имеет 34% мест в парламенте, и он не в состоянии официально заблокировать предложения премьера. Вместе с тем он требует полной ротации правительства, что Х.аль-Абади, естественно, принять не может. В этом случае он сам должен подать в отставку. Более масштабные протесты следует ожидать в случае кардинальной зачистки сторонников М.ас-Садра из ряда ключевых министерств. При этом верховный духовный лидер иракских шиитов аятолла А.ас-Систани официально дистанцировался от этой борьбы, что некоторые обозреватели расценили как выпад, прежде всего, в сторону иракского премьера и ослабление его позиций в шиитской общине. Конечная цель М.ас-Садра – отправить в отставку весь кабинет министров вместе с самим Х.аль-Абади. За этой инициативой негласно стоит Иран, который подозревает Х.аль-Абади в игре на американцев и попытке уменьшить иранское влияние в стране. Второй силой, которая очень настороженно встретила инициативу о ротации в правительстве являются иракские курды. Они подозревают, что за инициативой Х.аль-Абади стоят попытки если не полностью ликвидировать, то, по крайней мере, сильно минимизировать количество курдских представителей в министерствах. Сейчас курды руководят культурой, миграцией и финансами. Министр культуры Фарид Равандузи уже отказался покинуть свой пост. Совершенно очевидно, что будут предприниматься попытки и «освободить» ключевой пост министра финансов. Это особенно тревожно для Эрбиля в связи с планами возобновить сотрудничество с Багдадом по экспорту нефти. Что же касается суннитов, то уменьшение количества их представителей в министерствах будет расценен как отказ от политики компромисса с суннитской общиной. Само по себе это приведет к укреплению позиций «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), которое позиционирует себя в качестве защитника именно суннитов, а с другой — серьезно повредит планам США достигнуть с большинством суннитских деятелей страны разумного компромисса по принципу – «гарантированное участие во власти в обмен за ликвидацию ИГ».

Все эти соображения заставляют Х.аль-Абади действовать уж очень постепенно. При этом такая неторопливость имеет и оборотную сторону. Прежде всего, в виде возобновления уже масштабных протестов с наступлением жаркого сезона и повторения не очень благоприятных климатических условий. Ну и конечно, срыв всех планов по организации наступления на Мосул и разгром военной и политической структуры ИГ. В любом случае надо дождаться решений по кадровым перестановкам и оценивать ситуацию уже с учетом этих изменений.

52.18MB | MySQL:103 | 0,484sec