Совещание начальников штабов армий стран-членов «исламской коалиции» в Эр-Рияде

Ведущей темой вышедших 28 марта 2016 г. саудовских изданий (уделивших лишь малое внимание, например, освобождению Пальмиры в Сирии) стало состоявшееся накануне в Эр-Рияде совещание начальников штабов армий стран-членов «исламской коалиции». Подчеркивая, что происходит процесс складывания этого объединения, и опираясь, при этом, на мнение ведущих членов саудовского военного истеблишмента (прежде всего, наследника наследника престола и главы оборонного ведомства принца Мухаммеда бен Сальмана), эти издания сообщали, что речь идет о «встрече, которая должна подготовить предстоящее совещание министров обороны» 39 мусульманских стран, представленных на совещании в саудовской столице. На этой встрече и будет официально провозглашено создание «исламской коалиции».

Иными словами, ее формирование еще не закончено, и прежде чем она станет реальностью, уже развивающийся процесс должен будет пройти, по крайней мере, через несколько этапов. Впрочем, совещание в Эр-Рияде не рассматривалось саудовской прессой как первый этап на пути формирования «исламской коалиции». Все саудовские издания подчеркивали, что первым этапом на этом пути стали закончившиеся две недели назад военные маневры «Северный гром», проходившиеся на базе «Король Халед» в саудовском Хуфр-эль-Батине, в проведении которых участвовали (либо на которых были представлены) многие из стран, начальники генеральных штабов которых участвовали в совещании в саудовской столице.

Комментируя совещание начальников штабов армий стран-членов «исламской коалиции», советник канцелярии министра обороны бригадный генерал Ахмед Асири сообщал представителям прессы, что основными вопросами повестки дня совещания являлись создание «механизма обмена разведывательными данными», как и «путей поддержки стран, подвергающихся террористическим угрозам, создавая для этого необходимую международную легитимацию». По его же словам, «несмотря на то, что страны-участницы коалиции действуют, отталкиваясь от собственных интересов, целей и задач, их объединяют и общие задачи, важнейшей среди которых выступает необходимость сохранения стабильности» в пределах их территории, а также всего региона мусульманского мира.

Продолжая развивать эти положения, А.Асири подчеркивал в ходе состоявшейся 27 марта 2016 г. пресс-конференции: «Состоявшееся совещание было сконцентрировано на рассмотрении четырех основных направлений деятельности коалиции, направленной на противостояние терроризму». Важнейшим среди этих направлений он называл «информационное», далее следовало «идеологическое направление войны с терроризмом». Концентрация усилий стран-членов «исламской коалиции», в первую очередь, на этих двух направлениях в ее деятельности должна помочь в «выработке ясного ответа на идеи, пропагандируемые террористическими организациями», — этот «ответ может стать превентивной мерой, противовесом террористической идеологии».

В свою очередь, третье направление деятельности «исламской коалиции» квалифицировалось советником канцелярии саудовского министра обороны как «финансовое», направленное на выявление источников финансирования террористических организаций и осуществляемых ими акций. Лишь четвертым направлением провозглашалось «военное», осуществляемое на основе решений «Эр-Риядского оперативного центра». Сообщая о его создании, А.Асири говорил о том, что саудовское руководство уже выделило здание, где будет располагаться этот Центр, а также содействовало формированию его бюджета. Впрочем, по его же словам, в саудовской столице вовсе не считают необходимым «использовать какие-либо меры материального характера с тем, чтобы какие-либо страны стремились вступить в коалицию». Речь идет лишь о том, что «нынешняя ситуация создает угрозу всей [исламской] умме, что означает, что важнейшей задачей каждого из входящих в нее государств становится безопасность и стабильность». Ссылаясь на пример Ирака, А.Асири подчеркивал, что как раз «действия террористов из ИГИЛ ( прежнее название запрещенного в России «Исламского государства») сделали невозможным поступательное развитие иракского государства».

Как заявлял в ходе своей пресс-конференции советник канцелярии саудовского министра обороны, важнейшее отличие создаваемой Эр-Риядом «исламской коалиции» от действующей против «исламского государства» международной коалиции во главе с Соединенными Штатами состоит в том, что патронируемое Саудовской Аравией объединение должно стать «борцом не с одной террористической организацией, а с терроризмом как таковым». В рамках такого широкого понимания задач «исламской коалиции» (предполагающего противодействие любым попыткам дестабилизации ситуации в государствах-членах) в любую страну ее участницу в случае, «если она попросит помощь для отражения любой грозящей ей опасности, будут направлены вооруженные силы, необходимые для ликвидации такой опасности». При этом эти «вооруженные силы» будут действовать на основе «полного уважения суверенитета такой страны». В свою очередь, участие каждого государства в деятельности «коалиции» будет определяться «его возможностями и желанием».

В этой связи немедленно возникал вопрос, связанный с тем, а не планирует ли Эр-Рияд (естественно, под зонтиком «исламской коалиции») вмешаться в развитие внутрисирийских событий. По мнению А.Асири, говорить о таком вмешательстве «преждевременно». Как он добавлял далее: «Мы только на первом этапе [формирования коалиции]. Пока еще мы не рассматривали те или иные случаи. В настоящее время мы только определяем параметры, механизмы, способы действия, как и понимание военно-оперативных задач». Будет ли, тем не менее, создаваться некое подобие «объединенных вооруженных сил коалиции»? Касаясь этого вопроса, советник канцелярии саудовского министра обороны замечал: «Не будет создаваться единое вооруженное формирование под руководством Эр-Риядского оперативного центра. В каждом случае будут определяться необходимые варианты действия, но, в целом, каждое государство-член коалиции, если оно подвергнется какой-либо опасности, получит помощь со стороны всей коалиции. Разумеется, — продолжал он далее, — эта помощь будет предоставляться на основе норм международного права. Кроме того, будет осуществляться координация действий с теми [неисламскими] государствами, которые выразят желание поддержать коалицию, поскольку ее создание определяется необходимостью поддержки международных усилий, [направленных на противостояние терроризму]».

По крайней мере, три из «основных направлений деятельности коалиции» ‒ «информационное, идеологическое и финансовое» оказывались неразрывно связанными с вопросом участия «граждан мусульманских и арабских стран» в террористических организациях. По мнению А.Асири, этот вопрос требует целенаправленной координации действий антитеррористических центров и разведывательных служб государств-членов. По его словам, «значительный опыт, накопленный Саудовской Аравией в сфере выявления и ликвидации источников финансирования террористов», будет предоставлен ею государствам, вошедшим в «исламскую коалицию». Наконец, советник канцелярии саудовского министра обороны заявлял, что одной из принципиальных задач Эр-Риядского оперативного центра станет «составление единого для всех государств-членов списка террористических организаций».

Совещание начальников штабов армий стран-членов «исламской коалиции» приняло «Эр-Риядское заявление», некоторые положения которого заслуживают того, чтобы быть подробно процитированными.

В этом «Заявлении» подчеркивалось, что участники совещания рассматривают «военную роль исламской коалиции как принципиально важную в деле борьбы с терроризмом и его уничтожении, считаю необходимым действовать в направлении объединения военных усилий государств-членов, обмена разведывательными данными, совместного планирования и обучения личного состава». Одновременно, как заявлял и А.Асири, участие в этом процессе определяется «желанием» каждого государства, вошедшего в эту «коалицию» при опоре «на Оперативный центр, его механизмы и организационные структуры, не нарушая, при этом, принципа суверенитета государств-членов». Так, в частности, речь шла о том, что начальники генеральных штабов стран, участвовавших в Эр-Риядском совещании, подчеркивали свою устремленность бороться «против преступного финансирования терроризма. Наконец, задачей «будущей встречи министров обороны стран-членов» коалиции «Эр-Риядское заявление» называло «выработку единого стратегического видения борьбы с терроризмом». Частью этого «видения» должен стать «идеологический и информационный аспект» противостояния террористической угрозе, что предполагало «распространение благородных ценностей ислама».

52.27MB | MySQL:103 | 0,672sec