О подходах руководства Иордании к борьбе с терроризмом

В течение последние десяти лет Иордания оставалась одной из самых спокойных стран арабского мира в плане террористической угрозы. Последние крупные теракты в стране произошли в 2005 году, когда боевики «Аль-Каиды в Месопотамии» во главе с печально известным Абу Мусабом аз-Заркауи  произвели взрывы в одном из отелей Аммана, в результате которых погибли 40 человек.  Напомним, что хотя А.М.аз-Заркауи и возглавлял иракских джихадистов,  сам он происходил из Иордании, будучи уроженцем второго по величине города страны Зарка.

Относительной стабильности в Иордании способствовали несколько факторов. Во-первых, баланс, который поддерживает руководство страны между различными субэтническми группами и племенами. Основу населения Иордании составляют две большие этнические группы: палестинцы и потомки бедуинов. С момента создания Хашимитского королевства в его нынешних границах в 1921 году королевская семья неизменно пользовалась бедуинской поддержкой. Численность бедуинов, правда, постоянно варьировалась в переписях населения. В 1922 году они составляли 46% населения страны, в 1943 году – 33,5%, в 1946 году – 23%. Возможно это объясняется тем, что в бедуины записывали только граждан страны, ведущих кочевой образ жизни. В то же вр6емя племенная идентичность присуща и их потомкам, перешедшим к оседлости.  До 1958 года бедуинские племена пользовались известной автономией. На них даже распространялся отдельный порядок судопроизводства. Исключительной привилегией бедуинов была военная служба, которую они несли в Арабском легионе, которым с 1930 по 1956 годы командовал английский генерал Джон Глабб. До начала 1960-х годов полиция не вмешивалась в дела бедуинов. Ими занималась особая Администрация по делам племен, а в исключительных случаях не гражданские, а военно-полевые суды.

Несмотря на то, что с 1960-х годов на бедуинов во многом распространились общие законы и правила, иорданское королевское правительство не отказалось от опоры на племена в деле обеспечения безопасности государства. В начале 1980-х годов в иорданских СМИ развернулась кампания против племенной идентичности, в ходе которой подчеркивалась «примитивная» природа трайбализма. Однако в 1985 году племенную идентичность публично защитил король Иордании Хусейн, заявивший о том, что она не противоречит иорданскому национализму. Немаловажную роль в поддержке Хусейном бин Талалом бедуинских племен сыграла их помощь иорданскому монарху в ходе кризиса «черного сентября» 1970 года, когда ООП попыталась взять власть в Иордании.

Еще одним фактором, способствующим относительной стабильности в Иордании, является сильная экономическая зависимость иорданцев от государства. Правительство является работодателем 42% своих граждан. Правда, в последнее время иорданская экономика переживает кризисные времена.  Около 28% молодежи в возрасте до 25 лет являются безработными. Это довольно чувствительно для Иордании с демографическим преобладанием молодого населения. Правительство страны пытается ограничить произвол чиновников и тем самым уменьшить коррупционное бремя. В последнее время в стране прошли несколько громких процессов по коррупции.

Одним из факторов, увеличивающих террористическую угрозу для Иордании, являются гражданские войны в соседних Сирии и Ираке. На территорию страны вместе с сирийскими беженцами проникает также неконтролируемое оружие. В стране появляются подпольные ячейки «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Пропаганда ИГ в Иордании идет в основном с территории Ирака. Напомним, что взлет радикализма в самом Ираке инспирировался как раз иорданскими исламистами. Вплоть до начала 1990-х годов иракский суннитский ислам носил умеренный и терпимый характер. Распространение салафизма в северных провинциях Ирака началось с иорданских водителей-дальнобойщиков. Затем в страну потянулись радикальные проповедники из Иордании и Саудовской Аравии. Теперь уже иракские радикалы «отдают долг» своим иорданским коллегам. Показателем угрозы ИГ для королевства являются развернувшиеся 1 марта с.г. боевые столкновения, которые  произошли в городе Ирбид, расположенном вблизи иордано-сирийской границы. Ирбид расположен в 15 километрах южнее границы с Сирией и в 80 километрах севернее Аммана. В ходе боя погибли 5 человек, в том числе капитан иорданской армии. По сообщению газеты Jordan Times, «антитеррористическое подразделение выполняло операцию, связанную с арестом опасных такфиристов (термин, применяемый по отношению к экстремистам в ряде арабских стран-авт.)». По сообщению той же газеты бой продолжался в течение пяти часов и террористы были  очень хорошо вооружены.

В этой связи чрезвычайный интерес представляют подходы королевства по отношению к борьбе с терроризмом. Некоторые из них были озвучены королем Иордании Абдаллой во время его посещения США в январе 2016 года и бесед в Конгрессе. В ходе пребывания в Вашингтоне иорданскому монарху не удалось встретиться с президентом Бараком Обамой, однако он провел беседы с госсекретарем США Джоном Керри, министром обороны Эштоном Картером, а также с рядом влиятельных законодателей, включая Джона Маккейна и Боба Коркера. В поездке короля сопровождал министр иностранных дел Иордании Наср Джуде. Значительная часть переговоров была посвящена проблеме ИГ. По мнению Абдаллы, «Проблема больше, чем «Исламское государство». Она связана с той совместной борьбой, которую ведут христиане, иудеи и истинные мусульмане с хариджитами». Напомним, что хариджиты были сторонниками политического течения в исламе в период правления первых четырех праведных халифов, которые не признавали распоряжений центральной власти. Хариджиты на время объединились с основателем шиизма, халифом Али, но затем предали и его. Представители этой секты внесли большой вклад в дестабилизацию халифата и его отход от  заветов пророка Мухаммеда. Абдалла сравнил нынешний конфликт с глобальным терроризмом с «третьей мировой войной». При этом он призвал Россию и США забыть о прежних разногласиях и совместно вести борьбу с глобальным терроризмом. Король отметил: «Я знаю, что многие еще одержимы холодной войной. Но на повестке дня стоит гораздо большая проблема – третья мировая война против такфиризма».

Во время  поездки в США король Абдалла фактически обвинил Турцию в поддержке терроризма. Касаясь спровоцированного осенью прошлого года исхода иракских и сирийских беженцев через Турцию в Европу, Абдалла отметил: «То, что террористы проникают в Европу под видом беженцев, есть часть турецкой политики, и Турция здесь держит руку на пульсе». На вопрос одного из американских конгрессменов, верно ли то, что через Турцию идет реэкспорт нефти «Исламского государства», король Иордании ответил: «Абсолютно верно». Касаясь роли Анкары в сирийском кризисе, король Абдалла отметил: «Турция ищет исламистское решение в сирийском кризисе. В то же время Иордания поддерживает умеренные элементы на юге Сирии. Наша опция – это третий путь (ни Асад, ни исламисты-авт.)». Король Абдалла и глава иорданской дипломатии Наср Джуде осудили выделение Евросоюзом 3 миллиардов долларов Турции на помощь сирийским беженцам: «В Турции находятся 2 миллиона беженцев при населении 70 миллионов человек. В то же время у нас только по официальным данным 635 тысяч сирийцев (на самом деле их больше миллиона) при населении в 6,5 миллионов человек, и нам никто гранты не выделяет». В ходе визита в США король Иордании информировал о том, что в Ливии военнослужащие иорданского спецназа борются против «Исламского государства» совместно со спецназовцами Великобритании. Следует отметить, что король Абдалла  уделяет большое внимание войскам специального назначения. Он сам закончил британское военное училище в Сандхерсте и в молодости некоторое время служил в специальных войсках. Способы и методы борьбы с терроризмом, применяемые правящей элитой Иордании, позволяют говорить о том, что в отличие от Турции и Саудовской Аравии иорданцы занимаются реальной, а не показной борьбой с терроризмом, осознавая всю опасность этого современного явления.

52.6MB | MySQL:105 | 0,571sec