Размышления о выводах американских аналитиков по росту терроризма в Западной Африке

Недавние террористические атаки в Мали, Буркина-Фасо, Кот д’ Ивуаре заставили американских аналитиков сделать очень интересный вывод. Они утверждают, что возникновение и экспансия «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Северной Африке вынудило «Аль-Каиду исламского Магриба» (АКИМ) расширить свою традиционную сферу деятельности (зона Сахеля. и Магриб) и сконцентрировать свои усилия в нетрадиционных ранее для себя районах Западной Африки. Якобы АКИМ таким образом старается отбить «хлеб» у набирающих там силу сторонников ИГ, под которыми американцы подразумевают нигерийскую группировку «Боко харам» на основании того, что она присягнула на верность ИГ в прошлом году. То есть атаки, кстати, до конца не идентифицированных боевиков на места традиционного проживания иностранцев в той или иной столице американские аналитики связывают исключительно с конкурентной борьбой между двумя экстремистскими группами за сферы идеологического влияния. Причем в качестве основной ударной силы организации этих нападений американскими аналитиками называется группировка «Аль-Мурабитун», которая откололась от АКИМ в декабре 2015 года и которую возглавлял алжирский террорист Мухтар Бельмухтар. Снова отметим, что сам этот террорист по заслуживающим доверия данным уже убит. Причем по причине своих разногласий по финансовым делам со сторонниками ИГ в ливийском городе Дерна. И подтвердить чем-то внятным, что именно боевики «Аль-Мурабитун» или АКИМ атаковали отели в Бамако и Уагудугу, никто о сих пор не смог. Из всего этого следует вывод — АКИМ перешла на управление своими «франшизами» в нетрадиционных себе зонах Африки южнее Сахары для усиления своего влияния и придания своей деятельности больше гибкости. То есть малочисленные группы сами выбирают себе цель, используя при этом вывеску АКИМ для придания своим действиям больше веса при решении своих задач с узкой повесткой. При этом по сути эти группки являются кланово-националистическими по своей сути и лимитированы зоной проживания своего племени. Последнее заявление является единственно внятным в цепочке рассуждений американских аналитиков, которые, судя по всему, слабо понимают африканские реалии. Совершенно оправданно сделан вывод о том, что нападения на «иностранные цели» в столицах и на курортах стран Западной Африки совершили наемники из числа местных групп. Например, нападение в Бамако совершили некая местная провинциальная групп Освободительный фронт Мачина, Примерно такие же группы атаковали отели и пляжи в Буркина-Фасо и Кот д’ Ивуаре. Но причем здесь, во-первых М.Бельмухтар, а во-вторых, АКИМ? Кто-то слышал, как террорист вроде бы кричал «Аллах акбар», и из этого факта были сделаны выводы об экспансии джихадистов в Западную Африку.
Для понимания сложившейся ситуации, на наш взгляд, необходимо уяснить себе следующее. АКИМ в качестве единого централизованной организации просто нет. Как нет, как утверждают американцы, и некой дуги  «Аль-Каиды» (Запрещена в России), . которая простирается от Западной Африки до Гималаев. Все проявления джихадизма в той или иной части мира имеют свои конкретные причины, и между собой они не связаны. Касаемо Африки и АКИМ, то отметим, что под АКИМ надо понимать фрагментированный и разругавшийся между собой на почве дележа денег конгломерат криминальных структур. И идеология здесь играет только роль ширмы для контрабанды наркотиков, оружия, мигрантов и получение выкупа за освобождение заложников. В каждой конкретной зоне Африки этим занимаются местные племена: на севере берберы и туареги, южнее Сахары местные африканские племена. Вот и все, и не надо искать здесь глобальных групп и организаций джихадистского толка. Все проявления так называемого джихадизма в Африке связаны исключительно с двумя моментами . Первый — это контроль над логистическими коридорами контрабанды наркотиков и оружия. Второй — решение узких задач сепаратистского толка. В случае с алжирской ветвью АКИМ — это чисто криминальный бизнес, в котором подвязана и значительная часть местных силовиков. Если мы возьмем туарегов («Ансар ад-дин», Фронт освобождения Азавада), нигерийцев из «Боко харам», малийский Освободительный фронт Мачина, а также тех. кто нападал на отели и пляжи в Буркина-Фасо и Кот д’Ивуаре, то имеем налицо смесь из сепаратизма и желания контролировать все тот же наркотрафик. И наконец, есть простые наемники типа группировки «Аль-Мурабитун», или вернее то. что от нее осталось. Что же касается выводов американских аналитиков о том, что АКИМ стала использовать местные группы для придания своей деятельности большей гибкости, то это неправильно. Ровно по той причине, что тот же глобальный наркотрафик невозможно контролировать только одной конкретной группой. В каждой части Африки от центра до Магриба этот процесс курирует определенная вооруженная группировка. На «своей территории» «Боко харам», далее туареги, а на заключительном этапе — алжирцы. Кстати, возникновение в свое время обособленного крыла «Ансар ад-дин» было вызвано очень прозаическими причинами. Первая — это падение режима М.Каддафи в Ливии, который контролировал туарегов и не давал волю их сепаратистским настроениям. Интересно, когда неугомонный президент Франции Н.Саркози планировал свержение ливийского лидера, он понимал последствия своих действий для интересов Парижа в Западной Африке? Сомнительно. Так что французы завязли на севере Мали и в Чаде именно в результате своей собственной политики. Кроме того, туареги и алжирцы поссорились в отношении распределения обязанностей в рамках проведения операций по похищению иностранных заложников и получения за них выкупа. Туареги делали всю «грязную работу», а алжирцы брали себе большую часть денег как посредники в переговорах с западными странами. Причем алжирские сторонники АКИМ контактировали с сотрудниками французских частных охранных фирм в этом регионе. Интересно, а сколько денег попадало в их руки в результате всех этих операций по выкупу иностранцев?
Почему сейчас начались атаки на побережье, тоже в принципе понятно. «Боко харам» желает установить контроль над морскими портами на западе Африки, через которые идут значительные объемы наркотиков. Местным группам и племенам это не очень нравится. В качестве привлечения внимания в этой проблеме традиционно используются нападения на иностранцев, как универсальное средство «распиарить» тему получше и пограмотнее. Привлечь внимание мировых тяжеловесов и убедить их в том, что джихадизм наступает. Судя по выводам американских аналитиков, это местным группировкам в принципе удается. То, что все эти террористические атаки скоординированы по времени — сомнений не вызывает. Но только не руководством АКИМ (такового просто нет в природе), а региональными наркомафиями. И никакой дальнейшей экспансии на юг, как нас пугает американская политологическая мысль, не будет. Радикалы-исламисты не смогут свободно действовать в той зоне, где нет мусульман. Но это чисто теория, а на практике — им там просто нечего делать. В Центральной и Южной Африке свои уже устоявшиеся группы влияния.

52.35MB | MySQL:103 | 0,512sec