Встреча глав МИД Ирана, Азербайджана и Турции: прорыв в отношениях или формальность?

5-го апреля в иранском городе  Рамсар, в приморской провинции Мазандаран, прошла встреча глав внешнеполитических ведомств Ирана, Азербайджана и Турции. Встреча министров иностранных дел стала четвертой по счету. Предыдущие встречи проходили в 2011 году в Урмии (Иран), в 2012 в Нахиджеване (Азербайджан) и в 2014 году в Ване (Турция).

По итогам трехсторонней встречи были подписаны два документа о сотрудничестве. Как заявил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, для обеспечения выполнения решений, принятых в ходе совещания, будет создан исполнительный комитет на уровне заместителей министров иностранных дел  по политическим вопросам. Зариф сообщил, что документы, подписанные на рамсарской встрече, подготавливались в течении нескольких последних недель. В коммюнике, подписанном по итогам встречи, все стороны подчеркнули свои совместные позиции и необходимость налаживания сотрудничества на основе соглашения трех министров иностранных дел.

Один из документов представляет собой совместную программу сотрудничества на ближайшие два года, и все три стороны обязались принять необходимые меры по ее выполнению. Сотрудничество между тремя странами охватывает такие сферы, как транзит товаров, энергетика, туризм и культурные вопросы.

Другой документ касается сотрудничества трех государств по обеспечения мира и безопасности в регионе. Стороны также подчеркнули необходимость единства исламских государств, особенно в рамках Организации исламского сотрудничества. Как сообщил Зариф, следующая встреча трех министров пройдет в Азербайджане.

Не смотря на то, что о встрече Мохаммада Джавада Зарифа, Эльмара Мамедьярова и Мевлюта Чавушоглу было известно задолго до эскалации конфликта в Нагорном Карабахе, одной из основных тем переговоров стала ситуация в непризнанной республике. В совместной декларации министры иностранных дел заявили о том, что страны должны укрепить сотрудничество для установления режима прекращения огня и мирного урегулирования конфликта между Азербайджаном и Арменией по поводу «карабахского анклава» на основе международного права.

Иран является страной, которая наименьшим образом заинтересована в возобновлении военных действий на Южном Кавказе, непосредственно на своей северной границе. Иран – единственное государство региона, имеющее общую границу со всеми сторонами конфликта – Арменией, Нагорным Карабахом (Арцах) и Азербайджаном. Тем не менее, Иран не был вовлечен в переговорный процесс по урегулированию конфликта, не смотря на многочисленные попытки сыграть роль посредника в ходе войны в начале 1990-х.

Перед отлетом в Рамсар глава МИД ИРИ провел телефонный разговоров со своим армянским коллегой Эдвардом Налбандяном и выразил готовность со стороны Ирана вновь выступить посредником между Арменией и Азербайджаном, если стороны примут соответствующие решения.

Как сообщают иранские СМИ, в ходе столкновений на линии соприкосновения азербайджано-карабахских войск, три минометных снаряда попали на территорию Ирана в поселке Хода-Афарин, после чего Тегеран предупредил, что в случае угрозы безопасности своих границ, будут предприняты соответствующие меры. Тем не менее, Иран находится в сложной ситуации. С Арменией Исламская Республика всегда имела братские отношения. Не удивительно, что бывший посол Ирана в Армении Фархад Колейни заявлял: «Армяне и иранцы – один народ в двух государствах». С другой стороны, в Иране проживает около двадцати миллионов азербайджанцев и тюркоязычных иранцев (азари), которые имеют свое влияние в правительстве. Так, например, в ходе армяно-азербайджанского противостояния последних дней, часть азербайджанских депутатов Меджлиса потребовала у правительства предпринять меры против Армении.

Вместе с тем Азербайджан является союзником Израиля. Есть предположения, что сбитые на территории Нагорного Карабаха БПЛА «Камикадзе» не только израильского производства, но и управлялись с территории Азербайджана израильскими специалистами. Подобный факт не может не тревожить Исламскую Республику. Поэтому для Ирана крайне важно сохранять нейтралитет, и использовать свои возможности для того, чтоб не допустить разжигания нового кризиса в регионе, о чем заявил спикер Меджлиса Али Лариджани.

Что касается Турции, то в ходе трехсторонней встречи глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара крайне недовольна тем, что некоторые иранские СМИ пишут о подстрекательстве Азербайджана с турецкой стороны к началу военных действий в Карабахе. Чавушоглу сказал: «В необходимый момент поддержать Азербайджан – не значит подстрекать его». Между тем, президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Турция всегда стояла, и будет стоять рядом с Азербайджаном до тех пор, пока Карабах не будет возвращен ему. А премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил: «Ваши шахиды – наши шахиды».

Однако карабахский конфликт далеко не единственная точка разногласий между Ираном и тюркскими странами региона. У ИРИ есть целый ряд разногласий с Азербайджаном вокруг раздела акватории и правового статуса Каспийского моря, в особенности из-за нефтегазовых месторождений, а также вопросах безопасности в каспийском регионе. Ведь Азербайджан поддерживает идею присутствия западных ВМС в Каспийском море, с чем никак не может согласиться Иран.

Кроме того, ИРИ беспокоит угроза экстремизма в Азербайджане. Иран, даже в лице Верховного лидера А.Хаменеи, не раз обвинял власти Азербайджана в притеснении шиитов и поддержке ваххабизма. Достаточно вспомнить события ноября 2015 года в азербайджанском селе Нардаран, когда в ходе спецоперации были арестованы несколько видных шиитских религиозных деятелей и погибли семь человек. В целом в Азербайджане около полутора сотен шиитских активистов находятся в заключении.

Еще одним негативным фактором ирано-азербайджанских отношений являются территориальные претензии Азербайджана. Баку оказывает поддержку сепаратистским силам в северо-восточных провинциях Ирана Восточный и Западный Азербайджан, в частности, «Национальному фронту освобождения Южного Азербайджана». Отметим, что на азербайджанской территории действует «Национальный фронт освобождения Карабаха». Тем не менее, Баку также стремится сохранять стабильность в отношениях с Ираном и не создавать напряженности.

Что касается Турции, то с Ираном у нее давние счеты. Соперничество за роль региональной сверхдержавы длится на протяжении нескольких столетий. На сегодняшний день позиции Ирана и Турции в региональных и международных вопросах расходятся принципиально. Особенно это проявилось вокруг сирийского кризиса, в котором Турция выступает против режима Башара Асада, в то время как Иран с самого начала конфликта оказывал поддержку правительству действующего президента. Турция помогает радикальным группировкам в Сирии, в частности, «Джебхат ан-нусра» и «Исламское государство (обе организации запрещены в России) с которыми сирийская армия борется при военной поддержке иранских и российских вооруженных сил.

Существуют разногласия также в экономических вопросах. Турция несколько лет судилась с Ираном из-за высоких цен на газ ($ 490 за тыс. куб/м), а также недостаточную поставку газа в страну. В начале этого года международный суд обязал Иран выплатить компенсацию Турции  в размере 1 млрд долларов.

В Турции также свободно действуют антииранские националистические организации, которые получают поддержку турецких властей. Они организовывают различные мероприятия, выступают на телевидении, распространяют соответствующую литературу. Основная их часть выходцы из вышеназванных иранских провинций, население которых в большинстве тюркоязычное.

Исходя из перечисленных разногласий, между Ираном и его соседями – Азербайджаном и Турцией, можно сделать вывод, что их сотрудничество носит вынужденный характер, продиктованный географическим расположением. У Ирана нет ни политических, ни идеологических основ для сотрудничества, как с Турцией, так и с Азербайджаном. Однако, на официальном уровне стороны сохраняют баланс в отношениях во избежание острого противостояния, а также для развития своих экономик.

Возвращаясь к карабахскому конфликту, отметим, что после трехсторонней встречи в Рамсаре, министр иностранных дел Ирана вылетел в Баку, чтоб принять участие в еще одной трехсторонней встрече, на сей раз с главами МИД России и Азербайджана для проведения переговоров по восстановлению мира в Нагорном Карабахе. Это говорит о том, что Иран хоть и не является посредником, но принимает участие в процессе урегулирования конфликта.

52.4MB | MySQL:103 | 0,511sec