О текущей политической ситуации в Сирийском Курдистане

17 марта 2016 года на учредительном собрании основных политических сил Сирийского Курдистана в Рмейлане была подписана декларация о создании Рожавы – федеративного региона на севере страны. Во главе процесса федерализации встала Партия демократического союза (ПДС), возглавляемая Салихом Муслимом. В конференции приняло участие около 200 представителей различных национальных и конфессиональных групп (арабы, курды, чеченцы, ассирийцы, христиане), приживающих в трех курдских кантонах Джазира, Кобани и Африн, а также выходцев из городов Тель-Абьяд, Аш-Шаддад, Алеппо и Шахба. На собрании были выбраны два сопредседателя Федерального совета Рожавы – араб Мансур аль-Салум и курдянка Хадия Юсуф.

Утвержденный текст декларации включает в себя 10 основных пунктов, которые дают общее представление о так называемой демократической федеральной системе. Она предполагает участие всех слоев общества в управлении и гарантирует, что в будущей Сирии все граждане государства будут иметь равные права. В декларации также говорится о создании Организационного комитета, который в течение 6 месяцев должен разработать нормативно-правовую базу и политическую систему будущей федеральной демократической Рожавы. Особое внимание в декларации уделяется женскому вопросу, утверждается равное право женщин на участие в общественной и политической жизни, а также в процессе принятия политических решений. Провозглашается право народов и общин, населяющих Рожаву, выстраивать экономические, политические, социальные и культурные отношения с региональными и международными акторами, если эти контакты не противоречат принципам федерализации. Оговаривается возможность для освобожденных от террористов демократическими силами общин присоединиться к федеральной демократической системе. Целью выстраиваемой системы Рожавы на региональном уровне называется достижение демократического союза всех народов, населяющих Ближний Восток, в политической, экономической, социальной и культурной сферах и преодоление границ национальных государств для создания безопасной и мирной жизни для всех. Последний пункт декларации провозглашает строительство федеральной демократической системы Рожавы в пределах суверенной Сирии, внедрение этой системы во всей стране как единственный выход из сирийского кризиса.

На данный момент Рожава представлена тремя кантонами – Джазира, Кобани, Африн и тремя самоуправляемыми районами:

  1. Шахба, большая часть которого пока находится под контролем «Исламского государства» (ИГ) и «Джебхат ан-нустры» (обе организации запрещены в России), поэтому этот населенный пункт представлен не как самостоятельный кантон – субъект Федерации, а как район;
  2. Аш-Шаддад, который был освобожден совсем недавно от сил ИГ, поэтому в нем только начался процесс формирования органов самоуправления. По некоторой информации, в будущем после освобождения остающихся под контролем ИГ районов к югу от этого населенного пункта, Аш-Шаддад будет выделен в отдельный субъект Федерации  — кантон Шаддад;
  3. Тель-Абьяд (Гре Спи), который был освобожден сразу после Кобани; здесь уже сформированы практически все необходимые для самоуправления органы. Возможно, в будущем район будет объединен с кантоном Кобани.

По некоторой информации, будущее федеративное устройство Рожавы будет формироваться, в том числе, и на основе концепции «демократической конфедерации», сформулированной главой Рабочей партии Курдистана Абдуллой Оджаланом. Ее суть заключается в отказе от парадигмы нации-государства и переходе к новым политическим отношениям внутри демократической общины: народном участии в процессе принятия решений, самоустранении государства как управляющего института, в котором выборные представители общин координируют и претворяют в жизнь принятые на местах решения. Уже сегодня политическое устройство кантонов стало началом претворения в жизнь этой формулы: первая ступень образована из городских и сельских общин, так называемых «коммун», включающих в себя от 30 до 150 домов. Коммуна управляется советом, во главе которого стоят два выбираемых общиной председателя – мужчина и женщина. Следующий уровень самоуправления представлен советами района, который включает в себя 18-20 коммун и формируется за счет двух сопредседателей от каждого совета коммуны. Третья ступень самоуправления – региональные советы, которые управляют городом и окрестностями. Высший уровень политической структуры курдской автономии – народные советы кантонов. Сейчас система самоуправления включает в себя предоставление базовых услуг и удовлетворение первичных нужд населения, силы правопорядка, народной самообороны, экономические обмены.

Между тем на текущий момент остается много вопросов по поводу функционирования будущей федеральной демократической системы Рожавы. Во-первых, не решена проблема с демаркацией границ. Предполагается, что федеративная система будет распространяться на территории, подконтрольные Отрядам народной самообороны. Однако в условиях непрекращающегося вооруженного противостояния с боевиками ИГ и других террористических группировок, а также опасного соседства с правительственными силами, территорию Рожавы сложно зафиксировать, особенно при наличии географической обособленности друг от друга, что усложняет политическую координацию земель. Во-вторых, неясной остается структура публичного администрирования. В условиях войны и нехватки ресурсов общественно-политические контакты сводятся к личному взаимодействию и взаимопомощи. В мирное время механизм управления не разработан. В-третьих, открытыми являются вопросы квот представительства для других этнических и религиозных групп и способность курдов выстроить грамотную национально-религиозную политику, которая бы учитывала интересы различных групп населения. Уже сейчас Отряды народной самообороны обвиняются в проведении этнических чисток, в ходе которых из освобождаемых от террористов населенных пунктов выселяются некурдские жители. Более того, неочевидной является лояльность местных жителей, особенно арабов-суннитов, которые зачастую пополняют ряды террористических структур, воюющих против курдов на севере Сирии.

Серьезной проблемой остается раздробленность внутри курдского сирийского политического движения. Так, партия ЕКИТИ и Демократическая партия Курдистана Сирии (отделение ДПК Масуда Барзани) не приняли участия в подписании декларации. Одна из ведущих партий Сирийского Курдистана – Курдский национальный совет – поддерживает идею о федерализации, между тем, ее лидеры видят будущий Сирийский Курдистан, созданный по модели Курдистана в Ираке, где представители других этносов и религий не включены в процесс принятия решений и управления. Идеология процесса федерализации у КНС сводится к «курдской федерации», тогда как ПДС заявляет о «федерации северной Сирии». Более того, КНС по-прежнему обвиняет ПДС в сговоре с правительством Башара Асада, что не позволяет партиям осуществлять нормальный политический диалог. Отсутствие согласия между ведущими политическими силами региона ведет к тому, что выстроенная в кантонах система самоуправления  функционирует сейчас практически без участия представителей КНС, что говорит о наличии некоторых сирийских курдских общин, не включенных в политические процессы региона.

Вышеперечисленные вопросы усугубляются отсутствием официального регионального и международного признания, а также сложностями в экономическом развитии в связи с блокадой Сирийского Курдистана со стороны Турции и частично Иракского Курдистана. Все эти проблемы требуют скорейшего ответа для выстраивания работающей политической системы на курдских территориях, особенно в условиях продолжающейся войны в Сирии, жесткой позиции Турции по отношению к курдскому движению в регионе и вялотекущего мирного процесса в Женеве, на который  курдов так и не пригласили.

34.21MB | MySQL:69 | 0,836sec