Саммит Организации исламского сотрудничества в Стамбуле: некоторые положения основного документа

15 апреля 2016 г. в Стамбуле завершилась работа XIII саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС), проходившего под лозунгом «Единство и солидарность ради справедливости и мира», — председательствовавший в этой организации в течение времени между прошлым и нынешним саммитами Египет передал свои полномочия Турции. Однако речь шла не только об этом обстоятельстве. Стамбульская встреча в верхах глав государств и правительств стран мусульманского мира может рассматриваться как беспрецедентное событие с точки зрения представительности участвовавших в ее заседаниях глав государств-членов ОИС, — в их числе был и король Сальман бен Абдель Азиз, возглавивший саудовскую делегацию на саммите после завершения своего официального визита в Турцию.

Выступая 15 апреля 2016 г. на открытии саммита, саудовский монарх изложил основные проблемы, стоящие, как он отмечал, «перед исламской нацией», делая акцент, в первую очередь, на тех путях и методах их решения, которые предлагаются Эр-Риядом. Речь шла, прежде всего, о палестинской проблеме, «справедливое решение» которой Саудовская Аравия продолжала видеть «в реализации арабской мирной инициативы» и «резолюций международной законности», «сирийском кризисе» − «на основе решений Женевы-1, резолюции Совета Безопасности № 2254», как и о «поддержке усилий, предпринимаемых ради решения ливийского кризиса». Говоря же о «йеменском вопросе», глава саудовского государства счел необходимым подчеркнуть, что его страна «поддерживает международные усилия, направленные на успешное проведение предстоящих переговоров в Эль-Кувейте на основе резолюции Совета Безопасности № 2216». Все эти идеи были едва ли в неизменном виде включены в основной документ саммита – Заключительное коммюнике.

Впрочем, основное внимание в краткой речи короля Сальмана бен Абдель Азиза было уделено более существенным, как это вытекало из его выступления, проблемам, стоящим перед «исламской нацией» − борьбе с терроризмом и «недопущении внешнего вмешательства во внутренние дела ряда мусульманских стран».

«Гадина террора», как заявлял саудовский монарх, требует от стран ОИС «в большей мере, чем, когда бы то ни было, быть вместе», что должно выразить себя, в первую очередь, в противостоянии «террористической заразе, распространяющейся среди молодого поколения, и ставящей перед собой задачу увести его от верного понимания религии». Ради этого, по его словам, и формируется «исламская военная коалиция, включившая в своей состав тридцать девять государств, координирующих свои усилия в сфере идейных, информационных, финансовых и военных инициатив, в полной мере отвечающих принципам и целям Организации исламского сотрудничества».

В свою очередь, использовавшееся в речи короля выражение «недопущение внешнего вмешательства во внутренние дела ряда мусульманских стран» стало клише сегодняшней саудовской риторики, используемым в отношении Ирана. Не называя, однако, прямо эту страну, Сальман бен Абдель Азиз подчеркивал, что методами этого «внешнего вмешательства» выступает «разжигание конфессиональных разногласий, использование военизированных формирований в интересах подрыва безопасности, и реализация гегемонистских намерений». Важной задачей ОИС саудовский монарх считал, в этой связи, объединение усилий государств-членов этой организации ради «прекращения вмешательств и сохранение безопасности и стабильности мусульманского мира».

Задолго до открытия Стамбульского саммита ОИС Саудовская Аравия считала необходимым добиться осуждения действий Ирана мусульманским миром, считая решение этой задачи достижимым в свете того, что ей удалось ранее добиться в рамках Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ) и Лиги арабских государств (ЛАГ), как и в рамках создания «исламской военной коалиции», прокламировавшей объединение в ее рядах значительной части государств-членов ОИС, за исключением Ирана. Скорее всего, если исходить из документов, принятых XIII саммитом формирующей мусульманский мир организации, эта задача была действительно решена, что доказывало Заключительное коммюнике завершившего свою работу высшего органа ОИС.

Пункты 30-34 этого документа имели непосредственное отношение к Ирану. Речь шла (пункт 30) о том, что «отношения между мусульманскими государствами и Исламской Республикой Иран должны основываться на принципах добрососедства, невмешательства во внутренние дела, уважении их независимости, суверенитета и территориальной целостности», как и о «решении возникающих между ними разногласий мирный путем, на основе Хартии ОИС, Уставе ООН, международного права и отказа от применения силы или угрозы ее применения». Пункт 31 подчеркивал осуждение участниками Стамбульского саммита «нападений дипломатических представительств Королевства Саудовская Аравия в Тегеране и Мешхеде», что стало «вопиющим нарушением» Венских конвенций и международного права. Пункт 32 осудил «подстрекательские иранские заявления в связи с вынесением судебных приговоров лицам, виновным в совершении террористических акций в Королевстве Саудовская Аравия». Цитируемый документ квалифицировал эти заявления как «открытое вмешательство во внутренние дела королевства», что «полностью противоречит Уставу ООН, Хартии ОИС и международному праву».

Пункт 33 Заключительного коммюнике Стамбульского саммита «осудил вмешательство Ирана во внутренние дела государств региона [Залива] и других государств-членов, включая Бахрейн, Йемен, Сирию и Сомали, как и продолжающуюся поддержку Ираном терроризма». Наконец, пункт 34 заявил о необходимости для стран, входящих в ОИС, отказаться от «использования конфессиональных различий как элемента практического действия в силу того, что такого рода действия несут с собой опасные последствия для безопасности и стабильности государств-членов, а также международной безопасности и миру».

Вместе с тем, текст Заключительного коммюнике Стамбульского саммита содержал и другие, вне сомнения, важные для Эр-Рияда положения. Так, пункт 102 этого документа приветствовал «усилия Королевства Саудовская Аравия …, направленные на борьбу со всеми формами и проявлениями терроризма», как и выразил «поддержку созданию исламской военной коалиции, призвав все заинтересованные страны [входящие в ОИС] примкнуть к этому объединению». Все тот же документ «осудил “Хизбаллу” за совершенные ею террористические действия в Сирии, Бахрейне, Кувейте и Йемене, а также ее поддержку террористических движений и группировок, подрывающих безопасность и стабильность государств-членов Организации» (пункт 105). Хотя «Хизбалла» и не была однозначно квалифицирована в качестве террористической организации, как это уже было признано ССАГЗ и ЛАГ, введение в текст основного документа Стамбульского саммита ОИС пункта 105 должно, тем не менее, рассматриваться как новый дипломатический успех Саудовской Аравии.

Вместе с тем, цитируемый документ важен не только с точки зрения его значения для Эр-Рияда. Он важен и для России в ее качестве государства-наблюдателя в ОИС. Вместе с тем, это относилось не только к тем положениям Заключительного коммюнике, которые касались Ирана и «Хизбаллы», но и ситуации в России, а также на постсоветском пространстве.

Пункт 98 Заключительного коммюнике был посвящен положению крымских татар, и это уже не первое упоминания этого (ныне российского) этнического меньшинства в документах ОИС. Вместе с тем, предшествующие упоминания не были столь пространными. Соответствующий раздел гласил: «Саммит выражает свою озабоченность положением татар-мусульман Крыма в свете последних событий на полуострове. Он подтверждает необходимость подобающего рассмотрения вопроса о положении крымских татар и их безопасности. Он подтверждает необходимость практической гарантии их права на религиозную и культурную жизнь, а также права на образование и обладание собственностью». Далее цитируемый пункт основного документа Стамбульского саммита ОИС гласил: «Саммит подтверждает важность обеспечения их безопасности и поручает генеральному секретарю [ОИС] осуществить необходимые контакты и подготовить исследования, имеющие отношение к крымским татарам в свете произошедших последних событий. Саммит обязывает генерального секретаря осуществлять мониторинг этого вопроса и подготовить по его поводу отчет, который должен быть представлен предстоящему 44-ому заседанию Министерского совета ОИС».

Пункты 16 и 17 Заключительного коммюнике связаны с «агрессией Республики Армения против Республики Азербайджан». Разумеется, упоминание конфликта вокруг Нагорного Карабаха всегда присутствовало в документах, однако, на этот раз эта проблема подавалась как более значительная, чем это делалось ранее.

Пункт 16 содержал «осуждение агрессии», подчеркивая, что «захват территории с помощью силы недопустим с точки зрения Устава ООН и международного права». В нем отмечалась необходимость «полного выполнения резолюций №№ 822, 853 и 874 Совета Безопасности ООН, предусматривающих немедленный и безусловный вывод вооруженных сил Республики Армения из Нагорного Карабаха, а также других оккупированных территорий Республики Азербайджан, а также уважение суверенитета и целостности ее территории, как и незыблемости ее международно признанных границ». Цитируемый пункт Заключительного коммюнике выражал «глубокую озабоченность в связи с поставками вооружения агрессору», осуществляемыми им «демографическими изменениями» на оккупированных территориях, а также осуществляемым им «разрушением культурного достояния и святынь». Стамбульский саммит требовал от государств-членов ОИС «не допускать поставок вооружений агрессору с территории этих государств», пресекать деятельность «физических и юридических лиц, которую они ведут на территории государств-членов против Республики Азербайджан». В этой связи саммит подтверждал свою «принципиальную поддержку усилий, предпринимаемых Республикой Азербайджан в ООН в интересах восстановления ее суверенитета и территориальной целостности».

Пункт 17 цитируемого Заключительного коммюнике «решительно осуждал военные действия, предпринимаемые Республикой Армения на территории Республики Азербайджан, когда погибают гражданские лица, подвергаются нападениям мечети, где гибнут молящиеся в них люди, когда уничтожается социальная и экономическая инфраструктура». Саммит считал необходимым «усилить давление на Армению, используя политические, экономические и иные методы воздействия, с тем, чтобы заставить агрессора подчиниться требованиям и резолюциям ОИС». В тексте этого же пункта отмечалось, что Стамбульский саммит принял решение «создать “комитет связи” на уровне министров иностранных дел, задачей которого станет мониторинг агрессивных действий Республики Армения в отношении Республики Азербайджан».

Первое заседание этого «комитета связи» уже состоялось на полях саммита в крупнейшем городе нынешнего председательствующего в ОИС – Турции.

38.89MB | MySQL:86 | 1,157sec