На пороге избирательного участка…

Таких выборов в Израиле еще не было.

По крайней мере за последние 25 лет — еще ни разу результаты выборов не были ясны задолго до объявления результатов с такой пронзительной очевидностью. Все страсти накалены в основном у тех, кто находится на “пограничных” местах в предвыборных списках — они ежедневно (если не ежечасно) смотрят на прогнозы, внимательно изучабт строку “еще не решилм” и шевелят губами, пытаясь угадать, за кого же эти “еще нерешившие” все-таки решат проголосовать. Но все это -частности. Ни у кого нет сомнения: Ариэль Шарон останется премьер-министром и после выборов 28 января. Слишком силен сдвиг вправо в изриальском общественном мнении, чтобы оставить левому лагерю хоть какие-то шансы. Такова первая особенность предстоящих выборов.

Но есть и вторая, уже упомянутая: за неделю — да что там, за несколько дней до того, как откроются избирательные участки — около 20% (каждый пятый!) избирателей Израиля не знает, за кого же ему, собственно, голосовать. Есть ли противоречие между этим фактом и очевидностью результатов? Никакого.

Израильский избиратель уже знает, кто будет главой правительства. Но он не знает другого: кто будет главой оппозиции. А еще шире — кто будет в лодке, а кто — за бортом. Для того, чтобы это понять, достаточно прислушаться к лидерам партий — о чем, собственно, кричат они народу?

Шарон во главе национал-либералов (партия “Ликуд” , по опросам 30 с чем-то мандатов): “Я сформирую правительство национального единства”.

Мицна, лидер лейбористов (“Авода”, около 20 мандатов): “Голосуйте за нас, мы не пойдем в правительство Шарона, и я буду замечательным главой оппозиции”.

Сарид (“Мерец”, обходят “Аводу” слева”, где-то под 10 мандатов): “Мицна врет, они поползут к Шарону, а командовать парадом оппозиции буду я, так что лучше голосовать за нас”.

Противники Мицны из Аводы (в микрофоны, но не в экраны телевизоров): “Мицна несет чушь, все равно войдем в правительство — лучше хоть несколько министерских постов, чем оппозиция”.

Йосеф-Томи Лапид (антиклерикальная партия “Шинуй”, утверждает, что представляет интересы среднего класса, тянет на 15 мандатов, может — с плюсом): “Голосуйте за нас, чтобы мы могли войти в правительство Шарона как сила, которая не пустит туда религиозных”.

ШАС (сефардская религиозно-социальная партия, мандатов 10 у них будет, даже с довеском), хором: “Вы что, спятили? Если не проголосуете за нас, то в правительстве Шарона вместо нас будет сидеть Лапид”.

Либерман (“правый блок “Национальное единство”, чуть меньше десятки): “У Шарона второй силой будет или я, или Мицна — а другой пойдет в оппозицию”.

Эпи (то есть Эфраим) Файн-Эйтам (МАФДАЛ, национально-религиозные и очень правые, пять с плюсом): “Во-первых, Либерман не правый. А во-вторых, он неправ: мы войдем в любое правительство Шарона, и будем там бороться за настоящие идеалы!”

Натан (а попроще — Анатолий) Щаранскай — ИБА (“русская партия”, пять с минусом): “А кто ц Щарона будет отстаивать интересы алии?”

Исламокоммунисты а-капелла (три партии, вместе доберутся где-то до 8 мандатов): “Мы будем подлинной оппозицией Шарону!” и т.д.

Именно об этом думает сейчас рядовой избиратель. Тот, кто колеблется — колеблется в рамках того же лагеря: он либо хочет добавить свой любимый ингридиент в будущий шароновский суп, либо хочет найти того, кто в этот суп наверняка не полезет (а если и повезеь, то выплеснет суп из котелка).

Какие же сюрпризы все-таки могут произойти?

Во-первых, один уже случился: “Шинуй”, которой принадлежат в нынешнем Кнессете только 6 мест, по опросам вырастает как минимум в два с половиной раза. Более того: по некоторым опросам эта партия приближется к “Аводе”. Если эта тенденция сохранится до выборов, может произойти нечто дейтсвительно невероятное: впервые лейбористы уйдут на третье место! Что в этом случае сделают с Мицна его сотоварищи партии — мой врожденный гуманизм не позволяет даже вообразить…

Во-вторых: как всегда, сюрприз может преподнести ШАС. На всех выборах, начиная с 92 г., этой партии прочили падение, но она все время вырастала. Сейчас у нее 17 мантатов, ей пророчат где-то две трети этого, но… я не удивлюсь, если она получит несколько больше, чем предполагают опросы.

И третье — три партии пройдут или не пройдут электоральный барьер: “Ам Эхад”, “Херут” и “Але Ярок”. Первые — борцы за интересы простого человека (желательно — члена профсоюза), вроде бы нацелились даже на третий мандат в Кнессете. Суперправые из “Херут” только-только начали переваливать за электоральный барьер в нужную сторону — и если удержатся по эту сторону, это станет микросенсацией. Но настоящий фейерверк с бенгальскими огнями начнется, если в Кнессет проскочит “Але Ярок” — у этой партии главным лозунгом является легализация наркотиков (пока легких)…

Так какое же правительство сформирует Ариэль Шарон после выборов? Одно можно сказать с уверенностью: у него будет много возможностей, и все эти возможности мы сможем обсудить — примерно через неделю…

43.61MB | MySQL:92 | 1,185sec