О проблемах Франции в борьбе с терроризмом в Магрибе и зоне Сахеля

Последние по времени события в Ливии и зоне Сахеля поставили на повестку дня вопрос о способности французской армии и вообще блока НАТО успешно противостоять распространению джихадизма в этом субрегионе. Если брать еще более обобщенно — хаосу и анархии, которые очень часто оборачиваются ее участниками в универсальную обертку «исламизма». Происходит это в первую голову не из-за серьезной фанатичной преданности полевых командиров идее «возвращения к истокам ислама», сколько по причине отсутствия в принципе каких-либо иных идеологических обоснований своей деятельности. Указанная зона действий этого слабо управляемого хаоса, который живет исключительно по своим законам, входит в традиционную сферу французского влияния. Это делает Париж объективно центральной силой Запада, который должен координировать деятельность своих союзников. На деле же французы оказались в роли «мальчиков для битья» и могут рассчитывать исключительно на воинские контингенты пяти стран зоны ЭКОВАС и техническую поддержку американцев в сфере воздушной разведки. Американские спецназовцы, которые сейчас расквартированы в Нигерии, стоят в данном случае особняком, поскольку они формально в операции «Бархан» участия не принимают. Африканские же военные излишней доблестью не отличаются и основную нагрузку несут сами французы. Их сейчас в зоне операции насчитывается порядка 3 000 военных. Чадские отряды, которые до конца прошлого года, являлись «наконечником копья» операции «Бархан», по приказу президента  Идриса Деби сейчас практически в полном составе оттянуты в район озера Чад. То есть французам приходится фактически в одиночку противостоять исламистам и просто бандитским отрядам как на севере Мали, так и в Нигере, и Камеруне. Операция «Бархан» выявила ряд недостатков французской фоенной модели для участия в локальных конфликтах. Это касается, прежде всего, оснащенности войск средствами воздушной разведки и беспилотниками, а также техническое состояние вертолетного парка. На настоящий момент времени французкий контингент располагает только тремя исправными вертолетами, остальные периодически выходят из строя. Не лучше обстоят дела и в ЦАР. Авторы секретного доклада Министерства обороны Франции указали на то, что войска в ЦАР оказались не готовы к гражданской войне, уровень их выучки заметно упал со времени пребывания в Афганистане. Отмечается и общая тенденция — вынужденность разворачивания дополнительных контингентов в зоне локальных конфликтов в Сахеле вынуждает армейское командование максимально сокращать программы подготовки личного состава, что ведет к потере качества и их эффективности. Это уже привело к росту потерь. Но самое главное — авантюра в Ливии, которая и привела к возникновению зоны хаоса в Сахеле и которая целиком и полностью лежит на совести бывшего французского президента Н.Саркози, объективно заставляет Париж менять программу сокращения своих контингентов в Африке. Вместо запланированной ликвидации ряда военных баз, французы теперь вынуждены наращивать свое военное присутствие. При этом происходит и уменьшение доли французского экономического присутствия в странах зоны Сахеля, что являлось на этапе получения бывшими колониями суверенитета, неотъемлемой частью стратегии Парижа. Доля французского бизнеса резко упала за последние годы, уступая конкуренции со стороны аравийских монархий, КНР и США. При этом такое положение вещей во многом связывается экспертами с уходом целой плеяды явно профранцузски настроенных африканских лидеров.

Аналитики Министерства обороны Франции при этом отмечают ряд возросших рисков для стратегических интересов Парижа в зоне Сахеля. Это, прежде всего, риски террористических атак объектов инфраструктуры стран субрегиона. Таких, как аэропорты и железные дороги, которые фактически являются единственными средствами логистики в этом районе Африки. В этой связи французы ожидают возобновление крупных атак джихадистов именно на аэропорты в ближайшее время. Атаки на эти коммуникации фактически поставят на грань срыва маршруты переброски из Франции военных грузов и техники. То есть состояние охраны аэропортов в Сахеле вызывает у французских экспертов серьезные опасения. В этой связи в ближайшее время будут предпринят ряд шагов по созданию оборонительной инфраструктуры именно столичных аэропортов Нигера, Камеруна, Буркина-Фасо, Мали и т.д. Даже выведение аэропортов из строя на несколько суток путем повреждения той же взлетной полосы чревато блокированием французского контингента в их гарнизонах. При этом Париж всерьез рассматривает вопрос о целесообразности защиты того или иного африканского лидера. Соглашения о военной помощи, которые были заключены между Францией и странами ЭКОВАС обязывают Париж «защищать суверенитет этих стран», а не конкретного президента. И это вызывает среди африканских лидеров региона неуверенность в завтрашнем дне. Тем более, что во главу угла Париж сейчас ставит сейчас «выжидательную позицию», внимательно следя за развитием того или иного бунта или мятежа, и уже затем определяя необходимость своего вмешательства по ходу дела. Это вызвано прежде всего дефицитом средств и материальных ресурсов, и, конечно, интересами французского бизнеса в его ориентации на того или иного лидера. Совершенно точно можно предположить, что французы пойдут на военное вмешательство только в случае реальной опасности прихода джихадистов к власти в той или иной стране. Как это было в случае с Мали или ЦАР. Но вопреки мнению многих экспертов, мы бы не стали в данном случае заявлять об этом однозначно. В Мали действовали туарегские сепаратисты в первую очередь, их идеологическая ориентация в данном случае имеет второстепенное значение.

Среди новых очагов потенциальных военных конфликтов в регионе, которые потребуют военного вмешательства Франции, французские аналитики отмечают Мавританию. Там уже произошел резкий дисбаланс между распределением среди основных племенных кланов национального продукта. Общий экономический кризис сузил базу пополнения финансов, и президентский клан уже перераспределил основные статьи дохода в свою пользу. Это может уже в самое ближайшее время породить восстание ряда серьезных племенных групп против президента Мухаммеда ульд Абдель Азиза, который планирует избираться на третий срок. Такая ситуация вполне может стимулировать и усиление джихадистких групп в стране, которые рассматривают ее как идеальную тыловую базу. Пока Париж пытается воздействовать на мавританского президента и его окружение исключительно через неформальные каналы влияния разведки. Но и вариант прямого военного вмешательства также уже разработан. Правда, есть серьезные проблемы с его реализацией в силу развития ситуации в Ливии, дефицита личного состава и слабой технической поддержки.

43.86MB | MySQL:92 | 1,033sec