Выступление принца Турки аль-Фейсала на съезде Национального совета сопротивления Ирана и перспективы развития ирано-саудовских отношений

После разрыва дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Ираном  в начале 2016 г по инициативе Эр-Рияда вследствие разгромов  посольства в Тегеране и консульства в Мешхеде, которые были спровоцированы казнью известного шиитского проповедника шейха Нимра ан-Нимра, градус напряженности между двумя странами не снижается. Нет оснований полагать, что в ближайшее время ситуация измениться к лучшему. Хотя некоторые осведомленные источники и сообщают, что попытки установления двусторонних контактов через посредников (обычно называется Султанат Оман) за последние несколько месяцев имели место, но ощутимых результатов они пока не дали из-за принципиального расхождения сторон по многим вопросам. Кроме того, заявления некоторых политиков в обоих государствах только «подливают масла в огонь». Многие аналитики считают, что в КСА и ИРИ за последнее время усилились позиции «партии ястребов», которые не настроены на конструктивный диалог. В этом контексте рассматривается и выступление бывшего главы Управления общей разведки КСА принца Турки аль-Фейсала на ежегодном съезде Национальный совет сопротивления Ирана (НССИ), который состоялся в Ле Бурже (пригород Парижа) 9 июля с.г.

НССИ (основан в 1981 г.) является одним из влиятельных иранских оппозиционных движений, называющих себя правительством и парламентом в изгнании, наряду с Национальным Советом Ирана (НСИ), и объединяет под своей эгидой различные партии и группировки, цель которых свержения нынешнего «режима мулл» с его моделью «велаят-е факих» и возвращение к светскому государству. Основу НССИ составляет Организация моджахедов иранского народа (ОМИН) («Моджахедин-э Халк») — в прошлом левое антишахское движение «социалистической ориентации». После победы Исламской революции ОМИН перешла в лагерь активных противников аятоллы Хомейни и продолжило свою борьбу в тесном союзе с Саддамом Хусейном, который использовал ее для диверсионных операций в ирано-иракской войне (1980-1988 гг.). Вооруженные группировки ОМИН, базировавшиеся в Ираке, были разгромлены иранскими войсками в результате операции «Мерсад» в 1988 г. В последующие годы ОМИН провела ряд террористических актов против иранских политиков внутри страны и иранских диппредставительств за рубежом. Долгое время ОМИН находилась в списке террористических организаций, но на волне антиранских санкций с 2004 г попала под действие «Четвертой Женевской конвенции», что позволило ее лидерам легализоваться в странах Запада. В дальнейшем в 2009 г. некоторые страны ЕС исключил ее из этого списка, тоже сделали и США в 2012 г решением госсекретаря Х.Клинтон. Штаб-квартира ОМИН в настоящее время располагается в Вашингтоне. Несмотря на некоторое «охлаждение» со стороны администрации Б.Обамы вследствие нормализации отношений с Тегераном, ОМИН продолжает контактировать с Конгрессом, американскими спецслужбами, СМИ и правозащитными организациями, в которых имеется определенное количество ее сторонников, призывая к смене режима и строительство иранского общества на «либерально-демократической платформе». Напомним, что ОМИН неоднократно (в 2000 г., 2010 г., 2015 г.) принимала участие в раскрытии секретной информации об иранской ядерной программе, а также о ядерных объектах на территории страны. В настоящее время ОМИН возглавляет Мирьям Раджави (1953 г.р.), супруга бывшего лидера и основателя движения Масуда Раджави, который исчез на территории Ирака в 2003 г. Его судьба до сих пор неизвестна. Официальные источники ОМИН утверждают, что он «скрывается», но если судить по последней речи принца Турки аль-Фейсала, который неоднократно называл М.Раджави «покойным» («мархум»), то ответ очевиден. М.Раджави председательствовала на прошедшем съезде НССИ в Ле Бурже. Выступая перед собравшимися она заявила, что организация представляет иранцев, которые стремятся к созданию в Иране демократического, светского, безъядерного государства. При этом особо подчеркнула, что ожидает от США и других западных стран отказа от политики «умиротворения» тегеранского режима, который продолжает политику экспорта терроризма и «исламской революции» в другие страны региона. Это обращение было далеко не случайно, т.к. на этом съезде присутствовали также и многочисленные иностранные гости. Помимо Турки аль-Фейсала от арабских стран были бывший премьер-министр Алжира Сид Ахмед Газали, бывший министр информации Иордании Салеах аль-Калляб, бывший министр иностранных дел Египта Мухаммед аль-Араби, член исполнительного комитета партии ФАТХ Аззам аль-Ахмад, а также ряд западных политиков — бывший министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, бывший министр иностранных дел Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, президент Центра равных возможностей и бывший директор Комиссии по гражданским правам США Линда Чавес, бывший губернатор штата Пенсильвания и бывший министр внутренней безопасности США Том Ридж, бывший губернатор штата Вермонт Говард Дин, бывший советник по национальной безопасности президента Дж.Буша Фрэнсис Таунсенд, бывший спикер Палаты представителей США Ньют Гингрич, бывший представитель США в ООН Джон Болтон, бывший мэр Нью-Йорк Руди Джулиани и др. По оценкам устроителей на съезде присутствовало около 100 тыс. человек. Однако даже, если эти данные и несколько завышены, то в любом случае это было хорошо срежиссированное дорогостоящее медийное мероприятие. Все это заставляет предположить, что проведение съезда было организовано при активной финансовой поддержке стран «антиранского фронта», в котором саудовцы играют не последнюю роль. Естественно, что наибольшее внимание региональных и западных СМИ привлекло выступление принца Турки аль-Фейсала. Напомним, что бывший глава УОР КСА и бывший посол в США в настоящее время является руководителем Центра исламских исследований имени короля Фейсала — главного саудовского аналитического центра (think tank). Официально не занимая государственный должностей, что он постоянно подчеркивает, выступая на правах «частного лица» и «общественного деятеля», принц Турки аль-Фейсал активно участвует в различных международных форумах, конференциях (в том числе и с участием израильских политиков, например 20 мая с.г. с генерал-майором Яковом Амидрором, бывшим  председателем Совета национальной безопасности). На таких мероприятиях он нередко делает заявления для мировых СМИ о саудовской позиции по ряду актуальных мировых и региональных проблем, что обычно не может быть озвучено на официальном уровне. В недавнем прошлом он, например, резко критиковал «провальную» ближневосточную политику Б.Обамы, давал крайне негативную оценку «антиисламским» заявлениям Д.Трампа и т.д. Все это показывает, что он по-прежнему остается одним из самых влиятельных членов королевской семьи (а точнее клана Аль-Фейсал), чей многолетний опыт крайне востребован. Его выступление стало одним из основных событий на съезде НССИ, которое транслировалась в прямом эфире нескольких арабских новостных каналов – «Аль-Арабия», «Аль-Хадас», «Скай Ньюс Арабия», а также прошло в заголовках других региональных каналов, включая «Аль-Джазиру». Несмотря на то, что принц Турки аль-Фейсал прекрасно владеет английским, т.к. получил образование в США, свою получасовую речь он произнес на арабском языке. Можно предположить, что его выступление в большей степени было адресовано региональной аудитории. Как и другие выступавшие, он заявил о необходимости смены иранского режима, на который он возложил прямую ответственность за нынешний раскол между суннитами и шиитами из-за одержимости, по его словам, идеей «экспорта исламской революции» для «ускорения прихода Махди Аль-Мунтазара (Ожидаемого)». В свою очередь он отметил, что между арабами и иранцами существовали традиционно дружеские отношения и культурные связи, сделав значительные экскурсы в историю. Вообще речь принца, не упустившего лишний раз продемонстрировать, свою эрудицию изобиловала примерами и именами исторических лиц, принадлежащих к общей истории и культуре иранцев и арабов (Заратуштра, Сальмана аль-Фариси, Аль-Газали, Омар Хайям  и др.). Он особо подчеркнул, что, по его мнению, враждебность исходит не от всего иранского народа, который стал «первой жертвой» аятоллы Хомейни, а от руководства страны. Напомнив, что именно режим Хомейни, который поддержал сектантские движения в Восточной провинции и осудил монархии как «неисламское» явление», явился серьезной угрозой  для Саудовской Аравии. Как умелый оратор, принц Турки Аль-Фейсал после скандирования собравшейся аудиторией «народ хочет падения режима» (один из лозунгов «арабской весны 2011 г.), выдержав паузу, заявил: «И я хочу падения режима!!!». Завершая свою речь, принц Турки с пафосом обратился к Мирьям Раджави: «Ваше стремление избавить свой народ от раковой опухоли Хомейни это исторический эпос, подобно «Шахнаме» Фирдоуси, которое останется вписанной в анналы истории».

Реакция Тегерана на проведение съезда НССИ была вполне предсказуема. В первую очередь отреагировали социальные сети, где иранские пользователи с возмущением осудили проведение подобных мероприятий, особенно досталось саудовцам, которые покровительствуют «лицемерам» (термин иранской официальной пропаганды в отношении членов ОМИН) и «играют с огнем». Также отреагировала и иранская пресса, особенно ультраконсервативная («Саудовская Аравия на пути Саддама» (газета «Джаван»), «Лицемеры (букв. мунафики) вчера с Саддамом, сегодня с саудовскими ваххабитами» («Машрек ньюс») и др.), призвав правительство «разобраться» с Саудовской Аравией, которая перешла «красную линию», и занять более жесткую позицию в отношении Эр-Рияда, а не проводить политику сдерживания. Особенно досталось за «молчание» иранскому министру иностранных дел Джаваду Зарифу. Его бывший советник Хосейн Амир Абдоллахиан, отставку которого в июне 2016 г. те же круги расценили как «жест примирения в отношении Саудовской Аравии», сделал также резкое заявление. По его мнению, присутствие Турки аль-Фейсала на этом съезде является примером «глупости, непристойности и политического разочарования». Причем он подчеркнул, что, что нет сомнений, что саудовские спецслужбы имеют контакты с ОМИН, а финансовая поддержка таких террористических групп стоит на повестке дня в Эр-Рияде. «Стратегическая ошибка Эр-Рияда использование терроризма в региональных событиях, что нанесет непоправимый ущерб региону», — сказал он. В результате МИД ИРИ вызвал 12 июля с.г. посла Франсуа Сенмо для объяснений, вручив ему ноту протеста. «Саудовцы поддерживают известных террористов – как они уже делают в Ираке, Йемене и Сирии. Это демонстрирует, что они не чураются террористических методов, чтобы достичь поставленных ими политических целей», — говорится в официальном заявлении МИД ИРИ. Позднее и Дж.Зариф также дал свою оценку произошедшему, при этом добавив, что экс-главу УОР КСА принца Турки аль-Фейсала ожидает судьба Саддама Хусейна, а также всех, кто связывает свое будущее с террористами. Он напомнил, что по мнению Тегерана «Турки аль-Фейсал создал «Аль-Каиду» и «Талибан» и вообще «сыграл заметную роль в позорном прошлом саудовского режима».

Однако более откровенно высказался генерал Мохсен Резаи, бывший главком КСИР, секретарь Совета по определению политической целесообразности, который  обвинил Саудовскую Аравию в организации террористических актов ОМИН, а также другие страны ССАГПЗ, в поддержке курдских группировок, прежде всего «Партии за свободную жизнь Курдистана» (ПЖСК), чтобы дестабилизировать Иран. При этом он заявил, что «если мы разозлимся, то не оставим никаких следов саудовцев на земле». Выступая по центральному телевидению Ирана 16 июля с.г., он повторил обвинения против Саудовской Аравии и Демократической партии Курдистана. По его словам, саудовцы через свое консульство в Эрбиле и с согласия правительства Масуда Барзани создали тренировочную базу для боевиков вблизи иранских границ, поэтому если возникнет необходимость, то Иран проведет контртеррористическую операцию на территории Иракского Курдистана.

Саудовские СМИ также ответили на все эти выпады в аналогичном стиле, в статьях политических обозревателей газет («Указ» «Эр-Рияд» и др.) посыпались обвинения на Иран в поддержке террористических групп как ХАМАС и «Хизбалла». Также высказывалось мнение, что пришла пора заставить Иран «выпить из той же чаши, из которой пьют другие страны уже на протяжении десятилетий», и «саудовская дипломатия не будет сидеть сложа руки» перед агрессивными действиями Ирана, которые угрожают интересам и безопасности королевства, а внутренняя истеричная реакция, только свидетельство Тегерана, что послание (принца Турки аль-Фейсала-авт.) было получено».

В этой связи предполагается, что саудовцы решили активизировать поддержку иранских оппозиционных и сепаратистских групп в качестве ответа на аналогичные действия иранцев. Иранские СМИ обратили особое внимания на встречу между министрами внутренних дел Бахрейна Рашидом Аль Халифой и его саудовским коллегой принцем Мухаммедом бен Наефом в Джидде 11 июля с.г., где, вероятно, обсуждались также способы противодействия местным оппозиционным шиитским движениям и иранским спецслужбам. Поэтому, как полагают некоторые эксперты, все оппозиционные движения в Иране рассматриваются как потенциальные союзники Саудовской Аравии. Кроме того, саудовцы, хотя в выступлении принца Турки аль-Фейсала об это не было сказано ни слова, намерены теперь не только сотрудничать и получать разведывательную информацию от ОМИН, но предоставить целевое финансирование деятельности этой организации, направленной на дестабилизацию внутренней ситуации в Иране. Однако, если судить по комментариям в арабской прессе, не все согласны с таким выбором Эр-Рияда, т.к. союз салафитского королевства с левой группировкой, которая в прошлом ставила перед собой целью построение социализма в Иране, выглядит, по меньшей мере, странно. Такие же опасения высказываются относительно целесообразности поддержки курдских партий, т.к. подобные союзы, как правило, эфемерны, а попытки дестабилизировать Иран, разыгрывая «курдскую карту» в долгосрочной перспективе могут представлять угрозу стабильности и территориальной целостности для соседних арабских стран, где имеется курдское население (Ирак и Сирия). С этой точки зрения более перспективной видится стратегия поддержки «арабской идентичности» вне конфессиональных различий, например в Хузестане. Однако, как представляется, выбор саудовцев не случаен, т.к. в отличие от Национального совета Ирана (НСИ), который возглавляет принц Реза Кир Пехлеви (старший сын последнего шаха), НССИ относится более лояльно к «самоопределению неиранских народов» как следует из его официальных документов. Поэтому для саудовской монархии предпочтительнее оказался союз с ним, а не с иранскими монархистами, которые выступают за «территориальную целостность и национальное единство» Ирана и не поддерживают националистические движения.

О будущих последствиях поддержки саудовцами оппозиционных движений в Иране даются различные оценки. Несомненно, что КСА рассматривает ИРИ как экзистенциальную угрозу и будет делать все, чтобы ослабить иранское  влияние в регионе. Например, из официальной информации наследник наследного принца Мухаммед бен Сальман и президент Б.Обама обсуждали на своей последней по времени встрече «дестабилизирующую деятельность Ирана и договорились изучить способы, которые могли бы привести к деэскалации напряженности». Однако, несмотря на агрессивную риторику в саудовской и иранской прессе, и давление со стороны «ястребов», в каждой стране есть силы, трезво оценивающие ситуацию и нежелающие дальнейшего витка ирано-садовской «холодной войны», которая может при определенных условиях и перейти в «горячую». Напомним, что принц Мухаммед бен Сальман в своем интервью для журнала The Economist заявил, что «война между Саудовской Аравией и Ираном станет началом большой катастрофы в регионе», добавив «мы не допустим ничего подобного». Вероятнее всего, как Иран, так и Саудовская Аравия будут использовать подобные ОМИН группировки в качестве рычагов давления друг на друга, а также задействовать на территории третьих стран (Сирия, Ирак), не доводя ситуацию до открытой конфронтации.

40.78MB | MySQL:68 | 0,889sec