Пакистан, США и НАТО 2016 г.: смена приоритетов

Основной и бесспорный вывод  Варшавского 2016 г. саммита НАТО в том, что альянс усиливает свое присутствие на восточном фланге. В широком геополитическом  контексте это следует читать не только как базирование войск в  Латвия, Литве, Эстонии и Польше, но и наращивание  численности  группировки,  пересмотр ее роли и расширение полномочий коалиционных войск в Афганистане. Это выходит за рамки афгано-американского соглашения сентября 2014 г., и, следовательно, является нелегитимным. Решения, принятые на саммите НАТО в Варшаве,   подводят к утверждению, что вооруженные столкновения  между  национальными силами безопасности и  группировками боевиков будут продолжены.     Гражданская война в Афганистане по утверждению вооруженной оппозиции – следствие отказа правительства национального единства и НАТО выполнить основное требование – вывести иностранные войска с территории страны.

«Сеть Хаккани» и организация «Лашкар-е Тойба» рассматриваются как  угроза национальной безопасности США. Пентагон  заявляет, что боевики, переходя границу из зоны пуштунских племен Пакистана,  совершают нападения на  американские военные базы в Афганистане. Коммюнике Варшавского саммита содержит жесткое напоминание, что «…самая большая ответственность альянса состоит в защите и обороне своей территории и населении наших стран от нападения в соответствии со Статьей 5 Вашингтонского договора… Никто не должен сомневаться в решимости НАТО, если безопасность любого из его членов окажется под угрозой. ..,    цель остается фактом, что Афганистан никогда не  станет убежищем для террористов, которые могут представлять угрозу для нашей безопасности».    В Афганистане США вновь защищают свои национальные интересы. Саммит НАТО по времени «совпал» с очередными слушаниями в Конгрессе США по вопросу о финансовой помощи Исламабаду в борьбе с терроризмом. Истерия конгрессменов и резкая критика Пакистана в поддержке террористов  удивила многих. В помощи Пакистану было отказано.

Второй вывод Варшавского саммита 2016 г.  подтверждает провал антитеррористической стратегии альянса в мире, и в Афганистане, в частности. За годы военной кампании (2001-2014 гг.) США/НАТО не создали  политических, экономических, военных, социальных условий  для устойчивого мирного развития Афганистана.  В январе 2015 г.  коалиционные силы США/НАТО параллельно с выводом части войск,  передали ответственность за безопасность на всей территории страны  афганским силам  национальной обороны и безопасности. Оказавшись неподготовленными, они  продемонстрировали  бессилие перед натиском  группировок боевиков.  Слабость или отсутствие контроля со стороны центральных властей в ряде провинций Афганистана  стали одной из причин  проникновения в страну и укрепление позиций террористических организаций, таких как «Аль-Каида», «Исламское государство» (запрещены в России) и т.д.

С 2015 г. войска  США/НАТО в Афганистане представлены  (по просьбе афганского правительства национального единства не боевыми подразделениями в рамках миссии «Решительная поддержка», перед которыми была поставлена задача проводить обучение, консультации и оказывать  помощь в строительстве профессиональных сил обороны и безопасности. В силу разных причин задача была трудновыполнимой.

Одновременно укреплялись военные связи Исламабада и Кабула. Впервые за многие годы военная академия Пакистана открыла двери для афганских военнослужащих.  В 2015 г. Равалпинди (место расположения штаба сухопутных войск Пакистана) уже согласовывал учебные тренировки  для военнослужащих  Афганистана. Это был оправданный шаг.  Известно, что военный истеблишмент Пакистана оказывал  содействие в строительстве вооруженных сил  ряда ближневосточных монархий.

США расценили пакистано-афганское военное сотрудничество как опасность потери контроля над  афганскими национальными силами безопасности, и… регионом.

Еще в марте 2013 г., задолго до вывода иностранных войск из Афганистана, Исламабад заявил о готовности вести «переговоры со всеми группами боевиков, которые могут помочь положить конец десятилетней войне в Афганистане и восстановить мир в Пакистане». Позднее, в 2014-2015 гг. был дан старт внутриафганскому диалогу. Исламабад добился определенных результатов, часть афганских талибов согласилась на переговоры, выдвинув свои условия.

Допустить влияние Исламабада не только на генералитет Афганистана, но и на внутриафганский переговорный процесс США не могли. Поэтому и рухнуло все в  одночасье в июле 2015 г., когдабыла обнародована информация о давней смерти муллы Омара, лидера вижения «Талиба»н, от имени которого и велись переговоры. Это стало сигналом для  выдворения из Афганистана пакистанских военных инструкторов, резкого обострения пакистано-афганских отношений, провала диалога и, как следствие, активизации группировок боевиков. Позднее президент Афганистана Ашраф Гани признал  Пакистан ответственным за провал мирных инициатив, предпринятых Афганистаном.

Череда событий в 2015-2016 гг.: старт  проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (предоставляет Пекину короткий выход к углеводородным рынкам Ближнего Востока/контроль  над зоной Индийского океана), активизация российско-пакистанских отношений (включая военное сотрудничество), снятие санкций с Ирана и последовавшая резкая  экономическая активность корректировали геополитический расклад сил в регионе, где отчетливо обозначились  центростремительные векторы. Это стало одной из причин пересмотра политики США в регионе.

Начиная с 2016 г. стратегические интересы США в регионе  расширили свой диапазон от сдерживания политического, военного и экономического рывка Китая, дальнейшего  продвижения России на Восток … до контроля за Ираном и Пакистаном.  Контрольные функции  возложены как на военные подразделения США/НАТО (их численность возрастет до 8 400 к концу 2016 г.), так и на афганские силы безопасности, обучение которых, начиная с июля 2016 г.,  строится на принципиально новой основе – функциональной совместимости  вооруженных сил, стандартам и общим техническим решениям НАТО. Таким образом, необходимость США остаться в  Афганистане и одновременно иметь весомого партнера, например, в лице Индии, оправдана.

43.87MB | MySQL:92 | 0,964sec