Иранский авиационно-космический рынок в стратегических планах России

На протяжении последних лет в российских средствах массовой информации последовательно появлялись публикации, в которых приводились доводы в пользу активного развития российско-иранских политических отношений и расширения торгово-экономического, научно-технического, военно-технического и других видов сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран. Наша позиция в этом вопросе сформирована на основе убежденности в том, что именно такой подход к двухсторонним отношениям в наибольшей степени отвечал бы национальным интересам как России, так и Ирана. Баланс факторов, подтверждающий наличие значительных резервов для развития российско-иранских связей, сохраняется и, судя по всему, не изменится и в обозримом будущем.

Однако на пути углубления российско-иранских отношений имеется немало больших и малых препятствий, преодоление которых отнимает у сторон много усилий и времени. Одним из них, на наш взгляд, является недостаточная информированность иранского общества о тех российских партнерах, с которыми Иран уже сотрудничает или намерен установить деловые связи.

Понятно, что отсутствие достоверной и полной информации о партнере, затрудняя принятие решений, не способствует развитию сотрудничества. Можно предположить, что сегодня и в России немногие наши сограждане владеют информацией о том, как развиваются российско-иранские отношения, с какими проблемами они сталкиваются. Особенно это проявляется в том, что касается ряда конкретных программ экономического и научно-технического сотрудничества двух наших государств. Освещение этих вопросов могло бы внести существенный положительный вклад в степень информированности как российского общества, так и иранской стороны о тех российских организациях и предприятиях, которые уже участвуют в реализации различных проектов российско-иранского сотрудничества или вовлечены в подготовку новых соглашений и контрактов.

Какие препятствия и трудности зачастую возникают на пути российско-иранского научно-технического сотрудничества, можно судить на примере работы российского «Внешнеэкономического объединения «Авиаэкспорт» (В\О «Авиаэкспорт») на иранском рынке авиационно-космических услуг.

Почему акцентируется внимание на «В\О «Авиаэкспорт», а не на любой другой российской организации, работающей в сфере российско-иранского сотрудничества?

Во-первых, потому, что другие российские структуры (например, министерство атомной энергетики, некоторые предприятия оборонно-промышленного комплекса, государственная компания «Рособоронэкспорт» и другие) уже имеют практический опыт и собственную историю работы в Иране, и иранская сторона видит их действенные результаты. Естественно, что не только иранские власти, но и иранское общество в целом хотят и должны иметь полное представление о новом партнере из России в лице «Авиаэкспорта».

Во-вторых, «Авиаэкспорт» на сегодня имеет поручение Правительства РФ на подготовку соглашения с Ираном в новой для российско-иранского сотрудничества сфере — авиационно-космической. Речь идет о создании с помощью России национальной иранской спутниковой телекоммуникационной системы на основе геостационарного спутника гражданского назначения «Зохре» («Венера»). Спутник будет изготовлен признанным лидером в создании современных космических систем связи Научно-производственным объединением прикладной механики имени академика М.Ф.Решетнева (НПО ПМ) и выведен на орбиту техническими средствами организаций, также входящих в состав Российского авиационно-космического агентства (РАКА).

«Авиаэкспорту», как отраслевой специализированной внешнеэкономической организации авиационной и ракетно-космической промышленности, даны полномочия на ведение переговоров с иранской стороной, подготовку и заключение контракта, а также координацию всей работы, связанной с его реализацией. В том, что касается проекта «Зохре», Российское авиационно-космическое агентство, НПО ПМ и «Авиаэкспорт» выступают как единая команда. Подобным образом они действуют и в других проектах.

В-третьих, отмечаются попытки как российских, так и зарубежных конкурентов подвергнуть сомнению положительную репутацию «Авиаэкспорта», сорвать подписание контракта. Не секрет, что в мире, в том числе и в России, имеется немало противников налаживания сотрудничества между Россией и Ираном, особенно в авиационно-космической сфере. Существует опасность, что сохранение неопределенности в вопросе принятия окончательного решения по проекту «Зохре» может действительно привести к его срыву. Все это не может не настораживать иранскую сторону и вызывает у нее желание получить дополнительную информацию о В/О «Авиаэкспорт» и его способности обеспечить реализацию задуманного и нужного Ирану проекта.

Последнее как раз и обратило на себя наше внимание. Занимаясь не первый год проблемами Ирана и российско-иранских отношений, мы видим, что, к большому сожалению, препятствий на пути сотрудничества между нашими двумя странами не становится меньше. На общественно-политическом уровне как в России, так и в Иране зачастую пока больше верят целенаправленной дезинформации, искажающей истинное положение дел и перспектив российско-иранского сотрудничества, что, в общем-то, и неудивительно: объективной информации по этим вопросам как в российских, так и в иранских печатных и электронных средствах информации пока критически недостаточно Поэтому, как представляется, будет совсем нелишним и уж точно полезным для российско-иранских отношений представление реального облика Внешнеэкономического объединения «Авиаэкспорт», его возможностей и полномочий. Кстати, в будущем это можно было бы делать и в отношении других организаций и структур Российской Федерации, способных внести положительный вклад в дело расширения сотрудничества между нашими двумя странами.

Так что же из себя представляет Внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт» и каковы его возможности на сегодня?

Внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт» работает на внешних рынках авиационно-космической техники уже более 40 лет. За это время объединение обеспечило поставку более 7000 самолетов и вертолетов гражданского назначения заказчикам из 60 государств мира. Только число проданных Объединением за рубеж вертолетов Ми-8 — Ми-17 составило около 4000, что больше того количества вертолетов такого класса, которое поставили заказчикам других государств все остальные вертолетостроительные фирмы мира. До 1989 г. Внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт» вообще было в России монополистом, имеющем полномочия по продажам российской авиационной техники гражданского назначения за рубеж. Позиции лидера в этой сфере оно занимает и в настоящее время. Среди той неразберихи, что царила в экономике России в последнее десятилетие, «Авиаэкспорт» сумел сохранить доверие зарубежных партнеров, не растерял своих деловых связей с другими странами и с авиационными предприятиями России, оказывал поддержку российским производителям авиационно-космической техники. Это укрепило добрую репутацию и авторитет Объединения.

Сегодня В/О «Авиаэкспорт» ведет активную работу по продвижению на внешние рынки последних разработок российской авиационно-космической промышленности, в том числе современных пассажирских лайнеров нового поколения — Ту-204, Ту-214, уникальных по своим возможностям самолетов фирмы Бериева (Бе-103, Бе-200), самолета фирмы Ильюшина — Ил-103, модернизированных вертолетов Ми-17 и другой авиатехники. Совместно с египетской компанией «Сирокко Аэроспейс Интернешнл» «Авиаэкспорт» организовал и реализовал контракты на поставку для египетской авиакомпании «Кайро Авиэйшн» пяти Ту-204-120, построенных на ульяновском авиазаводе «Авиастар» и оснащенных двигателями фирмы «Роллс-Ройс». Твердый заказ Египта на эти самолеты составляет 30 единиц. 5 самолетов Ту-204-120 закупил Китай, еще на 10 заключен опцион. С участием В/О «Авиаэкспорт» для ульяновского авиазавода «Авиастар» готовится широкомасштабная инвестиционная программа на сотни миллионов долларов. «Авиаэкспортом» недавно реализован контракт на поставку 40 вертолетов Ми-17-1В в Индию.

Важным направлением в деятельности объединения «Авиаэкспорт» является его участие в сертификации летательных аппаратов в странах, эксплуатирующих российскую авиационную технику. Именно по инициативе «Авиаэкспорта» в свое время СССР вступил в Международную организацию гражданской авиации (ИКАО), что явилось безусловно важным шагом, так как без учета опыта, требований и стандартов ИКАО страна вряд ли бы смогла успешно работать на мировых авиационных рынках. В последние годы работы по международной сертификации проведены по самолету Ту-204-120 в Египте и вертолету Ми-172 в Индии.

Особенностью работы «Авиаэкспорта» является то, что для своевременного и точного выполнения взятых на себя обязательств Объединение создало развитую инфраструктуру по всему миру. «Авиаэкспорт» оказывает клиентам и покупателям постоянную помощь в эксплуатации закупленной авиационной техники через своих представителей и технических экспертов в странах Европы, Латинской Америки, Азии и Африки.

В целом можно заявить, что Внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт» является наиболее авторитетной и профессиональной компанией России по организации и осуществлению сотрудничества с зарубежными клиентами и партнерами в области авиационно-космической техники общегражданского назначения. Именно поэтому государство, в лице Российского авиационно-космического агентства, выбрало «Авиаэкспорт» для совместной работы с Научно-производственным объединением прикладной механики имени академика М.Ф. Решетнева по проекту «Зохре». НПО ПМ успешно реализовало международный проект в области космической системы связи «SЕSАТ» по заказу международного оператора «EUTELSAT». С момента создания в 1959 г. предприятие действует в качестве головного подрядчика по НИОКР и поставкам космических комплексов, аппаратов и их составных частей для спутниковых систем различного назначения. С середины 60-х г. прошлого века НПО ПМ сохраняет ведущие позиции в России в области спутниковых телекоммуникаций и навигации, является крупнейшим предприятием на Евразийском пространстве по разработке, изготовлению, испытаниям и обеспечению эксплуатации космических комплексов и аппаратов на низких, средневысоких, высокоэллиптических и геостационарных орбитах.

В том, что касается проекта «Зохре», ни одно другое объединение и предприятие авиационно-космической отрасли России не в состоянии обеспечить решение задач в том объеме и с тем качеством, какие отличают работу «Авиаэкспорта» и НПО ПМ имени академика М.Ф. Решетнева.

Представляется, что участие «Авиаэкспорта» как координатора в подготовке и реализации авиакосмических проектов и контрактов с Ираном придаст существенный импульс развитию торгово-экономических связей и будет способствовать дальнейшему углублению научно-технического сотрудничества между нашими странами.

С иранской стороны также делаются определенные шаги в этой области. Высшее государственное руководство Ирана придает первостепенное значение планам по созданию современных космических аппаратов, организации спутниковой связи в интересах государственного и военного управления. При этом Иран стремится получить доступ к современным технологиям по различным отраслям знаний, связанных с космонавтикой. Используя мировой опыт и созданную в стране научно-техническую и производственную базу, Тегеран стремится выйти на новый уровень использования космических технологий, ставя в качестве конечной цели превращение страны в космическую державу.

Данная цель иранского руководства отражена в разработанной Национальной космической программе, рассчитанной до 2012 года. В частности, программой предусматривается закупка, вывод на околоземную орбиту и эксплуатацию космических аппаратов по следующим проектам: проект «СИНА» — система дистанционного зондирования Земли (срок реализации 2003 год);

1 упомянутый выше проект «Зохре», предусматривающий организацию спутниковой связи на базе коммерческого спутника связи (проект приостановлен в 2002 году, намечен к дальнейшей разработке на 2003 год);

2 проект «ИРСАТКОМ» (в Иране — «Месбах») на базе космического спутника на низкой околоземной орбите (на стадии согласования технологических и финансовых вопросов).

Однако одним из условий реализации указанных проектов являются следующие требования официального Тегерана:

3 разработка и освоение проекта по вопросам создания, вывода на орбиту и обучения специалистов должны решаться одним партнером;

4 партнер должен быть независимым от давления со стороны США и их союзников;

5 обязательное включение иранских специалистов в группы по проектированию и сборке космического аппарата и его элементарной базы;

6 сборка и запуск спутника должны происходить на территории Ирана (то есть партнер должен оказать помощь в строительстве иранского космодрома, завода по сборке спутников и ракетоносителей, а также центра управления полетами);

7 возможность использования космических аппаратов для решения военных задач (не ударных).

Но это лишь одна сторона проблемы. О состоянии другой стороны проблемы распространения спутниковой связи можно судить по следующим фактам.

На следующий день после принятия депутатами Меджлиса законопроекта о внесении изменений в Закон об использовании технических средств спутниковой связи председатель Совета по определению политической целесообразности принимаемых решений Хашеми Рафсанджани подверг резкой критике передачи спутникового телевидения на персидском языке и назвал их «окном в мир зла».

29 декабря депутаты меджлиса шестого созыва исходя из того, что в самое ближайшее время с развитием технологий не будет возможности препятствовать приему программ спутникового телевидения, внесли соответствующие изменения в прежний закон о спутниковых средствах связи. Цель этих изменений заключается в установлении контроля за программами спутникового телевидения. Принятый депутатами меджлиса законопроект передан на утверждение в Наблюдательный совет.

Согласно прежнему Закону, прием программ спутникового телевидения был полностью запрещен. Однако, несмотря на существование подобного закона, все больше иранцев неофициально имели реальную возможность смотреть программы спутникового телевидения.

В таких условиях официальный Тегеран стал самым серьезным образом озабоченным увеличением количества программ спутникового телевидения на персидском языке. Такая озабоченность связана с невозможностью контролировать эти программы и воспрепятствовать их приему гражданами страны.

Высшее государственное и военное руководство Исламской Республики Иран прямо считает, что волнения и события последних нескольких месяцев явились результатом пропагандистской кампании противников иранских властей. Эти волнения косвенно показали и степень влияния спутникового телевидения на умы и сознание людей, особенно молодежи.

По мнению специалистов, подобное влияние обусловлено полной неудовлетворенностью народа деятельностью иранских средств массовой информации, в частности радио и телевидения.

Еще одним примером озабоченности иранского руководства в связи со сложившимся положением может послужить выступление Хашеми Рафсанджани в Тебризе. В частности, он сказал: «Те, кто по спутниковому телевидению позволяет себе заявления, направленные против Исламской Революции и Исламской Республики, не осмеливаются приехать сюда из-за границы». Хашеми Рафсанджани добавил, что этим «окном в мир зла» пользуются те, кто пытается говорить от имени народа, и некоторые несведущие люди внутри страны вторят им.

Подобные заявление лидеров государства и последние политические и социальные события, в особенности волнения и беспорядки в День студента и недавние столкновения в Ахвазе, — все это завершилось сбором антенн спутникового телевидения у народа.

В этих условиях, когда на сайте «Базтаб», который, по некоторым данным, принадлежит консерваторам, была опубликована информация о распространении листовок в районе Площади революции, та же самая информация была передана по каналам спутникового телевидения. В этих листовках содержался призыв к женщинам снять чадру 7 января, в годовщину указа Реза Шаха о снятии чадры с женщин.

В программах кабельного телевидения содержались призывы к народу принять участие в демонстрациях протеста, и, как сообщают органы безопасности, некоторые из участников демонстраций откликнулись именно на эти призывы.

Поэтому, как считают некоторые иранисты, с учетом анализа, в частности проведенного консерваторами, который показал, что контролировать каналы спутникового телевидения не представляется возможным, маловероятно, что Наблюдательный совет утвердит законопроект о внесении изменений в закон об использовании технических средств спутниковой связи.

Заявляя о своем согласии на ограниченное использование спутникового телевидения и на осуществление контроля за программами этого телевидения, депутаты Меджлиса надеются, что подобный компромиссный вариант сможет снизить интерес людей к запрещенным телепрограммам и предоставит им возможность получить доступ к некоторым из этих программ и телеканалов.

Однако даже такой законопроект вызвал негативную реакцию у консерваторов. В ходе обсуждения законопроекта они говорили, что таким образом будет узаконено наступление извне в области культуры, и предупреждали, что Наблюдательный совет не видит путей для утверждения подобного решения.

47.57MB | MySQL:107 | 0,818sec