Что стоит за военным конфликтом между Сомалилендом и Пунтлендом

Резко обострилась ситуация на территории бывшего Сомали. На этот раз произошли боестолкновения между вооруженными отрядами полугосударственных анклавов Сомалиленда и Пунтленда. Это случилось впервые после аналогичных событий 2006 года. Поводом и областью, где и произошли боестолкновения стал регион Санааг. 19 июля с.г. бои между противоборствующими силами вспыхнули в городе Буда Кад, в 150 км юго-восточнее города Эригаво. Эти столкновения сразу же вызвали жесткую реакцию со стороны международного сообщества. Посол Швеции в Сомали Микаэль Линдвал, посол ЕС в Сомали Мишель Шеврон Дурсо и специальный представитель ООН Мишель Кейтинг немедленно призвали президентов Сомалиленда и Пунтленда Ахмеда Мохамеда Махамуда (Силаньо) и Абдували Мохамеду Али Гаасу остановить военные действия и отвести войска. Поводом для начала столкновений послужила попытка чиновников из Сомалиленда организовать 16 июля с.г. регистрацию избирателей для предстоящих президентских выборов на территории Буда Када, хотя эта территория и не находится формально под юрисдикцией Харгейсы. Естественно, что власти Пунтленда расценили эту процедуру как попытку нарушить их суверенитет. В свою очередь власти Сомалиленда утверждают, что Национальная избирательная комиссия консультировались предварительно с племенной верхушкой племени Дарод/Варсангали, которое является титульным в Санаага и те изъявили желание участвовать в голосовании в Сомалиленде в марте следующего года. Начиная с 1991 года и падения режима Саида Барре этот племенной клан постоянно маневрирует между Сомалендом и Пунлендом, стараясь получить выгоду сразу же с двух направлений. Особую пикантность этому соперничеству между двумя анклавами придает тот факт, что на территории Санаага разведаны очень большие запасы нефти, к которым проявляют интерес международные корпорации. Собственно, столь молниеносная реакция «международного сообщества» на осложнение обстановки в этом районе, по оценке экспертов, обусловлена именно нефтяным фактором. Столкновения между различными племенными кланами постоянно идут на территории бывшего Сомали  и столь бурной реакции за рубежом не вызывают.

В общем-то, желание руководства Сомалиленда в лице президента Силаньло взять под свой контроль столь «лакомый кусок» в принципе выглядит совершенно логично. После сделки с портом Бербера, который он продал консорциуму эмиратовских и кувейтских фондов, он ищет аналогичные варианты для дальнейшей продажи. Мы уже Сообщали, что Кувейт и ОАЭ фактически купили порт Бербера у Силаньо, оставив ни с чем французские компании, которые также нацелились на этот объект. Силаньо получил за это не только роскошную виллу в ОАЭ, но и обещание кувейтского эмира профинансировать строительство домашнего аэропорта на своей родине в г.Бурко. Излишне говорить, что обслуживать он будет только авиапарк самого президента Сомалиленда. Интересна и судьба 5 миллионов долларов, которые эмир Кувейта выделил на неотложную помощь пострадавшим от засухи беженцам в Сомаленде. Вся эта сумма была размещена на счете жены президента Силаньо Амины Мохамад Жирде, которая считает себя главным ревизором президентских финансов. В любом случае, борьба за Санааг чревата столкновениями не только с Пунтлендом. Говорить о серьезной разработке нефти там излишне, пока не решен главный и принципиальный вопрос о взаимоотношениях между анклавами и Могадишо. Международно признанное правительство в Могадишо считается основным распорядителем выдачи лицензий на геологоразведку и разработку полезных ископаемых на территории бывшего Сомали. И при этом неважно, что оно не в состоянии контролировать территорию страны. Ни одна серьезная международная компания не сможет эффективно работать на этих участках, даже если договориться об этом с местными кланами. Она сразу же выпадает за рамки международного поля. Этим, кстати, объясняется и фактическая заморозка разработок новых нефтяных месторождений в Иракском Курдистане международными компаниями. Без санкции Багдада такие работы не будут признаны легитимными. То же самое дело обстоит и с никем еще не признанными государственными анклавами в Сомалиленде. Получить право на выдачу лицензии на геологоразведку Сомалиленд сможет от Могадишо только при условии признания его главенства в качестве представителя государства Сомали и признания Сомалиленда, как составной части федерации. А этого Харгейса как раз и не хочет делать. Впрочем, переговоры об этом идут с разной степенью интенсивности, но пока без явного прорыва.

42.91MB | MySQL:92 | 0,976sec