О ситуации на турецко-болгарской границе

Турецко-болгарский участок сухопутной границы – один из немногих подобного рода, соединяющий страны ЕС и регион Ближнего Востока.

Общая протяженность участка составляет, по разным оценкам, от 274 до 288 км, вдоль которой расположено 3 контрольно-пропускных пункта.

Пограничные регионы в Болгарии –  Бургасская, Хасковская и Янболская области.

Пограничные регионы в Турции – провинции Эдирне и Кыркларели.

Общая территория пограничных провинций 29 032 кв. км, общее население – более 1 550 тыс. человек, примерно равное количество с каждой стороны. Население турецкой стороны расселено более плотно по сравнению с болгарским и характеризуется высокими темпами роста (2,5 % в год). В болгарских пограничных областях напротив отмечается убыль населения.

Рельеф местности – покрытые лесом холмы высотой от 700 до 1 000 м. К неблагоприятным с точки зрения пограничной безопасности факторам относятся угроза наводнений в некоторых районах и относительная отдаленность от крупных административных центров.

Уровень жизни населения в приграничных регионах в целом мало отличается от остальных регионов Турции и Болгарии соответственно. Значительные отличия в структуре занятости населения: в турецком случае преобладает сельскохозяйственный сектор (45 – 48 %) и сфера услуг (35 %), тогда как в болгарской местности преобладает сфера услуг (55 %) и предприятия индустрии (33 %).

К неблагоприятным экономическим факторам с точки зрения пограничной безопасности относятся: высокий уровень безработицы среди молодежи; не востребованность высокообразованного и высококвалифицированного населения; низкий уровень развития предпринимательской деятельности; низкий уровень экономической кооперации двух стран на региональном уровне; низкий уровень мобильности экономики; дефицит инвестиций; в случае Болгарии – высокая сезонная безработица вследствие зависимости от туристического сектора, невысокие темпы роста по сравнению с иными регионами ЕС. Фактором, способным повлиять на пограничную безопасность, особенно в свете миграционного кризиса последних лет, является и наличие относительно крупной общины турок (более 25 % в Хасково и Бургасе), помаков (болгарские мусульмане предположительно нетурецкого происхождения), и, в меньшей степени, цыган. Представители этих диаспор нередко могут быть вовлечены в криминальный бизнес и действовать в составе группировок, образованных по этническому признаку.

Страны соединены железной дорогой, автомагистралью и несколькими автомобильными дорогами. Однако существующую дорожную сеть характеризуют как низкоэффективную с точки зрения возможности обеспечения пограничной безопасности, в том числе ввиду низкого уровня  развития транспортной инфраструктуры в сельской местности[i].

В период «холодной войны» Турция и Болгария являлись членами разных блоков противостояния, а отношения между государствами были непростыми. Это обусловило то, что участок турецко-болгарской границы был одним из самых укрепленных в Европе, а его безопасность обеспечивалась войсковым способом, характерным для СССР и всего восточного блока. Сегодня эффективность этого способа оценивается как высокая, но достаточно затратная экономически. Большое внимание уделялось техническому оснащению границы. Некоторое время пограничные войска (в отдельные периоды именовались как пограничная милиция) подчинялись Министерству обороны Болгарии, иногда МВД, тогда как контрольные пункты всегда были в ведении МВД. При этом ситуация периодически усложнялась, что вынуждало даже прибегать к помощи местного населения путем создания специальных групп помощи из гражданского населения. С 1960 года эти дружины получили наименование «Молодой пограничник», а их статус был определен законодательно. Правда, главной угрозой тогда считалась вероятность незаконного пересечения границы болгарскими гражданами в направлении Турции и Греции с целью перебраться в западный мир, поэтому пограничники в первую очередь были настроены пресекать подобные нарушения самыми решительными методами. В целом эта проблема была характерна для многих государств-членов Организации Варшавского договора (ОВД). Вряд ли кто-то в Болгарии догадывался тогда, что через десятилетия поток нелегалов пойдет в противоположном направлении.

С распадом ОВД система пограничной безопасности Болгарии значительно деградировала, отмечался рост нелегальной миграции и контрабанды на пограничных участках. Хотя пограничные войска сохранили прежнюю организацию, их состояние описывалось как не отвечающее современным требованиям и не способное в полной мере противостоять новым возрастающим угрозам. Сразу после вступления  страны в  НАТО в 2004 году заборы и часть технических укреплений на границе с Турцией были демонтированы[ii].

Новая инициатива появилась в 1997 году с приходом к власти политической партии Союз демократических сил, которая взяла курс на интеграцию в ЕС, получив статус кандидата на вступление уже в 1999 году. Одним из самых важных условий принятия страны в ЕС была гарантия Софии обеспечить безопасность внешних европейских границ. В 1997 году создана Пограничная полицейская служба, которая  сегодня подчиняется МВД. Ее структура управления, законодательный статус были значительно реформированы. Общая численность Службы составляет 8,5 – 9 тыс. человек[iii]. Модернизирована техническая составляющая, в том числе на море. Значительную финансовую помощь во всем этом оказал ЕС.

Подписано более 30 международных соглашений в области кооперации по защите границ. Как очень хороший характеризуется уровень взаимодействия на морском направлении: еще в 2002 году Анкара и София подписали соглашение о сотрудничестве в области береговой охраны, а также протоколы о кооперации в области охраны морских границ с Грузией, Россией, Турцией и Румынией.  В Бургасе функционирует Информационный и кооперационный центр, являющийся главной платформой для кооперации пограничных ведомств стран черноморского бассейна.

Одновременно с вступлением в ЕС в 2007 году София подписала обязательство по охране внешних границ ЕС.

Тем не менее, после 2007 года болгарское направление считалось одним из уязвимых в Европе наряду с Испанией, Италией, странами Балтики и Грецией. Контрабандный товар сюда доставлялся и доставляется из Турции.

Обратим внимание на утверждение Европола 2010 года о том, что вступление Польши и Словакии в ЕС и соответствующее реформирование системы пограничной безопасности значительно понизили уровень криминальной активности, связанной с нелегальной миграцией и контрабандой на направлении этих стран. К слову, польская граница и сегодня считается самым укрепленным участком внешней границы ЕС. Согласно тому же отчету, пограничная реформа в Болгарии и Румынии не принесла подобного успеха. Основной причиной этого, по мнению экспертов Европола, является низкий уровень благосостояния жителей и высокий уровень коррупции в этих странах. При этом в ситуации с нелегальной миграцией и контрабандой на балканском направлении отмечалась особая роль преступных групп, состоящих из выходцев из турецкой диаспоры в Европе, которые «значительно активизировали свою деятельность в нулевые годы» не только в Болгарии, но и во всей Европе. А основные контрабандные потоки из Турции географически совпадают с торговыми путями, функционирующими еще в период Оттоманской империи.

На наш взгляд, политическое руководство ЕС в 90-х и нулевых годах тем самым допустило непростительную ошибку в стратегической оценке рисков и планировании стратегического развития системы пограничной безопасности. Эта ошибка заключается в том, что страны бывшего СССР тогда воспринимались ими как главная угроза для пограничной безопасности. Безусловно, серьезные риски на этом направлении (большая протяженность сухопутной границы, слабая экономика государств постсоветского пространства, в ряде случаев неудовлетворительное состояние силовых структур и др.) существовали. Но в качестве региона с более тревожной ситуацией с точки зрения угроз пограничной безопасности уже в 90-х годах необходимо было воспринимать Северную Африку и Ближний Восток, а не постсоветское пространство. И признаки этого были отчетливо обозначены уже тогда. Однако европейцы решили пойти по шаблонному пути и мыслить категориями «холодной войны», а «южное» направление было попросту недооценено. Меры по укреплению границ здесь необходимо было принимать заранее, так как это – не быстрый процесс. Возможно, экономические приоритеты (нежелание нести большие расходы) взяли верх над приоритетами в области безопасности. «Миграционный кризис» показал цену этой ошибки. Во всяком случае, беспрецедентная волна миграции вместе с угрозой всплеска радикализма пришли в Европу не из Украины и Белоруссии.

Но вернемся к Болгарии. Руководство страны забило тревогу еще в 2013 году, столкнувшись с новым явлением в виде быстро увеличивающегося притока беженцев нетурецкого происхождения: по данным Софии, в течение 2013 года в страну прибыло около 10 000 лиц с целью получения убежища, большая часть из которых – сирийцы. Руководство МВД укрепило участок границы с Турцией путем направления 1 000 сотрудников полиции в дополнение к имеющемуся там контингенту[iv]. В феврале 2016 года парламент принял закон о привлечении вооруженных сил страны к охране границы[v]. В июле 2016 года в связи с опасениями из-за событий в Турции Министерство обороны страны, опасаясь обострения обстановки, направило сюда 230 военнослужащих для усиления[vi].

В сентябре 2013 года принято решение о сооружении забора высотой 3 метра и протяженностью 30 км на самом трудном с точки зрения контроля участке турецко-болгарской границы. В декабре того же года правительство озвучило идею о его расширении до 50 км, а позднее о необходимости возвести забор вдоль всего участка[vii]. К лету 2014 года 30-километровый участок был уже завершен, что, по некоторым утверждениям, позволило снизить поток нелегальных мигрантов на 50 %[viii]. В настоящее время, по словам руководителя МВД Р. Бачваровой, София прилагает активные усилия для завершения строительства забора.

081516

Проект по строительству забора, равно как и ряд других мероприятий Болгарии в области пограничной безопасности, подвергся резкой критике со стороны ООН, руководства ЕС, ряда правозащитных организаций. Суть критики в том, что таким образом София нарушает права беженцев, гарантированных им международным законодательством, а также способствует расширению деятельности и процветанию преступных группировок, специализирующихся на контрабанде.

В октябре 2015 года широкий резонанс получил случай убийства пограничниками мигранта из Афганистана во время попытки пересечь болгарскую границу со стороны Турции. Согласно утверждению властей, трагедия произошла случайно путем рикошета предупредительного выстрела. Однако это вызвало резко негативную реакцию правозащитников, которые потребовали наказания виновных, прекращения сотрудничества с Болгарией в области пограничной безопасности и даже введения санкции в отношении Софии. В-частности, их требованием было пересмотреть решение британского правительства о безвозмездной передаче Софии 40 транспортных средств Land Rover для обеспечения охраны границы, так как болгарские пограничники будут использовать их для совершения противоправных действий в отношении мигрантов[ix].

Однако руководство Болгарии предпочитает или не реагировать на подобные заявления, или защищать своих пограничников, которые, по утверждению официальных лиц, «достойно исполняют свой долг по исполнению взятого Софией обязательства по защите внешних границ ЕС».

Помимо чисто технических моментов важным фактором является и репутация Болгарии как «негостеприимной» страны в отношении беженцев из мусульманских стран. В первую очередь это касается внутренней политики Болгарии, которая не предпринимает активных мер с целью помочь мигрантам или поддержать их, а экономическое состояние страны и без них оставляет желать лучшего. В-частности, и без того небольшое государственное пособие в 33 евро в месяц для неработающих мигрантов было упразднено в 2015 году[x]. Те немногие беженцы, которые остаются здесь, в интервью журналистам жалуются на тяжелые условия жизни, безразличие властей и местных жителей и на то, что выбраться из Болгарии им мешает отсутствие денег. Мечта таких беженцев – попасть в Германию. Собственно, это еще раз подтверждает, что распространенное утверждение о том, что мигранты спасаются от последствий войны, в значительной степени миф. Большая их часть перебирается в Европу с целью обеспечить себе более комфортные условия жизни за чужой счет, а не спасаться от последствий войн.

Интересно, что с призывом ограничить потом внешних мигрантов к правительству обратилось и официальное руководство Болгарской православной церкви. Духовенство выразило поддержку для тех, кто уже находится в пределах страны, но «ни для кого больше», так как болгарский народ не должен расплачиваться за чужие ошибки. Решать проблему мигрантов, по словам представителей Церкви, должен «тот, кто эту проблему создал»[xi]. Это достаточно смелая позиция для представителя европейских Церквей, которые, как правило, поддерживают лозунги Ватикана «принять и помочь всем». Исключение составила венгерская Церковь, но ее позиция была более мягкой по сравнению с болгарской. Позиция последней объясняется независимостью от Ватикана и иных Церквей Европы, а также политикой Софии в отношении мигрантов.

В западной и арабской прессе также нередко упоминается о ксенофобских настроениях в болгарском обществе, о демонстрациях под лозунгами «остановить незаконную орду, которая хочет жить вместо нас», о массовой неприязни в отношении мигрантов. Нередко в статьях рассказываются истории о похищениях и убийствах мигрантов со стороны «орудующих в Болгарии банд работорговцев», об убийствах и издевательствах со стороны сил пограничной полиции, которые «избивают, грабят, раздевают, натравливают собак». «Чудом выжившие» рассказывают о том, как во время перехода через ночной лес люди пропадали без вести по одному и т.д. Российский арабист В.Чуров со ссылкой на некую «памятку для беженцев» на арабском языке рассказывает о том, что Болгария называется страной номер один в списке нежелательных для беженцев[xii].

Не пытаясь опровергнуть наличие антимигрантских настроений в обществе, которые в Болгарии, возможно, одни из самых сильных в Европе ввиду исторических причин, отметим, что распространение подобного рода слухов может быть в том числе и целенаправленной работой спецслужб страны. Цель этой работы – ограничить желание попросить убежище в Болгарии у потенциального мигранта. Если это так, то такие меры – более эффективные, чем технические средства охраны границы, перекрыть которую на 100 % невозможно. В случае Болгарии они себя оправдывают. И критика правозащитных организаций в конечном итоге работает только на страну.

И все же, поток мигрантов в Болгарию растет. По итогам 2015 года число нелегально перешедших границу по разным данным, составило от 30 до 40 тыс. человек. По утверждению болгарских властей, ежедневно в среднем попытку пересечь государственную границу в Болгарии осуществляют около 50 человек[xiii]. Участились и случае незаконных попыток пересечь государственную границу через Черное море из Турции, что раньше было достаточно редким явлением, а в 2014 году таких попыток пресечено более 400[xiv]. Вероятно, реальное количество «нелегалов» значительно выше: в 2015 году власти пограничных районов даже выступили с призывами в адрес местных охотников быть осторожными ввиду наличия в лесах большого количества прячущихся мигрантов. Основные способы пересечения границы – образование искусственных дефектов в заборе, подкуп пограничников, использование транспортных средств (особенно грузовых автомобилей) и другие.

Отмечается, что болгарское направление пользуется популярностью у мигрантов с ограниченными физическими возможностями, пожилых людей, лиц с детьми по причине того, что они опасаются за свою безопасность при пересечении европейской границы через Эгейское море (альтернативный маршрут).

Однако «болгарские» мигранты характеризуются нежеланием оставаться здесь: из официально зарегистрированных в 2015 году 4 500 беженцев на территории страны остались только 700, остальные разбрелись по другим европейским странам.

Стоимость услуг контрабандистов по транзиту из Турции через Болгарию оценивается в 3 000 долларов США. При этом по утверждению бывшего руководителя Пограничной службы генерала В.Григорова, для этого используются старые контрабандные маршруты, а занимаются этим криминальные группировки, которые специализируются на контрабанде в течение последних десятилетий. Контрабанда для них – единственный источник дохода, и в сложившейся ситуации они предпочли расширить свою деятельность и активно вовлечься в весьма прибыльный процесс нелегальной миграции. По утверждению В.Григорова, группировки имеют неофициальные коррупционные контакты с представителями местной администрации и даже правительственными органами в Софии, что во многом облегчает их деятельность[xv]. По оценке Европола, Болгария занимает 4-е место в ЕС по количеству вовлеченных граждан в незаконную деятельность, связанную с нелегальной миграцией. Первые 3 занимают Испания, Италия и Франция.

И хотя ситуация в Болгарии не самая катастрофичная (для сравнения – ежедневный поток «нелегалов» в Сербию оценивается в 200 человек вместо 50 в Болгарию), причины для тревоги имеются. В-частности, София выразила обеспокоенность во время заключения сделки ЕС с Анкарой об ограничении мигрантов в греческом направлении, справедливо опасаясь того, что Болгария может превратиться в альтернативный маршрут. С другой стороны, требование включить в эти соглашения Болгарию на отдельных правах могли быть обусловлены и желанием получить дополнительное финансирование со стороны фондов ЕС на обустройство границы. Однако повторение «греческого» сценария здесь маловероятно: участок границы здесь более простой в географическом плане по сравнению с Эгейским морем, и защитить его при желании проще.

Случайно это или нет, но сталкиваясь с миграционным кризисом, София сумела получить максимально возможную выгоду в этой ситуации: миграционный поток через эту страну не катастрофичных масштабов, да и большая их часть использует страну в качестве транзитного маршрута. При этом безусловным плюсом для Болгарии является то, что эти мигранты оставляют здесь деньги, уплачиваемые как преступным группировкам, так и состоящие из трат на бытовые нужды (какие-то деньги в карманах мигрантов все равно имеются), что в конечном итоге незначительно, но способствует улучшению экономического состояния страны. Это логичное поведение маленькой и бедной европейской страны, далекой от больших амбиций и живущей своими проблемами и интересами. Впрочем, все это не нейтрализует все проблемы и угрозы, связанные с миграционным кризисом.

 

[i] http://ec.europa.eu/enlargement/pdf/turkey/ipa/cbc_programme_bg_tr_final_en.pdf

[ii] http://eurodialogue.org/Bulgaria-Builds-Fence-on-Border-With-Turke-

[iii] http://www.lse.ac.uk/europeanInstitute/research/hellenicObservatory/pdf/Various/NDimitrova.pdf

[iv] http://www.reuters.com/article/us-bulgaria-refugees-fence-idUSKBN0FM1ZF20140717

[v] http://www.aljazeera.com/news/2016/02/bulgarian-army-guard-border-prevent-refugee-flows-160225125104326.html

[vi] http://www.bta.bg/en/c/DF/id/1379191

[vii] http://en.trend.az/world/turkey/2252426.html

[viii] http://www.globalsecurity.org/military/world/europe/bg-border-fence.htm

[ix] https://www.theguardian.com/world/2016/mar/09/britain-to-send-land-rovers-to-bulgaria-to-help-police-borders

[x] http://www.dw.com/en/why-few-refugees-want-to-stay-in-bulgaria/a-19218637

[xi] http://www.novinite.com/articles/170996/Bulgaria+Should+Not+Let+More+Migrants+In,+Orthodox+Church+Says

[xii] http://www.novinite.com/articles/170996/Bulgaria+Should+Not+Let+More+Migrants+In,+Orthodox+Church+Says

[xiii] http://www.bbc.com/news/world-europe-36435420

[xiv] https://migrantsatsea.org/2015/05/05/highlights-from-frontex-annual-risk-analysis-2015-detections-of-illegal-border-crossing-between-border-crossing-points/

[xv] http://www.dw.com/en/people-smuggling-the-trade-with-refugees-in-bulgaria/a-18848940

42.45MB | MySQL:89 | 0,824sec