Арабские интеллектуалы о войне против Ирака

Несмотря на то, что война с Ираком предсказывалась многими аналитиками, начало военных действий ввело многих в состояние шока. Некоторые арабские телеканалы демонстрировали сцены подлинного отчаяния на лицах жителей многих городов Ближнего Востока. Арабские интеллектуалы были в числе тех, кто задолго до начала войны против Ирака пытались проанализировать истинные предпосылки военного конфликта и предсказать его развитие. Среди тех, кто высказывал свое мнение в отношении последней войны США против Ирака, был известный в арабском мире и за его пределами марокканский мыслитель Мохаммед Абид аль-Джабри, получивший в 1999 году премию, присуждаемую странами Магриба, за выдающийся вклад в арабское и общечеловеческое культурное наследие[1]. В арабском журнале “Фикр уа накд” (“Мысль и критика”), главным редактором которого является аль-Джабри, накануне и в ходе военной кампании против Ирака, была опубликована целая серия статей, посвященных этой войне. В этих статьях аль-Джабри и другие авторы, представляющие слой новой образованной интеллигенции, анализируют позиции многих представителей стран арабского мира в отношении войны с Ираком, а так же истинные причины, побудившие американскую администрацию начать военные действия против этого суверенного государства.

По мнению аль-Джабри, война всегда, и в особенности война против Ирака, представляет собой сочетание иллюзий и реалий. Накануне начала военных действий в своей статье “Война против Ирака: иллюзии и реалии”, аль-Джабри указывает на то, что: “К великому сожалению, позиция многих арабов, которые проявляют “беспокойство” по поводу этой войны, носит характер беспокойства молчащего “знатока”, который говорит своим молчанием. Такие “знатоки”, к их числу относятся некоторые, если не все, арабские правители, исходят в своем знании и понимании из иллюзий, из миража. Эти правители участвуют в войне, другие ускоряют ее в надежде, что она приведет к тому или иному варианту разоружения Ирака, что избавит их от страха перед “братом”, который сильнее их. Среди “арабов” существуют группы, которые называются “американской иракской оппозицией”, которые полагают, что США освободят Ирак от деспотических правителей, а затем назначат их (представителей оппозиции) управлять делами “демократии”, семена которой начнет сеять американский генерал-губернатор, и вооружат знамена этой демократии”[2].

Аль-Джабри обращает внимание на то, что в арабском мире есть и другие группы, которые в своих представлениях о войне США против Ирака исходят из своих “иллюзий” в отношении американской демократии, забывая при этом, что практика доказала, что невозможно осуществлять демократию недемократическими способами. “Разве колониальные войны осуществили демократию в какой-либо стране? Разве благополучно живет израненный Афганистан? Разве некоторые проявления “свободы”, которую так защищают США огнем и мечом, приводят хоть к какой-то демократии, которая устоит перед потрясениями, когда США уйдут оттуда?” – задает вопросы автор[3].

Многие представители иракской оппозиции ожидают полного или частичного получения благ от победы США над Ираком. “Находятся люди, тешащие себя иллюзиями, что этой война приведет к изменению соотношения сил внутри самого иракского народа, что позволит меньшинствам полностью восстановить свои права, а большинству утвердить свою роль большинства. Такие люди наивно полагают, что “весы”, которые принесут с собой американцы – справедливые. Однако они забывают, что эти “весы” всегда используют двойной стандарт. Те, кто пользуется такими весами, не колеблясь, заявляют по любому поводу, что они взвешивают в своих интересах”, — пишет аль-Джабри[4].

Самое большое заблуждение некоторых арабских правителей и представителей оппозиции, проявленное накануне и в первые дни войны, по мнению аль-Джабри, проявляется в их следующих высказываниях: мы не против иракского народа и не хотим разрушения Ирака. Мы хотим лишь уничтожить в Ираке правящий режим, и было бы хорошо, если бы он ушел сам. Автор считает, что это является самой большой иллюзией. “Война против “режима”, а не против страны или народа – просто вздор! Если бы мы жили в давние времена, то потребовали бы организовать публичный поединок на мечах или пистолетах между самими правителями. Но мы живем в такую эпоху, когда слепая военная техника и оружие заменили поединки между правителями и солдатами. Эта техника может уничтожить культуру, сжечь возделываемые земли, уничтожить потомства, а повелевающие “правители” останутся в стороне от побоища. В Афганистане искали всего лишь одного человека. Однако от войны пострадали земля, посевы, скот, ни в чем не повинные жители. Война закончилась, а тот, кого искали, по-прежнему, не найден”[5].

Марокканский мыслитель высказывает свою точку зрения относительно истинных причин начала военной операции в отношении Ирака, сомневаясь в искренности заявлений, сделанных официальными представителями американской администрации. С точки зрения аль-Джабри, истинные намерения США были отражены в одном из заявлений, сделанных Колином Пауэллом в преддверии войны, в котором говорится, что США решительно настроены на начало военных действий с тем, чтобы провести коренное изменение ситуации на Ближнем Востоке, гарантирующее интересы США в этом регионе. Автор выделяет следующие “интересы” США, а именно: нефть, Израиль и единоличное господство в мире. “Вопрос единоличного господства в мире поднимается сейчас так, как его охарактеризовал двенадцать лет назад Буш-старший, как “новый мировой порядок”. В то время люди недоумевали, пытаясь осознать, в чем суть этого нового порядка. И вот теперь выяснилось, что это порядок, направленный на радикальное изменение ситуации на Ближнем Востоке в интересах США”, — пишет арабский мыслитель[6].

Что касается нефти, то, по словам аль-Джабри, Буш-старший определил ее роль и значение еще во время войны, которую он развязал против Ирака под предлогом “освобождения Кувейта”, заявив, что цель той войны – защита “американского образца жизни”, и объяснив это необходимостью “получения нефти по разумным ценам”. Здесь возникает вопрос: какова связь между “защитой американского образа жизни” и “получением нефти по разумным ценам”?[7]

Некоторые специалисты утверждают, что нефть в скважинах США иссякнет через десять лет, если ее добыча будет продолжаться нынешними темпами. Это означает, что “американский образ жизни”, гражданский и военный, на земле и в космосе, через десять лет подвергнется опасности. Следовательно, не только одна иракская нефть необходима США для сохранения “американского образа жизни”, но и нефть всего Ближнего Востока: нефть Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии, Ирана. Такова истинная суть, с точки зрения аль-Джабири, вышеупомянутых заявлений Колина Пауэлла и Буша-старшего.

Итак, для получения нефти Ближнего Востока, необходимо радикальное изменение положения на Ближнем Востоке. Для гарантированного осуществления этой цели и проведения изменения с последующим установлением нового соотношения сил необходим Израиль, который является не только стратегическим союзником США в этом регионе, но и само существование которого означает отныне и впредь постоянное присутствие США на Ближнем Востоке. Для того чтобы обеспечить постоянный и незыблемый характер этого присутствия, необходимо провести коренное преобразование в этом регионе, которое затрагивало бы равным образом как нефтедобывающие страны (Ирак, Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива), так и другие государства региона (Сирию, Ливан, Иорданию, Египет, Йемен и страны Магриба).

Важно отметить, что аль-Джабри обращает особое внимание на позицию Франции, Германии, России и Китая в отношении к войне против Ирака. По мнению автора, эта позиция свидетельствует о проявлениях иного мирового порядка, который начинает формироваться, а именно – двухполюсного, а не однополюсного. Вторым полюсом, с точки зрения автора, будут Европа, Россия и Китай. Мнение аль-Джабри разделяет французский исследователь Эммануэль Тодд (Emmanuel Todd), недавно опубликовавший книгу под названием “После империи” (“After the Empire”). Под “империей” Тодд подразумевает американскую империю. “Некоторые экономисты и эксперты в самой Америке считают, что не только истощение нефтяных ресурсов США угрожает американскому образу жизни, но и “новый мировой порядок”, который навязала Америка посредством глобализации и “либерализации” мировой торговли, начинает в свою очередь угрожать американской экономике, следовательно, и американскому образу жизни. Ведь свободный торговый обмен, охватывающий весь мир, не способствует установлению экономических отношений, предпочтительных для интересов США, а наоборот, создает условия для возникновения слившихся друг с другом экономических сил, региональных и независимых. А это пугает Америку. Дело заключается в возникновении мощной европейской экономической силы и возрождении азиатского континента вокруг Японии и Китая. В конечном счете, свобода торговли создает экономические условия для изоляции США и возвращения ее в сферу влияния в пределах самих США, Канады и Мексики. Но у Америки нет средств, которые позволяли бы ей существовать в изоляции. Поэтому ей было необходимо произвести впечатление, будто она все еще находится в центре Евразии (Ближний Восток). В этом заключается и подлинный смысл лихорадочной военной активности, и нагнетание напряженности вокруг Ирака, и определение сторон “треугольника зла”. Все это имеет цель внушить миру, что существует необходимость активного участия Америки во всех делах. Американцы, способные размышлять, знают хорошо, что американской гегемонии реально угрожает не Бен Ладен, а европейская экономическая сила. Они полагали, что крушение России предоставит им свободу действий, и не понимали, что слабая Россия не представляет собой угрозы для европейцев. Однако Россия стала понемногу сближаться с Европой.

Часто муссируются догадки по поводу российско-американского сближения. Однако истина с экономической точки зрения заключается в том, что США все еще производят то, в чем нуждаются русские. В то же время Россия нуждается в экономическом партнерстве с Европой. И, если европейцы отвернутся от американцев, сеющих смуту и волнения в тех районах, откуда они получают нефть, и обратятся к стратегической альтернативе – России и, если европейцы осознают, что Россия может оказать им помощь в интересах безопасности, вместо того, чтобы угрожать им, то американская империя окажется выкидышем”[8].

Аль-Джабри полагает, что все вышесказанное наглядно демонстрирует возможное развитие событий, создание нового мирового порядка – двухполюсного. При этом возникает два вопроса: о положении стран арабского мира в этих исторических условиях и о том, смогут ли представители разных “арабских групп” преодолеть стремление вернуться в прошлое для “получения подачек”, реально взглянуть на происходящее в арабском мире и принять верные и необходимые решения.

Другим арабским интеллектуалом, высказавшим свою позицию в отношении войны против Ирака, стал знаменитый египетский писатель и журналист Мохаммед Хасанейн Хейкал. В своей статье “Невыученные уроки”, написанной по окончании крупномасштабных военных действий в Ираке, он приводит свои воспоминания о встрече с английским фельдмаршалом Монтгомери, которая состоялась в мае 1967. В ходе этой встречи разговор коснулся вопроса правомерности вступления в войну. Монтгомери выделил четыре предпосылки для начала военных действий:

1. ясно сформулированная цель, осознанная и принятая всей нацией;

2. средства и желания для осуществления этой цели;

3. юридическое обоснование применения силы;

4. способность отстоять правильность принятого решения о применении силы с этической точки зрения как внутри страны, так и за рубежом.

Когда Хейкал отметил, что эти предпосылки представляют собой сочетание в равных долях этики и стратегии, Монтгомери ответил, что “для победы в войне необходимо больше, чем вооружение. Нужно, чтобы люди, которые развязывают войну, были готовы пожертвовать собой, а другие люди были готовы принять юридическую и моральную обоснованность военных действий с тем, чтобы поддержать первых”[9].

Вспоминая события встречи с маршалом Монтгомери, Хейкал обращается к событиям вокруг Ирака. В своей статье автор обращает внимание на то, что практически ни одна из предпосылок (за исключением достаточных средств для ведения военных действий), которые Монтгомери считал необходимыми для начала войны, не имели места в период подготовки к вторжению в Ирак.

Поиск оружия массового уничтожения в Ираке (несмотря на то, что инспекторы ООН с самого начала указывали на то, что им не удалось найти ничего похожего на подобный тип вооружений даже при наличии разведданных спецслужб США) так и не дал никаких результатов. “Спасение иракского народа от тирании режима Саддама Хусейна” так и не принесло долгожданного облегчения. Пришедшие на смену режиму Саддама власти при поддержке оккупационных сил оказались неспособными (или не захотели) не только решить первоочередные проблемы, но и остановить мародерство, которое развернулось на улицах иракских городов в первые дни после падения багдадского режима.

Несмотря на то, что США обладают достаточными средствами для ведения военных действий (второго необходимого условия для начала войны, с точки зрения Монтгомери), следует отметить, что, по мнению некоторых аналитиков, расходы США на эту военную кампанию составили 120-200 млрд. долл. при том, что расходы на “Бурю в пустыне” были гораздо меньше (по некоторым данным, 70 млрд. долл.). Подобные расходы не могут не сказаться на экономике США и кошельках американских налогоплательщиков даже при условии получения выгоды от иракской нефти[10].

Что касается юридического обоснования для начала военных действий, то, по мнению Хейкала, заявление Колина Пауэлла, что “США вступят в войну с разрешения Совета Безопасности ООН или без оного, нравится это кому-либо или нет”, является вызовом не только духу, но и самому тексту закона[11].

Наконец, морально-этическая сторона развязывания войны против Ирака также вызывает сомнения не только в разных странах мира, но и в самих Соединенных Штатах. Несмотря на то, что в последнее время все чаще звучат высказывания о проявлениях “столкновения цивилизаций” и “конца истории”, по мнению Хейкала, многочисленные антивоенные демонстрации являются подтверждением того, что на деле “существует одна цивилизация, состоящая из многочисленных и разнообразных по своему характеру культур, которые объединены стремлением противостоять развязыванию войн с целью утверждения одной нации над другими”[12].



[1] Перу этого современного арабского философа принадлежат такие произведения, как “Арабская политическая история”, “Наследие и новизна”, “Мы и наследие”, “Современная арабская философия”, “Наследие и современность”, “Формирование арабского образа мышления”, опубликованные во многих странах арабского мира, Западной Европы и США.

[2] Фикр уа накд, Аль-харб аля ль Ирак, март 2003.

[3] Там же.

[4] Фикр уа накд, Аль-харб аля ль Ирак, март 2003

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Фикр уа накд, Аль-харб аля ль Ирак, март 2003

[8] Todd Emmanuel, “After the Empire”, 2002, p.186.

[9] Al-Ahram Weekly, Issue No.630, 20-26 March 2003.

[10] Там же.

[11] Al-Ahram Weekly, Issue No.630, 20-26 March 2003.

[12] Al-Ahram Weekly, Issue No.630, 20-26 March 2003.

43.93MB | MySQL:87 | 0,716sec