Рабство в Мавритании: вчера и сегодня

Общая информация [1]:

Мавритания — одна из крупнейших стран на северо-западе Африки, на севере граничащая с Западной Сахарой и Алжиром, на юге — с Сенегалом, на юго-востоке — с Мали. Территория её составляет 1 млн. кв. км. В стране проживает 2,2 млн. человек, причём 75% всего населения составляют мавры (арабы и берберы), остальные — негроидные народности: тукулер, сараколе, волоф и т.д. Государственными языками Мавритании являются арабский и французский. Государственная религия этой страны — ислам. Столица — Нуакшот. Независимость от Франции получила в 1960 г. Глава государства — президент. С 1960 г. вплоть до переворота 1978 г. бессменным президентом был Муктар Ульд Дадда. Нынешний президент — Маауйа ульд Сид Ахмед Тайа. Денежная единица — угия.

___________

Несмотря на то, что рабство в Мавритании было официально отменено ещё в 1981 году, нельзя сказать, что за прошедшие двадцать с лишним лет были предприняты какие-либо практические шаги для того, чтобы на деле прекратить существование подобной позорной практики в стране, именующей себя «исламской республикой, стоящей на пути демократии и перемен».

Согласно многочисленным отчётам организаций, непосредственно занимающихся расследованием и пресечением нарушений прав человека в современном мире, рабство в Мавритании не просто сохраняется, но, даже более того, в определённой мере поощряется как подавляющим большинством населения страны, так и её правительством. Подобная точка зрения неизменно вызывает раздражение и неприкрытый гнев у представителей властей Мавритании, ведь, если опираться на их заявления, то этой проблемы как таковой вообще не существует. «Рабство было отменено более двадцати лет тому назад». — подчёркивают они. — «Но, к сожалению, и мы не можем не признать этого, оно не могло не оставить свой след как в экономической, так и в социальной и культурной сферах жизни нашего общества» [2]. Именно таким образом, и не иначе, правительство Мавритании предлагает называть любые проявления «отжившей» практики рабовладения сегодня. Власти страны предпочитают открыто говорить о чём угодно: о вопиющей нищете населения, об отсутствии достаточного количества жилых помещений, недостатке медицинских препаратов, антисанитарии, отсутствии начальных и средних образовательных учреждений, и так далее, однако рабство нигде и никем не упоминается.

Тем не менее, налицо тот факт, что, хотя в этой стране и отменено рабство, однако никаких реальных мер, направленных на то, чтобы действительно прекратить его существование, не предпринимается. Так, например, не существует закона, по которому рабовладелец мог бы понести наказание за то, что у него есть невольники. Беглых рабов всё так же, как и много веков назад, возвращают хозяевам. Правительство Мавритании просто закрывает глаза на всё это, считая абсолютно лишним вмешательство в укоренившийся веками в сознании людей постулат о превосходстве «белых мавров» над «чёрными».

К тому же открытое признание факта существования практики рабовладения в Мавритании приведёт к весьма негативным последствиям для всей страны. Ведь, объективно говоря, постепенное развитие, а также поддержание более-менее удовлетворительного уровня жизни в этой одной из самых беднейших стран Северной Африки на 90%, если не больше, обеспечивается постоянными финансовыми «вливаниями» со стороны различных инвестиционных фондов (например, Naos), европейских компаний (Thomas & Piron), арабских фондов и финансовых групп (марокканская Saham Group), международных организаций (разумеется, на первом месте здесь ОПЕК) [3]. Признание Мавританией того, что она ещё весьма далека от настоящего процесса модернизации и, даже более того, является рабовладельческой страной, разумеется, вызовет бурную реакцию всего мирового сообщества и, как следствие, приведёт к оттоку значительных финансовых вложений из страны. Именно поэтому проблема рабства продолжает откровенно замалчиваться.

Тем не менее, ряд международных организаций, целями которых являются защита прав человека, расследование и пресечение пережитков рабовладельческой практики по всему миру, стараются активно бороться против глубоко укоренившегося в Мавритании института рабства. Такие достаточно известные группы и организации, как «SOS Esclaves», «SOS Slaves», «Unauthorized Non-Governmental Organization» (NGO), и даже собственная мавританская правозащитная организация «Association Mauritanienne des Droits de l’Homme» (AMDH) [4], ведут практически нелегальную деятельность на территории этой страны, поскольку правительство на корню пресекает любые попытки не только борьбы с рабством в Мавритании, но и элементарного обсуждения факта его существования.

В 1997 году президент страны Маауйа ульд Сид Ахмед Тайа весьма негативно охарактеризовал деятельность подобных организаций, подчеркнув, что «все те, кто пытается акцентировать внимание на проблеме рабства в Мавритании, на самом деле просто стремятся подорвать репутацию нашей стремительно развивающейся страны. Это отнюдь не доброжелатели» [5]. 1998 год ознаменовался целым рядом арестов членов различных организаций, борющихся против рабства, а пятеро наиболее активных из них были приговорены к тринадцати месяцам тюремного заключения.

Важно отметить, тем не менее, что в ситуации с Мавританией следует весьма детально отнестись к самой сущности института рабства в этой стране, рассмотрев проблему под разными углами. Для подобного анализа следует чётко обозначить этнический и религиозный состав населения Мавритании, а также, без сомнения, нужно иметь достаточно точное представление о формировавшейся столетиями его социальной структуре.

Социальную структуру Мавритании можно охарактеризовать как родоплеменную по своей сути. Впрочем, она в равной степени сочетает в себе элементы расовой и кастовой систем, объясняющиеся отчасти тем, что эта страна расположена на стыке арабско-берберской Северной Африки и суб-Сахарской Африки [6]. Север Мавритании был традиционно населён племенами, ведущими своё происхождение от берберов, но говорящими на хасанийском диалекте арабского языка. Необходимо заметить, что этот диалект значительно отличается по своей сути от тех форм диалектов, на которых говорят в оседлых частях Северной Африки. Ту часть населения, которая говорит на арабском языке, называют «маврами» или же «моурс» (на французский манер). Мавры как таковые не являются цельной единообразной этнической группой. Они подразделяются на так называемых «белых мавров», известных как «бэйдани» (от арабского слова «белый»), и на «чёрных мавров», говорящих на хасанийском диалекте арабского языка. В культурном плане «чёрные мавры» (или, как их также называют, «харатины», то есть чёрные мусульманские рабы) практически идентичны «белым маврам», однако «чёрные мавры» ведут своё происхождение от негритянских народностей суб-Сахарской Африки. На протяжении нескольких веков «белые мавры» властвуют над «чёрными». В долине реки Сенегал, на юге страны, проживает также некоторое количество суб-Сахарских африканских народностей, ведущих своё происхождение от народов, заселяющих африканские страны, граничащие с Мавританией — то есть Сенегал и Мали. Они говорят на своих наречиях.

Что же касается религиозного состава населения страны, то здесь ситуация следующая. Мавритания так же, как и большинство французских колоний в Африке, получила независимость в 1960 году, и с того времени стала именоваться Исламской Республикой Мавритания, но необходимо заметить, что ислам в этой стране тесно связан с так называемым «мусульманским мистицизмом» — суфизмом. Во многом чистый ислам, объявленный государственной религией Мавритании, можно назвать относительно новым явлением для этой страны, в то время как суфийские ордена Кадырийа и Тиджанийа, а также марабуты пользуются там значительным влиянием [7].

Весьма интересна в связи с вопросом о религиозной принадлежности рабов и хозяев в этой стране статья уроженца Мавритании и бывшего «чёрного раба» (харатина) Моктара Тэйеба «Призыв к свободе», которая была размещена в июле-августе 2000 года на сайте www.tikkun.org. Моктар Тэйеб с негодованием говорит о том, что «…парадокс заключается в том, что в Мавритании всё население — мусульмане. И хозяева, и рабы. Харатины (чёрные мавры-рабы) воспитываются хорошими мусульманами; основной постулат, внушаемый им «белыми маврами», гласит, что «чёрные мавры» обязаны верно служить своим хозяевам, и это первое правило ислама. С детства рабовладельцы внушают харатинам мысль о том, что из-за того, что последние обладают «нечистым» тёмным цветом кожи, преданное служение и послушание своим хозяевам — это единственная возможность для «чёрных мавров» попасть в рай после смерти. У нас в стране самая распространённая среди людей поговорка — «Рай находится в ногах у хозяина»… Именно искажённое толкование ислама, навязываемое «белыми маврами» «чёрным», формировало поколения несчастных людей… Харатинам также не разрешается читать и изучать Коран опять же по причине «нечистого» цвета кожи … К тому же до сих пор у нас в стране существует торговля рабами. Она не ведётся открыто, просто двое рабовладельцев договариваются между собой, и всё происходит практически незаметно» [8].

Впрочем, утверждение о том, что рабство в Мавритании представляет собой жестокое угнетение харатинов «белыми маврами», является весьма спорным. Как пишет журналист Эйван Ватсон в своём отчёте «Рабство продолжает существовать в Мавритании», размещённом 28 августа 2001 года на сайте www.npr.org, «Система рабовладения, существующая в этой стране на протяжении многих веков, практикуется как частными лицами, так и целыми семьями. Некоторые рабы живут словно члены семьи своих хозяев и вполне удовлетворены своим положением, с некоторыми обращаются очень жестоко — всё очень индивидуально… Что любопытно, большинство «чёрных мавров» даже после принятия закона об отмене рабства не могут покинуть своих хозяев. Они считают, что единственная возможность выжить для них — это оставаться преданным своему хозяину. К сожалению, это правда, ведь подавляющее большинство харатинов не имеют даже базового образования, и умеют лишь служить своим рабовладельцам» [9].

Рабство в Мавритании на сегодняшний день — это прежде всего сформировавшаяся на протяжении более чем восьми веков саморегулирующаяся система взаимоотношений, своего рода образ мышления людей, населяющих эту страну. Власти Мавритании вряд ли смогут даже при самом большом желании победить менталитет своего населения. Организации же, деятельность которых направлена против рабовладения, возможно, недооценивают специфику традиций и обычаев мавританского общества. Будет ли рабство замалчиваться правительством Мавритании, или против него будут бороться международные анти-рабовладельческие организации — сформированное веками, оно будет существовать.

[1] Приведено по: Ковыршина Н.Б. Арабские страны. Лингвострановедение (начальный курс). — Москва, Издательский Дом «Муравей-Гайд», 1999. — стр.20.

[2] Amnesty International http://www.amnesty.org Special report on MAURITANIA: A future free from slavery?

[3] Pat Lancaster Mauritania: Poised for take off. — «The Middle East», October 2002, Issue # 327

[4] Эти организации существуют на территории Мавритании на полулегальном основании (на деле — практически нелегальном) и борются с рабством в этой стране, помогая бежать рабам или проводя независимые расследования по проблеме рабства в Мавритании, которые затем предаются огласке и неизменно вызывают полемику и множество вопросов у мирового сообщества.

[5] http://www.amnesty.org Special report on MAURITANIA: A future free from slavery?

[6] The Estimate (Political and Security Intelligence Analysis of the Islamic World and its Neighbours), Volume XV, Number 12.

[7] Там же.

[8] Moctar Teyeb A call for freedom. — «Tikkun Magazine», Slavery Today, July/August 2000 www.tikkun.org.

[9] Ivan Watson Slavery Lives on in Mauritania. — www.npr.org

33.23MB | MySQL:68 | 0,798sec