Особенности современного этапа развития геополитической ситуации на Ближнем Востоке

Главной проблемой урегулирования ближневосточного конфликта продолжает оставаться арабо-израильское противостояние. Поездки в страны ближневосточного региона членов команды президента США Джорджа Буша госсекретаря США Колина Пауэлла, советника президента по национальной безопасности Кондолизы Райс и министра обороны Дональда Рамсфельда призваны были «вдохнуть жизнь в ближневосточный мирный процесс».

30 апреля 2003 года американские дипломаты официально вручили израильским и палестинским властям «Дорожную карту» — план ближневосточного урегулирования, разработанный «четверкой» международных посредников (США, Россия, ЕС и ООН). В ней были прописаны условия для обеих конфликтующих сторон, выполнение которых позволят претворить в жизнь плана «сосуществования двух независимых государств — Израиля и Палестины, живущих бок о бок, в мире и безопасности, создать в 2005 году палестинское государство.

Так называемая, «Дорожная карта», придуманная в основном самими американцами, как мирный план решения палестино-израильского конфликта, была явлена миру после того, как Вашингтон громогласно объявил о победоносном завершении военной операции в Ираке. Спорить с победителями в тот момент было не с руки никому. Но прошло всего четыре месяца, и всему миру (и даже половине американцев) стало очевидно, что США завязли в Ираке всерьез и надолго, а число жертв среди американских солдат в «мирное время» превысило число военных потерь. На этом фоне участники «Дорожной карты» стали демонстрировать строптивость и даже взбунтовались. Сначала это сделали палестинцы, затем израильтяне. США, конечно, попробуют оказать дипломатическое или экономическое давление, но и Израиль, и Палестина это уже проходили.

«Дорожная карта»

Бывший министр иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами еще в начале апреля 2003 года говорил: «Я убежден, что «Дорожная карта» как таковая не так уж и хороша. Она очень неясная. В ней есть очень много двусмысленностей, туманных моментов. Они хороши для того, чтобы начинать процесс, но не подходят, когда вы хотите его завершить. Мы сейчас в последней фазе переговоров. Мы начали их еще когда были молодыми, сейчас уже пора бы договориться. И я не понимаю, почему Буш хочет изобрести что-то новое. Мы шесть лет вели переговоры с палестинцами — все уже изобретено. Теперь пора реализовывать это. Мы обсуждали тогда проблемы Иерусалима, беженцев. Мы имели готовое соглашение — его только оставалось подписать. Но «Дорожная карта» даже не упоминает этих проблем. Словом, они вернутся к тому, где мы уже были».(1)

«В Москве убеждены, что положить конец палестино-израильскому конфликту возможно только через обоюдное признание принципа достижения урегулирования путем переговоров, прекращение насилия и терроризма, а также усилий по нормализации жизни палестинцев», -отмечалось в заявлении МИД России. — Исходим из того, что такой процесс приведет к прекращению оккупации, начавшейся в 1967 году, созданию суверенного, независимого, миролюбивого и демократического палестинского государства и установлению прочного мира между Израилем и его арабскими соседями».(2)

Руководство радикальных организаций Хамас и «Исламский джихад» официально отвергли «Дорожную карту». Лидер Хамас Абдель Азиз ар-Рантиси объявил 1 мая, что его движение «ни в целом, ни по отдельным пунктам» не признает переданный новому палестинскому правительству документ. «Дорожная карта» является «тайным сговором» против палестинского народа. «Этот план ничем не лучше предшествующих планов и соглашений, направленных, главным образом, на защиту безопасности Израиля за счет безопасности Палестины». Со своей стороны, лидер «Исламского джихада» Мохаммед Аль-Хинди считает, что с принятием «карты» существует опасность повторить те же ошибки, что были допущены палестинской стороной, когда она согласилась на условия соглашения, подписанного в Осло. По его словам, этот план направлен против национальных интересов палестинцев, рассчитан на затягивание мирных переговоров, что необходимо израильскому правительству для продолжения свой агрессии и дальнейшего захвата палестинских земель».(3)

Помощник госсекретаря США по Ближнему Востоку Уильям Бернс встретился 5 мая с палестинским премьером Абу Мазеном и подтвердил намерение президента Буша осуществить мирный план, обнародованный 30 апреля. Однако он наталкивался на экскалацию конфликта в секторе Газа — одной из редких территорий, где еще можно встретить палестинцев в военной униформе и с оружием в руках — этими атрибутами ПНА, унаследованной от подписанных в Осло соглашений.

Израиль объявил 16 мая, что настаивает на внесении некоторых поправок в «Дорожную карту», без которых правительство еврейского государства не приступит к его реализации. Поправки премьер-министр Шарон намерен представить в ходе визита в Вашингтон. Министр обороны Израиля Шауль Мофаз заявил, что «мирный план плох для Израиля и не соответствует его национальным интересам. Мы рассматриваем «Дорожную карту» как определяющий лишь общее направление диалога, документ, который не должен реализовываться буквально».

В канцелярии премьер-министра Израиля Ариэля Шарона 17 мая должна была состояться его встреча с премьер-министром Палестины Махмудом Аббасом. Стороны должны были обсудить в основном один вопрос — «Дорожную карту», против которой все еще имелись возражения со стороны еврейского государства. Израильская сторона основной акцент намеревалась сделать на требованиях в отношении безопасности и необходимости искоренения инфраструктуры террористических организаций. Однако в Израиле произошел шестой за последние три дня теракт, в результате которого 3 человека погибли и более 70 получили ранения. Ответственность за взрыв в городе Афула взяли на себя боевое крыло организации Арафата «Фатх» и «Исламский джихад». Намеченная встреча двух премьер-министров была отложена.

Наконец, в конце июня 2003 года ПНА и Израиль сделали первый шаг к выполнению мирного плана «Дорожная карта». В обмен на объявление основными группировками палестинских боевиков трехмесячного перемирия израильские войска вечером 29 июня покинули северную часть сектора Газа. Контроль за ключевым шоссе в секторе Газа передан палестинским силам безопасности. Спустя несколько часов движение «Фатх», контролируемое главой

ПНА Ясиром Арафатом, объявило о бессрочном прекращении боевых действий против израильтян. Ранее трехмесячное перемирие объявили две крупнейшие организации палестинских боевиков — Хамас и «Исламский джихад». Вечером 30 июня соблюдать его пообещали и «Бригады мучеников Аль-Аксы», вооруженное крыло «Фатх», успевшие утром атаковать израильский грузовик и убить одного гастарбайтера.

Согласно утвержденного «квартетом» (США, Россия, ЕС и ООН) мирного процесса, первая фаза «Дорожной карты» предусматривает прекращение терактов, вывод из автономии израильских войск, запрет на строительство новых еврейских поселений на оккупированных территориях и проведение выборов в палестинский парламент. На втором этапе должно быть создано временное палестинское государство и начат международный мониторинг за выполнением «Дорожной карты». Третья фаза должна завершиться в 2005 году созданием независимого палестинского государства с международно признанными границами. К этому времени должен определиться статус Восточного Иерусалима, а арабские страны — признать государство Израиль.

«Палестинский премьер заключил два отдельных соглашения: одно — с израильтянами, другое — со своими боевиками, — говорит Макс Абрамс из Washington Institute for Near East Policy. — Теперь он должен доказать израильтянам, что может удержать в узде радикалов, а радикалам — что может добиться от израильтян дальнейших уступок».

И правительство Израиля, и боевики были намерены ожидать друг от друга новых уступок. «Исламский джихад» и Хамас потребовали от Израиля продолжить вывод войск, но Тель-Авив пока ограничился обещанием вывести 2 июля свои подразделения из окрестностей Вифлеема и южной части сектора Газа. «Израиль хочет убедиться, что палестинское правительство готово обеспечивать безопасность на тех территориях, откуда выводятся израильские войска», — говорит Гершон Баскин из Израильско-палестинского научно-информационного центра. В Тель-Авиве настаивают на разоружении и роспуске палестинских вооруженных группировок. Эту позицию поддержал 30 июня и госсекретарь США Колин Пауэлл: «Если вы собираетесь создать палестинское государство, все вооруженные отряды, все оружие должно быть сосредоточено в его руках».

Палестинцы разоружаться не спешат. Глава палестинских сил «превентивной безопасности» Рашид Абу Шбек, проведший 17 лет в израильской тюрьме, заявил 30 июня, что его отряды готовы предотвращать вооруженные нападения на израильтян, но не будут проводить тотальное разоружение среди палестинцев. «Еврейские поселенцы тоже вооружены до зубов, но Израиль не изымает у них оружие», — говорит он.

Эксперты в те дни считали, что если перемирие не будет вообще сорвано, то следующие шаги, предусмотренные «Дорожной картой», будут сделаны не раньше чем через несколько недель, а то и месяцев. Для организации выборов палестинцам необходимо как минимум получить свободу перемещения по территории автономии, которой у них сейчас нет», — полагает Гершон Баскин.(4)

По словам директора по научной работе Парижского Фонда средиземноморских стратегических исследований Жана-Франсуа Дагюзана, «Проблеск надежды, возможно, есть, поскольку и американцы, и израильтяне, и палестинцы заинтересованы в достижении мира. У американцев многое объясняется событиями в Ираке. Им необходимо создать позитивный имидж США в арабском мире. Эти позитивные перемены могут быть вызваны только урегулированием палестино-израильских противоречий, рассматриваемых арабским общественным мнением как несправедливость, к которой причастны и США.

У израильтян все объясняется тем, что вторая интифада разрушила экономику Израиля (она находится в самом плохом состоянии за последние 20 лет), а политика безопасности не предотвращает теракты шахидов. Позиция палестинцев обусловлена тем, что Израиль не поддался ни международному давлению, ни палестинскому насилию. Кроме того, экономическая и социальная ситуация в автономии сейчас критическая. Однако все будет зависеть от позиции экстремистов. Например, от места, которое предоставят на переговорах группировке Хамас. Многое будет определять также способность региональных сил навредить мирному процессу».

В свою очередь, Ксения Светлова, старший научный сотрудник, Международного института изучения ближневосточной прессы в Иерусалиме заявила, что «руководители «Исламского джихада», находящиеся в Дамаске, в своих интервью допускают, что это перемирие продлится не больше двух недель, хотя раньше они говорили о трех месяцах. Но в ту же минуту, когда будет нарушено перемирие, Израилю придется ответить. Таким образом, все достижения последнего месяца будут дезавуированы.

Шансы палестинского правительства добиться реальных перемен в том, что касается поведения исламских группировок, невелики, тем более что премьер-министр Махмуд Аббас пользуется незначительной популярностью среди своего народа, в то время, как популярность Хамас и «Исламского джихада» растет. Она достигает около 80 % в секторе Газа и 45 % на Западном берегу реки Иордан.

Нельзя не учитывать, что «Дорожная карта» не является тем документом, в котором бы предлагался конкретный план решения проблем на израильско-палестинской арене. Начиная с июньского саммита в Акабе, не прозвучало реальных предложений по решению проблемы палестинских беженцев и статуса Иерусалима, то есть по тем вопросам, которые еще в 2000 году, помешали достижению израильско-палестинского соглашения в Кэмп-Дэвиде. Палестинские радикалы сделают все, чтобы не допустить создания палестинского государства на условиях «Дорожной карты», которые их не устраивают».(5)

По мнению аналитиков, ближневосточный мирный процесс в течение 10 лет топчется на одном месте, и нужны принципиально новые инициативы. Если США и международное сообщество не приложат реальных усилий на ближневосточном направлении, то нынешняя ситуация продлиться еще 10-20 лет, а то и дольше. Таким усилием могла бы стать, например, широкая международная конференция по ближневосточному мирному урегулированию. Нынешний формат четверки оказался малоэффективным».

19 августа террористом-смертником был взорван пассажирский автобус в Иерусалиме. Этот теракт стал самым кровавым за все время перемирия — не менее 20 погибших, около 100 раненых. Ответственность за эту атаку взяли на себя поочередно «Исламский джихад» и Хамас. Эта акция последовала, к сожалению, после нескольких часов, когда министр обороны Израиля Шауль Мофаз пообещал в течение двух дней передать под ответственность палестинских силовых структур два города на Западном Берегу р.Иордан — Калькилью и Иерихон. После теракта израильские власти объявили о прекращении переговоров с палестинцами.

Палестинский премьер Махмуд Аббас, узнав о случившемся, объявил о «прекращении всех видов диалога» с радикальными организациями и возложил на них «ответственность за причинение ущерба высшим национальным интересам палестинского народа». Надо учитывать, что не только палестинские радикалы нарушают условия перемирия и общий план урегулирования «Дорожной карты» — 14 августа израильтяне в оккупированном ими Хевроне убили одного из лидеров «Исламского джихада Мохаммеда Сидра, отказавшегося добровольно сдаться в плен. Радикалы сразу пообещали отомстить за эту акцию.

Израильская армия расчленила сектор Газа на три части, перекрыла там движение транспорта и закрыла доступ палестинских рабочих на территорию Израиля. Был вновь введен режим изоляции палестинских городов .

По мнению эксперта по Ближнему Востоку лондонского Центра исследования мировых рынков Ш. Копсена, «Сейчас наступил критический момент в фазе прекращения огня — основополагающем этапе реализации «Дорожной карты». И израильская и палестинская стороны тем не менее демонстрируют приверженность стремлению спасти этот международный план. Немаловажен тот факт, что ни те, ни другие пока не сделали заявлений о полном отказе от «Дорожной карты». Так что сейчас нельзя говорить о полном провале мирного процесса на Ближнем Востоке».(6)

Призрачную надежду на урегулирование израильско-палестинского конфликта олицетворял палестинский премьер Махмуд Аббас. И израильтяне, и американцы решили, что с ним можно иметь дело. Основная ставка в реализации плана мирного урегулирования его авторами американцами делалась на устранение Арафата от переговоров и, в конечном счете, от руководства ПНА. Но палестинский лидер отказался передать реальные рычаги контроля в руки Аббаса, что и предопределило конфликт между ними.

68-летнему Абу Мазену подставили подножку свои. 7 сентября глава Палестинской национальной администрации Ясир Арафат принял отставку своего премьера и давнего сподвижника. На премьерском посту, впервые учрежденном в автономии этой весной, Абу Мазен провел ровно 100 дней. Но стратегическую ошибку по отношению в премьеру совершили американцы и израильтяне: своей тактикой общаться только с ним, а не с Арафатом они разъярили последнего, вдрызг рассорив со старым товарищем. Говорят, подать в отставку Абу Мазена заставило дошедшего до него злобное брюзжание Арафата в свой адрес, что-то вроде «предатель» — это за гибкость премьера на переговорах с израильтянами. Свое решение Аббас объяснил нежеланием Израиля и палестинцев мириться. Израиль уже воспользовался отставкой, чтобы возобновить удары по палестинским боевикам и призвать к изгнанию главы Палестины Ясира Арафата. Глава МИД Израиля Сильван Шалом высказался за выдворение главы ПНА из автономии. «Теперь депортация Арафата, — заявил он, — должна стать неизбежным результатом его многолетней причастности к терроризму».

Лидеры ЕС тоже обвинили Арафата в том, что он довел дело до отставки Аббаса. После встречи европейских министров иностранных дел в Италии, глава шведского МИДа Анна Линд упрекнула Израиль в недостаточной приверженности «Дорожной карте», однако заявила, что «главная причина отставки Аббаса состоит в нежелании Арафата поделиться с ним властью». На фоне этих событий спикер парламента ПНА Ахмед Куреи (Абу Аля) официально заявил 10 сентября о своем согласии занять пост премьер-министра .

Новый премьер не является равноценной заменой Махмуду Аббасу. Он никогда не пойдет на конфликт Арафатом. Даже репутация Ахмеда Куреи — как одного из умеренных арабских лидеров, способного вести переговоры с израильтянами, что и было доказано им в Осло в 1993 году — не способна изменить негативного отношения к нему Тель-Авива. Ведь в договоренностях 1993 года, которые привели к созданию ПНА и легализации Ясира Арафата через выборы главы ПНА, израильские политики видят корень нынешней экскалации конфликта. Ахмед Куреи потребовал от Израиля отказа от «точечного уничтожения» лидеров палестинских радикалов, прекращения военных действий на территории ПНА и выполнения всех положений мирного плана «Дорожная карта». Особо он оговорил необходимость прекращения изоляции Арафата, который с конца 2001 года блокирован израильскими военными в своей резиденции в Рамалле. Глава израильской дипломатии Сильван Шалом заявил, что официальная реакция Тель-Авива на назначение Куреи последует «лишь после завершения всех формальных процедур его утверждения в должности». «Судить о Куреи мы будем по его делам, — подчеркнул министр, — и оценка будет зависеть от его решительности в борьбе с терроризмом».

Решение израильского кабинета безопасности о депортации Арафата является знаковым событием, показывающим, что на смену курса на уговоры приходит курс на силовые действия. Даже, если под давлением США, ЕС и России Израиль не пойдет на немедленное проведение операции по депортации главы ПНА, принципиальное решение уже принято, и к его реализации всегда можно будет вернуться впоследствии.

Активность в регионе спецпредставителя главы российского МИДа по особым поручениям А.Вдовина, который за несколько дней провел консультации с министром иностранных дел Израиля Сильваном Шаломом, Ясиром Арафатом и Ахмедом Куреи, рано как и другие попытки не допустить дальнейшего обострения ситуации на Ближнем Востоке, малоэффективны. В настоящий момент не только Москва не обладает достаточным влиянием на конфликтующие стороны, но и Вашингтон. Замглавы МИД РФ Ю.Федотов встретился 9 сентября 2003 года в Аммане с государственным министром по иностранным делам Иордании Шахером Баком. Главное внимание стороны уделили вопросам израильско-палестинского урегулирования. Они согласились, что в настоящее время важно не допускать любых шагов, которые осложнили бы перспективу изральско-палестинского урегулирования, основой которого должна оставаться «Дорожная карта», разработанная «четверкой» международных посредников с участием России.(7)

Абдель Алим Мохаммед, старший научный сотрудник Каирского Центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам», расценил создавшуюся ситуацию следующим образом: «Дорожная карта» мертва. Первая причина: США не оказывает на Израиль необходимого давления с тем, чтобы тот полностью принял положение этого плана. Вместо того,чтобы принимать «Дорожную карту», израильское правительство Шарона на международной арене идет по стопам Джорджа Буша. Вторая причина: «ближневосточный квартет» (Россия, США, ЕС и ООН) не поставил перед Израилем конкретных условий и обязательств по выполнению этого плана».(8)

11 сентября во время дебатов о контроле над аппаратом безопасности ПНА палестинских лидеров в штаб-квартире Арафата на фоне мощных демонстраций в поддержку Арафата, вспыхнувших как в Рамалле, так и в других городах на Западном берегу, и в секторе Газа после объявления израильского правительства о решении устранить Арафата, генерал Юсеф, ветеран центрального комитета «Фатх» закричал Арафату: «Все революции в мире окончились победой, кроме палестинской революции, и все из-за тебя!». Взорвавшись, Арафат плюнул в Юсефа. Палестинский генерал не моргнув, плюнул в ответ. Ошеломленные участники встречи — около 20 человек — преградили дорогу Арафату и принялись его успокаивать. Успокоившись, Арафат и Юсеф извинились друг перед другом, обнялись и поцеловались.(9)

Мирный процесс по плану «Дорожной карты» не заладился с самого начала. Однако, находящийся в Дамаске верховный представитель ЕС по внешней политике Хавьер Солана призвал израильтян и палестинцев к возобновлению мирных переговоров. Тем временем влиятельные арабские силы предлагают свои пути выхода из кризиса. Находившийся в Москве наследный принц Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз аль-Сауд призвал международное сообщество оказать давление на Израиль, чтобы он согласился принять международные силы разъединения в зоне палестино-израильского конфликта. По его словам, в нынешней ситуации «это был бы наилучший способ прекратить кровопролитие».

В ближайшее время следует ожидать рост «ястребиных» настроений и в Израиле, и в Палестине — до новой военной, дипломатической или хотя бы пропагандистской победы Белого дома где-то в одном из уголков необъятного мира.

Нынешняя политическая ситуация в странах Ближнего Востока

Арабский мир воспринял поражение иракского государства не как унижение арабской нации, а как импульс к внутренним изменениям. Страны ближневосточного региона продолжили движение по пути демократизации своих политических систем. В марте 2003 года в Сирии прошла первая демократическая избирательная кампания, в результате которой кандидаты от семи партий, входящих в Прогрессивный национальный фронт, завоевали 167 из 250 депутатских мест. 30 мандатов досталось женщинам.

В Бахрейне и Катаре прошли прямые парламентские выборы, в которых приняли участие и женщины. В Саудовской Аравии, наиболее консервативной стране, был принят Основной закон правления и создан Консультативный совет, который может стать в будущем парламентом, избираемым тайным всеобщим голосованием. Саудитская монархия стремится максимально быстро решить собственные внутриполитические проблемы. Наследный принц Абдалла уже объявил о начале реализации национального плана борьбы с бедностью.

Иракский кризис стимулировал активизацию мирного процесса на Ближнем Востоке. Большинство арабских стран поддержало мирный план «Дорожная карта», целью которого является создание независимого палестинского государства и достижение прочного мира на Ближнем Востоке. Арабский мир был готов взять курс на конструктивный диалог с Израилем и пытается найти способы воздействия на радикальные террористические организации.

Военная операция в Ираке оказала огромное и в какой-то степени неожиданное воздействие на умонастроения арабских политиков, представителей интеллектуальной элиты и общественное мнение. Ожидалось, что война против одной из арабских стран взорвет арабский мир. Однако реальность оказалась совершенно иной.

Осуждение военных действий со стороны стран ближневосточного региона было почти единодушным, хотя большинство арабских государственных деятелей осознавали вынужденный характер антииракской войны, принимая во внимание огромную долю вины Саддама Хусейна. В арабском мире было общеизвестно стремление иракских баасистов к лидерству и господству в регионе. Методы, использованные иракцами при решении спорных конфликтов что внутри страны, что с соседями, часто поражали своей жесткостью, иногда перерастающей в бессмысленную жестокость. Накануне начала военных действий они поддержали инициативу президента ОАЭ шейха Заида Аль-Нахайана, которая заключалась в том, чтобы заставить иракского диктатора добровольно покинуть страну. Эта инициатива означала на деле прорыв в умонастроениях арабских политиков, которые решили вмешаться во внутренние дела одной из ближневосточных стран, поставив общеарабские интересы выше сохранения суверенитета Ирака. Арабскому сообществу трудно было даже выработать единую позицию в отношении дальнейших событий в Ираке.

Арабы были вынуждены признать гуманитарный характер военной акции, предпринятой США и их союзниками. Более того, некоторые арабские страны внесли весомый вклад в победу сил коалиции, которые вели свои операции с территории Катара и Кувейта, а их военно-морские силы базировались в еще одной арабский стране — Бахрейне.

События в Ираке заставили политиков стран Ближнего и Среднего Востока задуматься над тем, почему арабский мир оказался неспособным предпринять какие-либо самостоятельные действия для разрешения конфликтов, затрагивающих интересы арабских стран. Ситуация, возникшая после поражения Ирака, заставила арабов задуматься о необходимости проведения серьезных реформ, способных реализовать на деле идею арабского сотрудничества.

Израиль

Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил 30 марта, что иракцы не встречают американских и английских солдат как освободителей потому, что несправедливо переносят на эти страны свою неприязнь к Израилю. Это подлило масла в огонь скандала, который разгорелся между Лондоном и Тель-Авивом после аналогичных высказываний британского министра, прозвучавших ранее. Тогда в интервью Би-би-си о перспективах палестино-израильского урегулирования Джек Стро заявил, что крайне озабочен двойными стандартами, которые применяются по отношению к разным странам. И пояснил это на примерах Ирака и Израиля. «Мы начали войну с Ираком потому, что эта страна отказывалась выполнять резолюции ООН, — сказал он. — Но Израиль делает то же, так почему же мы относимся к этому снисходительно? Это несправедливо. И мне понятны слова возмущения, которые звучат по этому поводу в арабском мире».

Реакция последовала незамедлительно — представитель израильского МИДа призвал Европу «научиться наконец отличать кровавые режимы, представляющие угрозу всему человечеству, от демократических стран, ведущих борьбу с террором. А послу Великобритании в Израиле в конце марта выразили «решительный протест». Сделано это было по личному указанию премьер-министра Ариэля Шарона и министра иностранных дел Сильвана Шалома.

На этом фоне в еврейском государстве всерьез опасаются, что арабскому миру — в обмен на молчание при «замирении» Ирака — обещано последующее «замирение» Израиля. Подразумевается не бомбежки, разумеется, но резкое принуждение к скорейшему заключению мира с палестинцами на самых невыгодных для Израиля условиях.

В начале сентября премьер-министр Израиля Ариэль Шарон впервые в истории государства посетил Индию и подписал там соглашение о продаже четырех систем раннего воздушного предупреждения Falcon. Сделка оценивается в 1 млрд. долл. Теперь стало ясно, что индусы более не будут безоговорочно поддерживать палестинцев — критики своих действий против палестинских территорий Шарон уже не слышал.

Израильтяне рассматривают теперь Иран в качестве наиболее серьезного противника в регионе. Они обеспокоены наличием у Тегерана баллистических ракет, способных поражать цели на израильской территории. По утверждению израильских спецслужб, Иран менее чем через 18 месяцев сможет самостоятельно создавать ядерные заряды. По данным израильской газеты Haaretz, премьер Израиля Ариэль Шарон распорядился создать специальную межведомственную группу, которая найдет способ противодействия развитию ядерной отрасли Ирана. Руководить группой назначен Меир Даган, шеф «Мосада» имеющей опыт срыва ядерной программы Ирака. Достаточно вспомнить, что в 1980 году в одном из парижских отелей был убит неизвестными один из отцов-основателей ядерной программы Багдада Яхья эль-Мешад, а 7 июня 1981 года израильские ВВС разбомбили ядерный исследовательский центр на территории Ирака.(10)

Палестина

Как считал после взятия Багдада бывший министр иностранных дел Израиля Шломо бен-Ами, военные неудачи США в Ираке могут способствовать разрешению палестино-израильского конфликта. «Результатом этой войны скорее будет не демократия в Ираке, а нестабильность. Саддам Хусейн может стать новым героем арабских масс, и все больше молодых арабов будет присоединяться к террористическим организациям. Но это должно стать еще одной причиной, из-за которой США придется решить палестинскую проблему. Палестинская проблема — это основа региональной стабильности».(11)

6 сентября 2003 года драматическое противостояние двух ключевых фигур в руководстве ПНА — премьера Махмуда Аббаса и председателя Ясира Арафата — достигло кульминации: Махмуд Аббас подал Ясиру Арафату прошение об отставке.

Дальнейший острейший политический кризис в Палестине привел к далеко идущим последствиям, включая экскалацию насилия и срыв усилий, направленных на возобновление мирного процесса и, наконец, депортацию Израилем Ясира Арафата. Принципиальное решение израильского правительства по этому вопросу уже принято и депортация Арафата — это вопрос времени и конкретного оперативного плана. Правда, усилиями США 17 сентября была провалена ближневосточная резолюция СБ ООН, требующая от Израиля отказаться от планов высылки Ясира Арафата из страны. Вашингтон наложил на эту резолюцию, подготовленную Сирией и Суданом, вето. Арабский мир отнесся к происшедшему более чем эмоционально, полагая, что американцы отстаивают интересы израильтян с трибуны Совбеза ООН, а за палестинцев заступаются лишь в кулуарах или по телефону.(12)

Сирия

Теперь в информационной войне, которую США вели против Ирака, открылся сирийский фронт. После некоторого перерыва американская дипломатия в первой половине сентября возобновила словесную атаку на Дамаск. 15 сентября госсекретарь Колин Пауэлл заявил, что если Сирия хочет установления хороших отношений с США и постсаддамовским Ираком, ей нужно более действенно сотрудничать с американцами. «Я достаточно ясно объяснил сирийцам, что они должны делать все, что могут, чтобы нехорошие люди не пересекали их границу, не создавали неприятностей в Ираке и чтобы помогли нам отыскать счета бывших иракских руководителей в сирийских банках». Если Сирия не докажет своего желания помогать США, считает госсекретарь, — ей грозят санкции.

Нападки на нынешнее сирийское руководство вполне понятны. Оставить Сирию в покое для американцев слишком опасно — эта страна способна стать миной замедленного действия. Сирия — самый опасный из всех соседей Израиля. Если с Египтом и Иорданией у Израиля подписан мирный договор, то Сирия этого не имеет. Американцев за ситуацию в Ираке критикуют во многих странах, а арабские правительства пока молчат. Кроме Сирийской Арабской Республики. Президент САР Башар Асад до и после начала войны осудил операцию против Ирака, отметая американские претензии к его стране.

Прибывший 17 сентября в Москву замгоссекретаря США Джон Болтон намерен уделить внимание сотрудничеству России и Сирии, особенно в области атомной энергетики — Россия собирается построить в Сирии АЭС и очиститель морской воды на ядерном реакторе.

Еще более грозным стало выступление в Конгрессе председателя подкомитета по международным отношениям конгрессмена Илеаны Рос-Летинен, напомнившей коллегам о находящихся в Сирии ракетах «Скад» с химическими боеголовками, о сибирской язве, холере и оспе, создаваемых «по завезенным из России технологиям».

Скорее всего, США пока не собираются ужесточать свой подход к Сирии и только угрожают вводить новые санкции. А основным адресатом резких антисирийских заявлений госдепа является, скорее всего, не Дамаск, а Москва. Более того, глава МИДа Фарук Шараа сказал, что «американцы теперь наши соседи, поэтому они должны заботиться о нас, принимая во внимание излишнюю чувствительность сирийцев и арабов вообще».

Башар Асад, вероятно, стал осознавать необходимость сотрудничества с США, полагая, например, что если Сирия пообещает «посторожить» иракскую нефть для американцев, которые эти скважины уже приобрели, то с ней могут и поделиться приобретенным.

Сирия оказалась между оккупированным американцами Ираком и проамериканским Израилем. Соединенные Штаты продемонстрировали всему миру, как эффективно могут захватить страну, обладавшую большой и боеспособной армией. Можно не сомневаться, что Сирию тоже захватят, если она не будет сотрудничать с американским руководством.(13)

Египет

В связи с антиегипетскими демонстрациями, прошедшими в Дамаске после начала войны в Ираке Египет заявил официальный протест властям Сирии. Противники военной операции скандировали перед диппредставительством Египта лозунги, направленные против президента Египта Хосни Мубарака, обвиняя его в поддержке США и предательстве общеарабских интересов. Глава МИД Египта Ахмед Махер вызвал к себе сирийского посла и заявил, что подобные акции негативно сказываются на двусторонних отношениях. В Египте демонстранты, возмущаясь несправедливостью войны, как правило, старались вести себя сдержанно. Нападений на американцев и англичан не было отмечено. Сирия, как известно, заняла более жесткую по сравнению с Египтом позицию в отношении войны в Ираке. В середине сентября в Каире пустовавшее несколько месяцев место представителя Ирака на заседании министров иностранных дел ЛАГ занял один из членов созданного союзными войсками в Ираке правительственного совета Хошияр Зебари.

Саудовская Аравия

Официальный Эр-Рияд формально отверг идею применения силы против Ирака без санкции СБ ООН. Война объективно толкала к сближению Саудовской Аравии с Ираном, особенно если учесть известное охлаждение, наступившее в саудовско-американских отношениях после 11 сентября 2001 года. Тем более что борьба против общего врага — Израиля — отнюдь не способствует улучшению их имиджа в глазах Белого дома.

Не стоит переоценивать и прочность американо-саудовского военного партнерства. Американцы не случайно ратуют за сохранение единого и сильного Ирака после Саддама: им необходимо обеспечить противовес Эр-Рияду, тем более что в послевоенный период США в меньшей степени будут нуждаться в саудовской нефти.

Саудовская Аравия собирается обзавестись ОМУ — в 1988 г. Эр-Рияд приобрел у Китая ракеты средней дальности, а в 1999 г. саудовские специалисты встретились с Абдул Кадыр Ханом, «отцом пакистанской ядерной бомбы».

Впервые после 1932 года наследный принц-регент 79-летний Абдалла бен Абдель Азиз аль-Сауд посетил Москву 1 сентября 2003 года. Эр-Рияд обещает Москве приток инвестиций в разработку российских месторождений нефти. Российские компании смогут участвовать в разработке газовых месторождений Саудовской Аравии, строительстве газопроводов, использовании газа для опреснения воды, строительстве электростанций, работающих на газе, а также в реализации нефтехимических проектов. Общая стоимость проектов оценивается в 20-25 млрд. долл.

Если сотрудничество Саудовской Аравии и России — двух крупнейших производителей нефти, будет развиваться по планируемому сценарию, фактически изменит существующую международную конфигурацию. В результате слияния саудовских финансовых возможностей и российских разработок в области высоких технологий на политической карте планеты вероятно возникновение совершенно нового центра силы, способного вернуть мир чуть ли не к двуполярной системе.(14)

«До конкретных проектов еще очень далеко, — полагает аналитик ИГ «Атон» Стивен Дашевский. — Визит показывает скорее желание Эр-Рияда заручиться поддержкой России в ОПЕК для координации поставок и контроля за поведением цен на энергоресурсы на мировых рынках. Саудовская Аравия сейчас старается наладить связи с окружающим миром, но об экономической или политической переориентации Эр-Рияда речи не идет».(15)

Турция

На фоне войны в Ираке позиция Турции в курдском вопросе вошла в острое противоречие с евроатлантическим единством. Буш фактически приказал Анкаре воздержаться от вторжения в приграничный иракский Курдистан. Евросоюз также строго указал Анкаре, что военное вторжение на север Ирака лишит ее надежд на членство в ЕС. Анкару сильно пугает возможность появления у ее юго-восточных границ независимого государства иракских курдов. Премьер-министр Турции Реджеп Таип Эрдоган, признав наличие «ограниченного пояса турецких солдат» в приграничных районах, объяснил его создание «нейтрализовать угрозы безопасности Турции».

Анкара выразила неудовольствие появлением курдов в нефтеносных районах Ирака на севере страны и пригрозила выдворить их оттуда силой. Как заявил глава турецкого МИДа Абдулла Гюль, установление курдскими формированиями контроля над нефтяными месторождениями на севере Ирака послужит поводом для ввода в эту часть страны турецких войск. Турция, где, как и в Ираке, проживают несколько миллионов курдов, опасается, что контроль над нефтью даст курдам финансовую возможность для создания собственного государства. Американцы, правда, заверили Гюля, что «через несколько часов американские войска сменят курдские формирования в Киркуке».

Иордания

Иордания не препятствовала США проведению антисаддамовской операции и 23 марта первой среди арабских стран уступила американским требованиям, согласившись выслать иракских дипломатов, а двоих из них — арестовала.

Молодой король Иордании Абдалла бен Хусейн, старший сын короля Хусейна от второго брака с королевой Муной, британкой по происхождению. На престоле с 7 февраля 1999 года после смерти короля Хусейна. Он не намерен сворачивать с политического курса, завещанного отцом — внешняя и внутренняя политика королевства не стала резко меняться. Это означает, по его заявлению, «теснейшее сотрудничество с Вашингтоном во всех сферах».

Во время нынешней операции в Ираке, американским бомбардировщикам было позволено летать через воздушное пространство Иордании, а врачам и группам по поиску и спасению раненых американцев было разрешено проводить свои операции с территории королевства.

Израилю необходима Иордания, как спокойный и стабильный сосед. Руководство монархии неоднократно на переговорах с израильтянами доказывало свое миролюбие. Поэтому в Израиле не скрывают, что еврейское государство готово, если понадобится, силой защитить иорданский трон.

Для Израиля сейчас одним из важнейших вопросов становится сохранение стабильности в хашемитском королевстве. Израильтяне утверждают, что те контакты с Абдаллой, которые уже имели место, показывают его конструктивный настрой в двусторонних отношениях в ближневосточном процессе в целом.

Отношения Иордании с Россией в целом носят позитивный характер. Амман заинтересован в поддержании политических связей с Российской Федерацией, считая, что это способствует упрочению позиций королевства в регионе. 26 августа 2002 года в сопровождении супруги Рании 39-летний монарх Абдалла бен Хусейн с первым визитом прибыл в Россию. Москве сейчас трудно рассчитывать на возможность заключения крупномасштабных военных сделок с Амманом. На рынке, где традиционно доминируют США и Великобритания. Вашингтон ежегодно оказывает Иордании, как дружественной стране, военную помощь в размере 70 млн. долларов.

Амман якобы проявляет интерес к российской легкой бронетехнике, полицейскому оборудованию, противотанковым ракетным комплексам и системам противоракетной обороны. Амману нужны совместные проекты с Россией, связанные с ирригацией и строительством плотин, поскольку страна испытывает острый дефицит водных ресурсов.

Иран

Иранские политики с первых дней войны стали проявлять большую нервозность. Тегеран уже успел выразить «решительный протест» по поводу обстрела своей территории обеим противоборствующим силам — и иракцам, и антисаддамовской коалиции. А брат президента Хатами — Сейед Мохаммед Реза, вице-спикер парламента, — высказался более резко, сказав, что свержение Саддама Хусейна «приведет лишь к замене иракского диктатора американским диктатором». МИД Ирана объявил, что страна закрывает свое пространство для «обеих противоборствующих сил».

Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться: после завоевания Афганистана и Ирака иранцы оказались со всех сторон окружены вооруженными силами и базами США. Открыты уже два фронта — одна группировка может ударить из Ирака, другая — из Афганистана. Кроме того, повсюду в регионе американские военно-воздушные, военно-морские и обычные, сухопутные базы: Катар, Бахрейн, Саудовская Аравия, Кувейт, Турция, центрально-азиатские республики бывшего СССР. «Зачистка» Ирана может пойти по иракской схеме: ультиматум, без привлечения Совбеза ООН, несколько суток на размышление, затем — удар.

Требования при этом будут почти те же, что в случае с Багдадом, — немедленное разоружение, отказ от ядерной программы, а при желании можно добавить, например, связь Тегерана с организацией «Аль-Каида».

Иранская дипломатия пытается завязать «конструктивный диалог» с Лондоном и Вашингтоном. Так британский посол в Тегеране обещал, что союзники после завоевания Ирака не допустят присутствия в Иране «Народных муджахеддинов», самой мощной иранской оппозиции, которой покровительствовал Саддам. Иранцы также понимают, что не станут разыгрывать «шиитскую карту» в Ираке, чтобы поставить под сомнение территориальную целостность соседней страны

Наиболее острые противоречия может вызвать продолжение развития атомной энергетики, особенно в свете последних высказываний аятоллы Али Хаменеи о том, что Иран не приемлет требований США и некоторых европейских стран отказаться от развития своих атомных технологий.

В настоящий момент Россия завершает работы по строительству 1-го блока АЭС в Бушере. Но Иран планирует строительство еще 4 или 5 блоков АЭС. Стоимость контракта по каждому из них оценивается примерно в 1 млрд. долларов.

По всей видимости, американское руководство продолжит настаивать на сворачивании российско-иранского сотрудничества в сфере атомной энергетики и натолкнется на неуступчивость Москвы. США могут предложить России существенную компенсацию в виде многомиллиардных подрядов по реконструкции Ирака и добычи там нефти. Также речь может идти об интенсификации энергодиалога с Россией.

Член комитета конгресса США по международным делам Том Лантос считает, что России гораздо выгоднее сотрудничать с Америкой, чья экономика в денежном исчислении составляет 11 триллионов долларов, чем поставлять оружие и технологии Ирану.

26 августа инспекторы ООН сообщили, что обнаружили в Иране «следы высокообогащенного урана», который используется как сырье для производства ядерного оружия. По словам гендиректора МАГАТЭ Мохамеда Эль Барадея, «следы» обнаружены на открытой год назад «секретной установке», расположенной в городе Натанзе (примерно 300 км южнее Тегерана). «Если выяснится, что Иран использует свою ядерную программу не в мирных целях, это может иметь ужасные последствия». Обнаруженный уран более обогащен, чем это требуется для мирных целей. В документе отмечается, что обнаруженные частицы обогащенного урана позволяют предположить, что Иран уже производил пригодные к использованию в военных целях ядерные материалы. Сразу на следующий день Иран стал оправдываться перед МАГАТЭ, куда входят 35 государств, объясняя, что следы радиоактивного вещества обнаружены в оборудовании, «зараженном еще до отправки» в их страну.

Теперь наступил черед для выдвижения Тегерану требования о международных инспекциях всех подозрительных объектов, на которые укажет МАГАТЭ. Подобные нападки рассматривают в Москве как способ вытеснить Россию с мирового рынка атомной энергетики.

Летом этого года иранцы впервые заговорили о поставляемом на АЭС в Бушере топливе как о своей собственности. Однако, представители Минатома РФ считают, что «Российская позиция здесь остается принципиальной. Мы не можем позволить Ирану оставить топливо на переработку, чтобы исключить получение им оружейного урана». Депутат иранского меджлиса Мохамед Киянушрад заявил 9 сентября, что «несмотря на доверие Ирана к России, мы видим, что эта страна действует не очень последовательно и такая политика российского правительства не может удовлетворить Иран». Депутат считает, что, Москва делает это «под давлением со стороны внешних сил». Так или иначе, но как заявил замминистра Минатома В.Говорухин, «пуск 1-го энергоблока Бушерской АЭС возможен теперь не раньше 2005 года», то есть со значительным сдвигом по графику.(16)

Ирак

Как известно, Россия и ее политическое руководство изначально были против намерений и планов Вашингтона в отношении саддамовского Ирака. В России было четкое представление о надуманности и ложности тех поводов, которые были использованы стратегами США и Великобритании для обоснования необходимости проведения военной акции по свержению Саддама Хусейна. Президенту Российской Федерации В.Путину пришлось выдержать серьезное давление со стороны американской администрации и некоторых кругов в самой России, пытавшихся склонить Москву к поддержке, хотя бы моральной, позиции Вашингтона и Лондона в отношении Багдада. События показали, что, назвав начало американцами и англичанами войны против Ирака «политической ошибкой», В.Путин в итоге оказался прав.

Кстати в одном из выступлений в Москве в связи с событиями в Ираке президент В.Путин назвал «главным принципом России на Ближнем Востоке — «не навреди». Специалисты по региону выразили по этому поводу неоднозначную оценку. Иорданский посол Ахмет аль-Мубаидин, например, утверждал, что Москва «встречает понимание со стороны большинства арабских стран». Такого же мнения придерживался и посол Палестины Хайри аль-Ориди.

В России, в ее высших политических и военных сферах, владевших абсолютно достоверной информацией относительно истинного положения дел, как в самом Ираке, так и вокруг него, не было сомнений относительно перспектив военной кампании США и Великобритании против режима Саддама. Но в России было достаточно полное представление и о ее возможных последствиях. Собственно говоря, именно это определило ту позицию по Ираку, которую занял президент России и которую отстоял до конца.

Почему Вашингтон и Лондон мертвой хваткой вцепились в Ирак. Ответ на этот вопрос фактически прописан в Стратегии национальной безопасности США. Вся стратегия и политика Вашингтона на Ближнем и Среднем Востоке со времени окончания Второй мировой войны 1939-1945 гг. была направлена на расширение и закрепление экономических, политических и военно-стратегических позиций США в этих районах мира. Именно в рамках и недрах этой стратегии родились и наиболее часто используются ставшие сейчас такими модными термины как «жизненно важные интересы США», «зона стратегических интересов», «зона стратегической направленности» и другие.

Интерес США к этой стратегической зоне был предопределен логикой и стратегией глобального противостояния двух мировых военно-политических систем во главе с США и СССР, стремлением Вашингтона и его союзников сохранить контроль над местными политическими режимами и обеспечить беспрепятственный доступ Запада к нефтяным ресурсам зоны Персидского залива, т.е. государств Аравийского полуострова, Ирака и Ирана.

Неожиданный и мощный удар по американским позициям и интересам в регионе, нанесенный исламской революцией 1979 года в Иране, заставил Вашингтон в реализации своей политики на Ближнем и Среднем Востоке перейти от опоры на дружественные ему, но недостаточно устойчивые местные режимы к стратегии исключительного использования собственной силы. Именно с этой целью было сформировано и с 1 января 1983 года начало функционировать Объединенное центральное командование (ОЦК, Centcom) вооруженных сил США, в зону оперативной ответственности которого были включены территории ряда государств Ближнего и Среднего Востока, Северной и Северо-Восточной Африки, а после распада СССР — Закавказья и Центральной Азии. На счету ОЦК уже такие операции, как «Буря в пустыне», не вполне удачная военная операция в Сомали, более 12 лет непрерывного воздушного контроля и ударов по объектам в т.н. «запретных зонах» на севере и юге Ирака, контроль морских коммуникаций с блокадными действиями в Персидском заливе и на подступах к нему, и, наконец, продолжающиеся операции в Афганистане и Ираке.

Официальные обвинения и претензии Вашингтона к Ираку хорошо известны: поддержка Саддамом Хусейном международного терроризма (не доказано); не выполнение решений Совета безопасности ООН относительно создания химического, бактериологического и ядерного оружия и средств их доставки (явных нарушений пока не выявлено), несоблюдение Багдадом условий военной деятельности в т.н. «запретных зонах» на юге и севере Ирака; попытки иракского режима несанкционированного обхода режима экономических санкций, наложенных ООН на Ирак по итогам кризиса 1990-1991 гг.; нарушение баасистским режимом Ирака прав человека (имевшее место применение правительственными войсками химического оружия против курдских повстанцев).

Реальные мотивы действий США в отношении Ирака и Афганистана — появление в лексике администрации Дж.Буша формулы «оси зла», на которую «посажены» Ирак, Иран, Сирия и КНДР после первого осмысления событий, произошедших на территории США 11 сентября 2001 года. Одновременно с подготовкой военной операции против режима талибов и структур «Аль-Каиды» в Афганистане принимается решение о расширении антитеррористических действий на территориях, представляющих для США несомненный стратегический интерес. Иран и Ирак представляют для США особую ценность как источники огромных запасов углеводородного сырья. Они имеют очень выгодное геостратегическое положение, и события 11 сентября — исторический шанс для того, чтобы подступиться к этим странам в рамках борьбы с терроризмом.

Кроме того, в стратегию Вашингтона входит усиление его политического, военного и экономического присутствия в Черноморско-Каспийском регионе, углеводородные ресурсы которого представляют несомненный интерес. Не менее важным представляется и реальный мотив начала атак на Ирак — смена правящего режима в этой стране.

Отстранением от власти саддамовского режима Вашингтон создал условия для приведения к власти в Ираке марионеточного правительства (по аналогии с Афганистаном), которое пригласило в страну американские нефтяные монополии и фактически отдает всю иракскую нефтяную отрасль под полный американский контроль, вытесняя из Ирака Россию, другие страны и их нефтяные компании. Представители американских нефтяных монополий вошли в Ирак вслед за войсками и уже начали действовать на иракских нефтяных полях.

На этом этапе иракская нефть — главный объект стратегического интереса США. Обладающий после Саудовской Аравии вторыми по значимости запасами нефти в мире (по нынешним представлениям, это 17 и 35 млрд. тонн соответственно), Ирак представляется для США и их экономики, находящейся в состоянии глубокой рецессии, вожделенным ларцом сокровищ. Овладев им, нынешняя американская администрация добивается за счет иракской нефти позитивного перелома в нынешних пессимистических тенденциях развития экономики США, снижает зависимость Соединенных Штатов от саудовской нефти и одновременно создает для себя дополнительный рычаг давления на государства, зависимые от поставок арабской нефти — Западная Европа, Япония и Китай.

Овладение Соединенными Штатами Ираком при сохранении американского военного присутствия в Афганистане и наращивании позиций США в Центральной Азии и Закавказье будет означать завершение стратегической изоляции Ирана и начало новой многоходовой кампании, имеющей своей главной целью возвращение Тегерана в сферу американского влияния. С решением этой задачи США устанавливают полный контроль над нефтегазовыми ресурсами Центральной Азии, Каспийского региона, Среднего и Ближнего Востока. Все это наряду с возможным продолжением расширения НАТО на восток и в Закавказье ставит Россию в исключительно неблагоприятное геостратегическое положение, существенно сужает для нее возможности стратегического маневра, отсекает ее от существующих и потенциальных партнеров в исламском мире и от их нефти.

Это будет очередной выход США в своих действиях за рамки международного права. В случае успеха Вашингтон еще больше утвердится в уверенности в том, что ему все позволено. Будет нанесен существенный ущерб политике России, выступающей за повышение роли ООН как единственного легитимного органа и инструмента разрешения международных споров, поддержания международного мира и стабильности. Россия столкнется с негативными геостратегическими последствиями долгосрочного характера. Ныне сохранение Россией своих экономических позиций в Ираке становится проблематичным. Открытие мировых рынков для иракской нефти может привести к обвалу мировых цен на нефть (по прогнозам, до 12-18 долл. за баррель), что создаст для экономики России ситуацию, близкую к катастрофической.

Политика президента В.Путина и действия МИД России по разрешению иракского кризиса сегодня следует признать в основном правильными: Россия не может и не должна конфронтировать с США, но в то же время обязана твердо придерживаться своей позиции на политическое решение всех претензий, предъявляемых США Багдаду, да и самой Москве (вспомним утверждения о поставках из России в Ирак средств радиоэлектронного подавления систем управления крылатых ракет, противотанковых средств и др.).

Добились ли США решения тех задач, которые ставились ими при подготовке и проведении военной операции против режима Саддама Хусейна? Военные задачи в основном решены. Режим Хусейна пал (хотя и не столько благодаря военной мощи США и Великобритании, сколько моральному разложению и предательству со стороны ближайшего окружения Саддама); иракская армия самоликвидировалась, оставив после себя горы оружия и боеприпасов; американские и британские войска установили контроль над территорией, важными районами и объектами Ирака, что дает Вашингтону и Лондону основания рассматривать оккупируемую ими страну в качестве стратегического плацдарма США и Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке.

Однако политические задачи США в Ираке не решены:

1. Соединенным Штатам и Великобритании пока не удалось стабилизировать внутриполитическую ситуацию в стране, привести к власти вменяемую и дееспособную иракскую администрацию, наладить нормальную (по иракским меркам) жизнь населения, обратить на свою сторону большинство иракского населения. Негативный образ США и Великобритании в исламском мире стал доминирующим, а граждане этих стран в мусульманских странах — уязвимыми;

2. Вашингтону и Лондону пока так и не удалось доказать как своим гражданам, так и всему миру, что Ирак действительно представлял угрозу миру своим химическим и бактериологическим оружием, а также перспективой разработки собственного ядерного оружия. Более того, администрация Дж.Буша и кабинет министров Тони Блэра снискали славу лжецов и манипуляторов общественным сознанием во имя корпоративных интересов относительно узких групп лиц и компаний;

3. Военная акция против Ирака, проводившаяся под лозунгом борьбы с международным терроризмом, на самом деле способствовала превращению иракской территории в зону активного террора. Ликвидация режима Саддама Хусейна, не допускавшего активной деятельности террористов в Ираке, фактически открыла для них зеленый свет — точно по русской пословице: «За что боролись, на то и напоролись!»

4. Ложные политические цели Вашингтона и Лондона и негодные способы их достижения усилили недоверие других государств к нынешнему американскому руководству, что не может не сказаться на позициях США и Великобритании в мире.

5. Вооруженная агрессия США и Великобритании против Ирака разрушила тот баланс сил, который сложился в этой стране (пусть даже ценой насилия), и отныне Ирак все больше превращается в арену противоборства и открытых вооруженных столкновений между представителями разных народов (арабы-курды, курды-туркоманы), разных религиозных течений (сунниты-шииты) и кланов.

В российско-американских отношениях в результате американо-британской военной акции против Ирака видимого ухудшения не произошло, так как американская сторона, похоже, убедилась в том, что Москва, хотела она того или нет, но все же предупреждала Вашингтон о тех неожиданностях и трудностях, которые могут встать на пути США в Ираке. На фоне неблагоприятной для американцев и англичан послевоенной ситуации в Ираке России стало где-то легче вести диалог с Соединенными Штатами, не злорадствуя при этом, щадя самолюбие партнеров и продолжая строить свои отношения с ними на конструктивной, неконфронтационной основе. Россия, в целом оставаясь при своем мнении относительно иракской стратегии США, сегодня готова к сотрудничеству с американской стороной в деле послевоенного устройства в Ираке. В Москве не отвергают и участия в послевоенном устройстве в Ираке воинских контингентов других стран, но не на условиях Вашингтона, а мирового сообщества.

Недавно США распространили проект новой резолюции СБ ООН, который предусматривает, что международный военный контингент в Ираке будет действовать под эгидой ООН, однако, фактически командование останется в руках Вашингтона. Первая реакция не замедлила поступить. 4 сентября, после дрезденской встречи президент Франции Жак Ширак и канцлер ФРГ Герхард Шредер дали понять, что их страны не намерены поддержать новую резолюцию в СБ. По мнению Ширака, предложенный Соединенными Штатами вариант уводит мировое сообщество в сторону от главной цели — “передачи иракскому народу всей полноты власти в собственной стране”. Шредер заметил, что меры, предусмотренные в новом проекте, “недостаточны”.

Публичная критика американских предложений воспроизводит контуры альянса стран-“пацифистов”, противостоявшего вторжению американо-британских сил в Ирак в марте. Для полноты картины не хватает только России. Первые комментарии Москвы выдержаны не в столь холодном тоне, как германо-французские. Не вызывает сомнений, что Москва, воспользовавшись удачным стечением обстоятельств, попытается вместе со своими союзниками в СБ скорректировать содержание резолюции.

В пользу Франции, Германии и России играет временной фактор. Чем дальше, тем взрывоопасней ситуация в Ираке. Три августовских взрыва (у посольства Иордании, штаб-квартиры миссии ООН, мечети в Наджафе) и подготовленный четвертый, предотвращенный полицией, во время похорон лидера иракских шиитов аятоллы Мохаммеда Бакра аль-Хакима, продемонстрировали, что сил американо-британской коалиции не хватает на то, чтобы остановить сползание ситуации в стадию неуправляемого хаоса. Дополнительным союзником стран-“пацифистов” выступают шииты, которые после убийства своего лидера все настойчивей требуют передачи реальной, а не номинальной власти сформированному на днях местному правительству.

Каждый день придает позиции Парижа, Берлина и Москвы дополнительный вес и, наоборот, делает все более уязвимым Вашингтон. Это означает, что страны-“пацифисты” могут требовать от США существенных уступок в нескольких сферах. Среди них, во-первых, закрепление в документах ООН конкретных сроков проведения выборов и передачи всей полноты власти сформированным иракским органам. Во-вторых, наделение ООН более существенными полномочиями в деле послевоенного урегулирования и особенно восстановления страны до момента передачи власти полноценному правительству Ирака.

В настоящий момент США выдвинули ряд условий по доступу других государств к прибыльным проектам по послевоенному восстановлению Ирака. Это публично признал министр обороны Дональд Рамсфельд. Подобная ситуация не устраивает Россию: несмотря на согласие участвовать в октябрьском форуме стран-доноров, готовых внести вклад в реконструкцию Ирака, Москва не только не собирается, но и не имеет возможности финансировать восстановление разрушенной иракской экономики.

Не более вероятно участие российского военного контингента в миротворческой операции в Ираке, тем более под американским командованием. Российское военное присутствие, даже символическое, как в Косово, будет означать, что Москва берет на себя часть ответственности за возможные иракские неудачи. Пока же ответственность лежит целиком на силах коалиции. Кроме того, этот шаг будет трудно объяснить российским избирателям, а в ближайшие полгода страну ожидают выборы парламента и президента. Поэтому для России и Франции наиболее приемлемый путь восстановления экономических позиций в Ираке пролегает через упрочение и расширение роли ООН в этой стране.

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Кисляк провел на днях переговоры с первым заместителем госсекретаря США Ричардом Армитиджем, заместителями госсекретаря Элизабет Джонс, Джоном Болтоном и Марком Гроссманом. Основной темой визита российского дипломата стала подготовка предстоящего сентябрьского визита Владимира Путина в США.

От предстоящего американо-российского саммита не стоит ожидать прорывов, скорее, он будет посвящен “разгребанию завалов”, возникших в результате иракского кризиса. Стороны вряд ли откажутся от тематики сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, но этот пункт не будет определяющим в развитии двухсторонних отношений.

Иракский кризис рельефно продемонстрировал несовпадение интересов Москвы и Вашингтона, на что ранее политики двух стран старались закрывать глаза. Природа этого несовпадения имеет концептуальный характер. Россия, оставаясь ведущей ядерной державой, всегда претендовала на то, чтобы играть роль самостоятельного мирового полюса. Между тем, США, полагая, что речь не может идти о глобальном паритете, как во времена “холодной войны”, соглашались лишь на региональный паритет, признавая за Россией роль не сверхдержавы, а регионального лидера. Исходить из этой установки Вашингтон намерен и в дальнейшем.

В настоящий момент Россия, как, впрочем, и любая другая страна мира, не обладает ресурсами, чтобы оспорить такой подход. Поэтому закономерно напрашивается смена приоритетов в двухсторонних отношениях: переход от тематики глобального партнерства к региональному сотрудничеству и развитию экономических контактов, которые существенно отстают от политических.

Замглавы МИД РФ Ю.Федотов встретился 9 сентября 2003 года в Аммане с государственным министром по иностранным делам Иордании Шахером Баком. По их мнению, путь к стабилизации в Ираке «пролегает через формирование легитимного национального правительства и повышение роли ООН как главного координирующего центра международных усилий в этой стране».(17)

В свою очередь, российский министр обороны С.Иванов перед падением Багдада так оценивал ситуацию вокруг войны в Ираке : «Честно говоря, Саддам нам не друг и не брат и никакие долги он нам никогда не вернет — дело не в этом. Вопрос в прецеденте: сегодня США не понравился Ирак, завтра Сирия, потом Иран, КНДР и далее везде. Что же до реформирования ООН — мы в курсе американских видов на это дело. При их реализации Совбез играть ключевую роль уже не будет. Тогда, извините, и нам такая ООН не нужна… Эта площадка будет говорильней, окончательно и бесповоротно. А потом США скажут: все, порассуждали два дня — хватит, а делаем вот так. Нас это устроить не может».

Следует отметить, что в мире, в том числе и особенно в арабском, в отношении России сегодня присутствуют большие ожидания, что именно она благодаря своей нынешней политике и потенциалу может стать определенным препятствием на пути утверждения гегемонизма одной державы.

Аналитики и дипломаты не сомневаются, что захват Ирака — это только первый шаг в планируемом Вашингтоном политическом переустройстве Ближнего Востока, которое, по мнению Белого дома, должно ослабить исходящую из этого региона угрозу международного терроризма. В общих чертах американский план сейчас уже ни для кого не секрет. Нынешняя однополярность мира позволяет осуществить в своих интересах планы американцев по перекройке карты Ближнего Востока без участия России.

Буш и его команда должны привести к власти новое, лояльное правительство, привлечь международное сообщество к послевоенному восстановлению Ирака.

Вашингтон все активнее обращается к мировому сообществу с просьбами о помощи на иракском фронте. США согласились даже признать «жизненно важную роль» ООН в послевоенном обустройстве Ирака. Это заявление нашло в Москве молниеносный и позитивный отклик, заметно контрастировавший с недавними критическими выпадами против действий западной коалиции. Еще на встрече с итальянским премьером С.Берлускони в начале сентября Владимир Путин говорил о готовности России заняться в Ираке миротворчеством даже под американским командованием. Вслед за ним 4 сентября министр обороны С.Иванов заявил, что «не отвергает и не исключает» такой возможности. По его словам, «все зависит от единого мнения Совбеза ООН и от того, насколько реально он может влиять на развитие ситуации в Ираке. Россия кровно заинтересована в том, чтобы в Ираке как можно скорее были восстановлены законная власть и правопорядок».

Кремль воспринял американскую инициативу с облегчением, ощущая бесперспективность продолжения конфронтации с Вашингтоном из-за войны с Ираком. Саддам свергнут, былого не вернешь, и пора думать о будущем. 4 сентября представители российского руководства заговорили о важности участия России в восстановлении энергетики Ирака. Многие российские компании горят желанием продолжить уже начатое строительство объектов. Председатель нефтегазопромышленников Ю.Шафраник считает, что «необходимо вернуть нефтяной плацдарм в Ираке, практически утерянный Москвой в результате последней иракской кампании американо-британской коалиции».(18)

В первых рядах союзников США в Ираке — государства-члены СНГ. Тбилиси уже направил в Ирак контингент в составе 34 спецназовцев, 20 военных медиков и 15 саперов. По сравнению с двумя тысячами украинских военнослужащих в Ираке грузинский контингент выглядит не очень убедительно. Зато, Тбилиси заявил о готовности не ограничивать миссию своего контингента исключительно гуманитарно-миротворческой деятельностью. Взвод грузинского армейского спецназа «может принять участие в спецоперациях коалиционных сил». Материально-техническое обеспечение военнослужэащих Содружества на период пребывания в Ираке берет на себя военное командование США, в распоряжение которого оно поступает.

В августе 2003 года Азербайджан направил в Ирак 150 военнослужащих, которые, по словам министра обороны Сафара Абиева, «будут обеспечивать в Ираке стабильность, осуществлять меры безопасности, нести пост-патрульную службу, сопровождать грузы и выполнять другие задачи». Азербайджанские власти считают, что такое сотрудничество «демонстрирует глубокое доверие между Вашингтоном и Баку».

В середине августа в Ирак отправилась уже вторая группа казахстанских миротворцев в составе 13 человек. Ранее руководству возглавляемого Польшей контингента в центральной части страны были подчинены 14 казахстанских военных. В составе группы — саперы, военные инженеры и переводчики. Сами миротворцы из государств Содружества с радостью уезжают в Персидский залив, ведь их зарплата там составляет от 600 до 1500 долларов.

Что касается политического контекста проблемы, то в наиболее выигрышном положении оказалась Украина. На днях стало известно, что в коалиционном правительстве Ирака Украину будут представлять три человека. Процедура согласования возможных кандидатур, которые «были бы компетентны в топливно-энергетической сфере, транспортной и муниципальной сферах», еще не завершена. (19)

День падения Багдада уже стал историей. Самое сложное начинается теперь. Сумеют ли союзники умиротворить завоеванную страну, привести к власти полноценное правительство, а не горстку марионеток? Удастся ли избежать гражданской войны между шиитами и суннитами, курдами и арабами? Как помешать распространению в Ираке радикальных исламистских идей? Как победить террористическое подполье, которое наверняка попытаются создать уцелевшие соратники Саддама?

1. — www.kommersannt.ru 4.04.03

2. — http://newsru. com/world/01 may 2003

3. — http://newsru. com/world/01 may 2003

4. — «Ведомости», № 112 (912), 1.07.03

5. — «Независимая газета», 4.07.03

6. — «Независимая газета», 25.08.03

7. — www.kommersant.ru — 10.09.03

8. — «Независимая газета»,11.09.03

9. — http://newsru. com/world/15 sep 2003

10. — www.vremya.ru № 165(840) 5.09.03

11. — www.kommersannt.ru 4.04.03

12. — www.kommersannt.ru 18.09.03

13. — www.kommersannt.ru 18.09.03

14. — www.izvestia.ru 02.09.03

15. — www.kommersant.ru 03.09.03

16. — www.vremya.ru № 168 (843) 10.09.03

17. — «Независимая газета», 20.08.03

18. — www.kommersant.ru 10.09.03

19. — www.kommersant.ru — 10.09.03

40.9MB | MySQL:92 | 1,084sec