Военно-техническое сотрудничество исламской республики Иран с зарубежными странами: политические, военные и экономические аспекты

Эксперты Института национальных стратегических исследований, выполняющего исследования для Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США и канцелярии министра обороны США, пришли к выводу, что в недалеком будущем роль России в зоне Персидского залива заметно уменьшится и, фактически, будет сводиться лишь к поиску покупателей оружия. В опубликованном Институтом докладе «США и Персидский залив» отмечается, что российская политика в этом регионе существенно отличается от советской. В свое время СССР ставил во главу угла конфронтацию с США. Однако с 1991 года политика России в этом регионе была и остается хаотической и противоречивой.

Как говорится в докладе, политику России в этом регионе определяют два мощных лобби, действующие в Москве, представляющие интересы военно-промышленного комплекса и энергетического сектора экономики. Кроме того, значительное влияние на внешнюю политику России в этом регионе оказывает Министерство по атомной энергии (Минатом), которое сыграло ключевую роль в налаживании связей России и Ирана. Две другие группы также пытаются оказывать влияние на российскую внешнюю политику в этом регионе — еврейская община России и пророссийски настроенная часть населения Израиля, отмечает Washington ProFile. Результатом их действий стали активно развивающиеся связи России и Израиля, что не может не влиять на связи России с Ираном и Ираком.

Все перечисленные группы преследуют разные интересы, считают авторы доклада. Производители оружия преследуют простую цель — продать как можно больше оружия по лучшей цене, поскольку сама Россия не способна закупать столько оружия, чтобы поддерживать на плаву предприятия ВПК. Сходная логика у Минатома, отмечают эксперты. Попытки США ограничить поставки современных вооружений и ядерных технологий в этот регион естественно вызывают негативную реакцию у этих групп, что объясняется в равной степени коммерческими и патриотическими интересами.

К примеру, формирование могущественного проиракского лобби в России объясняется тем, что Ирак долгое время был активным покупателем советского оружия, что повышает вероятность будущих заказов на поставку оружия, ремонт и модернизацию ранее закупленной техники и т.д.

Российские нефтяные компании имеют более сложную программу в этом регионе. Новички на мировом энергетическом рынке, российские компании стараются наверстать упущенное. Они мало что могут предложить большинству производителей нефти в этом регионе (технологии, доступ к значительным финансовым ресурсам и т.д.), поскольку у тех есть давние и налаженные связи с крупнейшими мировыми энергетическими компаниями. Однако Россия рассчитывает стать главным поставщиком нефти и газа в Европу, что требует налаживания связей с государствами-членами организации Стран-Экспортеров Нефти (ОПЕК), большинство из которых находятся в этом регионе. Исключением является Ирак, который предоставил российским нефтяным компаниям значительные преференции.

Важным фактором остается исламский экстремизм. По мнению авторов доклада, Россия рассчитывает наладить дружеские отношения с арабскими странами, чтобы противодействовать в будущем оказанию ими помощи исламистским движениям на территории России, в частности, в Чечне. Важным игроком также остается российская бюрократия. У нее нет непосредственных бизнес-интересов, однако, она рассчитывает восстановить статус России как супердержавы, и считает, что в этом может помочь проведение антиамериканской политики в этом регионе. Кроме того, Кремль таким образом пытается обезопасить себя от упреков со стороны коммунистов.

Столь противоречивые взгляды на тактику и стратегию действий России в этом регионе не могут не сыграть негативную роль в ближайшем будущем. Россия оказалась не в состоянии наладить сотрудничество с другими мировыми силами, действующими в этом регионе — Европейским Союзом, США и Китаем. В будущем Россия может негативно повлиять на интересы США в этом регионе, но не будет способна оказать им серьезное противодействие. Более вероятно, что Россия использует влияние США для защиты своих интересов в зоне Персидского залива, делают вывод авторы доклада «США и Персидский залив».

Исторически сложилось так, что военное и оборонно-промышленное строительство Ирана осуществлялось при активном иностранном участии. К рубежу столетий Иран подошел с весьма пестрым арсеналом оружия и техники в основном так называемого «второго» и «третьего» поколений и с острой необходимостью проведения качественной модернизации и усиления военно-морских и военно-воздушных сил, прежде всего.

Настоящая статья представляет собой анализ роли иностранного военного фактора в военном строительстве Ирана, степени развития национальной военной промышленности. Оцениваются возможные военные угрозы для этой страны, вероятные сценарии конфликта в регионе и степень вовлечения в него Ирана. Автор определяет иранские приоритеты в военно-техническом сотрудничестве с Россией на ближайшую и среднесрочную перспективы.

Активное развитие ВТС с Ираном, по мнению автора статьи, целиком и полностью отвечает современным экономическим и политическим целям Российской Федерации.

Военно-политическое руководство Ирана вынуждено уделять особое внимание вопросам обеспечения национальной безопасности страны путем развития и совершенствования национальных вооруженных сил, а также повышения их боевой мощи и технической оснащенности. Актуальность данной проблемы обусловлена продолжающимся жестким нажимом на ИРИ со стороны США, вплоть до угрозы силового вмешательства Вашингтона во внутренние дела государства, а также наличием кризисных ситуаций и вооруженных конфликтов непосредственно у иранских границ (Афганистан, Персидский залив, север Ирака, Нагорный Карабах).

В этой связи особое значение для Ирана приобретает вопросы боеготовности ВС ИРИ, развития и наращивая их боевого потенциала.

На данном этапе уровень развития экономики ИРИ в целом, а так же ее военно-промышленного комплекса не позволяет говорить о возможности обеспечения ВС ИРИ необходимыми видами вооружения и военной техники (ВВТ) исключительно за счет внутренних ресурсов. Особенно это касается современных высокотехнологичных систем вооружений, которыми хотел бы обладать Тегеран (ракетное оружие, авиационная и бронетанковая техника, системы ПВО, вооружение ВМС и т.д.).

По взглядам высшего военного командования ИРИ, в обозримой перспективе решения проблем строительства национальных ВС возможно путей сочетания военно-технического сотрудничества (ВТС) с зарубежными странами и развития, наряду с этим и за счет этого, собственного потенциала военной промышленности.

Декларируя приоритетность расширения всесторонних отношений с государствами СНГ, Иран не скрывает своей заинтересованности в активизации связей в такой специфической области, как ВТС.

Актуальность и важность такого сотрудничества для ИРИ продиктована рядом объективно сложившихся условий и факторов:

— жесткие экономические санкции со стороны США и сохраняющееся настороженное отношение к Ирану других западных государств;

— наличие на вооружении большого количества устаревших типов ВВТ западного производства, приобретенных более 20 лет назад и требующих срочной замены на более современные образцы;

— стремление иранского руководства к установлению на данном этапе «стратегического партнерства» с Россией, в том числе в сфере ВТС;

— явный спад в ирано-китайских военно-технических связях, начавшийся в 1997 году под давлением со стороны США;

— достаточно ограниченный для Ирана выбор других поставщиков ВВТ, способных предложить Тегерану широкую номенклатуру систем вооружений и соответствующее техническое содействие.

При формировании военно-технических связей с государствами СНГ, иранское руководство проявляет дифференцированный подход, разделяя условно эти страны на несколько групп:

1. Страны — источники получения готовых образцов вооружения, а также технологий военного и двойного назначения: Россия. Украина. Белоруссия.

2. Страны — потенциальные покупатели некоторых видов вооружений иранского производства: Туркмения, Таджикистан, Армения.

3. Страны, военно-технические связи с которыми затруднены или невозможны по политическим или иным соображениям: Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Грузия.

Очевидно, что наибольший интерес для Тегерана представляют государства первой группы, в первую очередь Россия, обладающие значительным потенциалом военно-промышленного комплекса, высококвалифицированными научно-техническими кадрами и способные предложить на экспорт современные системы вооружений и передовые технологии. Кроме того, необходимо отметить, что в настоящее время Тегеран намерен выгодно использовать в своих интересах экономические трудности, переживаемые Россией и другими государствами СНГ, зачастую приобретая вооружение в этих странах по заниженным (демпинговым) ценам.

Данное обстоятельство немаловажно для самого Ирана, экономика которого находится в критическом состоянии , что существенно ограничивает валютно-финансовые возможности ИРИ по закупкам ВВТ.

На протяжении последних лет, начиная с 1989 года, одним из основных партнеров Ирана в области ВТС является Россия. Военно-технические связи между двумя страдами осуществляются на основе ранее подписанных межправительственных соглашения, в соответствии с которыми Ирану поставлены самолеты МиГ-29 (18 ед.), МиГ-29УБ (6 ед.), Су-24МК (12 ед.) — в 1990-91 гг., три подводные лодки проекта 877ЭКМ в 1992, 1993 и 1997 гг. соответственно, зенитные ракетные системы С-200ВЭ — в 1991 — 93 гг.

Кроме того, одним из наиболее значимых на сегодняшний день проектов остается программа освоения производства в ИРИ танков Т-72С, боевых машин пехоты БМП-2 и боеприпасов к ним. В рамках этой программы при техническом содействии специалистов из России осуществляется сборка Т-72С (г. Доруд и г. Тегеран) и БМП-2 (г. Тегеран). С июля 1998 г. генеральный штаб ВС ИРИ начал передачу части собираемых танков в войска.

Весной 1998 г. были завершены поставки в Иран оборудования и документации для последующего создания береговых объектов базирования подводных лодок. В настоящее время сторонами обсуждается вопрос проведения ремонта первой подводной лодки (в Иране или в РФ).

Продолжаются поставки запасных частей к авиационной технике (МиГ-29, Су-24МК). Периодически осуществляется командирование групп российских специалистов для оказания технического содействия в эксплуатации авиационной техники, ЗРС С-200ВЭ,

Кроме того, уже в настоящее время остро стоит вопрос дальнейшей эксплуатации ВВТ российского производства в связи с необходимостью организации ремонта авиационной техники и подводных лодок, освидетельствования ракетно-бомбового вооружения МиГ-29 и Су-24МК, ракет ЗРС С-200ВЭ, минно-торпедного вооружения ПЛ пр. 877ЭКМ, эталонирования контрольно-измерительных приборов и аппаратуры (КИПА) и т.д. Проведение указанных работ потребует в ближайшее время командирования в ИРИ большого числа российских специалистов.

Иранское руководство демонстрирует готовность к продолжению и расширению ВТС с Россией. Так, имеется ряд официальных просьб иранской стороны о поставке новых видов ВВТ, в том числе ЗРС С-300ПМУ1, самолетов Су-25 (Су-39), Су-32 (Су-34), самоходных гаубиц «Мста-С». ПЗРК «Игла» и другого вооружения.

Вместе с тем, сдерживающим фактором дальнейшего развития ВТС с ИРИ продолжают оставаться существующие договоренности с США в рамках комиссии «Гор — Черномырдин», предусматривающие ограничение, а в дальнейшем и свертывание военно-технических связей между Ираном и Россией.

ВТС Ирана с Украиной в последние годы носит достаточно динамичный и разноплановый характер. В рамках соглашения, заключенного сторонами в феврале 1998 г., идет освоение сборки в Иране самолета ИрАн-140 (модификация для ВС ИРИ — ИрАн-142). На Исфаганском авиационном заводе при техническом содействии украинских специалистов было смонтировано технологическое оборудование сборочного конвейера. А уже в 2000 г. в Иране был собран первый самолет ИрАн-140. Производственная мощность сборочного завода ориентировочно составит до 10 — 12 самолетов в год. С учетом потребностей ВС ИРИ часть самолетов будет производиться в транспортном и медицинском вариантах по заказам ВВС и ВМС Армии, а также сил охраны правопорядка (СОП) МВД ИРИ.

С украинской стороны в реализации проекта принимают участие КБ им. Антонова, Харьковский авиационный завод (организация сборочного производства) и акционерное общество «Мотор Сич» (производство двигателей). В Иране координатором является Минобороны ИРИ, которое имеет в своем подчинении ряд специализированных компаний и предприятий.

Другой важной программой ирано-украинского ВТС является поставка в ИРИ транспортных самолетов Ан-74Т-200. В рамках контракта, подписанного иранцами в АНТК им. Антонова в 1995 году, намечено поставить 12 машин данного типа на сумму 130 млн. долларов. К настоящему времени в Иран прибыло девять самолетов. Поставку остальных трех машин намечено осуществить по мере их сборки на Харьковском авиационном заводе в 2003-2004 гг. В случае успешной реализации действующего контракта и положительной оценки со стороны ВВС КСИР, по заказу которых приобретены Ан-74Т-200, вполне вероятно, что иранская сторона пролонгирует контракт и дополнительно может заказать еще 10 — 15 машин.

С помощью украинских специалистов Тегеран намерен также решить задачу восстановления и ввода в строй транспортных самолетов Ил-76 (15 военно-транспортных и два дальнего радиолокационного обнаружения), ранее перелетевших из Ирака в Иран. На постоянной основе на аэродромах, где базируются указанные самолеты работают один-два украинских экипажей для обучения иранских летчиков и шесть — восемь техников, занимающихся ремонтом самолетов.

Наряду с этим, Иран проявляет активность в приобретении на Украине излишков вооружения бывшего в употреблении, а также запасных частей к военной технике российского производства.

Так, в августе 1997 года сторонами был подписан контракт на поставку Ирану 50 танков Т-72 различных модификаций и 60 БМП-2К). Данные о реализации контракта отсутствуют. Неоднократно иранские делегации посещали Украину с целью проведения переговоров о поставке запасных частей к авиационной технике (МиГ-29, Су-24МК). ЗРС С-200ВЭ. Так, например, иранской стороне удалось договориться в ПО «Искра» (Запорожье) о поставках запчастей к радиолокационным средствам ЗРС С-200ВЭ, в ПО «Фотоприбор» (Черкассы) — о поставках прицельных приспособлений к самоходно-артиллерийским установкам и танкам, в ПО «Черкасский телеграфный завод» — средства мобильной радиосвязи, аппаратуру радиоразведки, РЭБ и пр.

Иран возлагает определенные надежды на формирование устойчивых военно-технических связей с Белоруссией. Вопросы ВТС между странами обсуждались в ходе визита в Тегеран в марте 1998 года президента Белоруссии А. Лукашенко. По итогам переговоров стороны подписали протокол о намерениях на уровне министров обороны ИРИ и РБ. В развитие протокола делегация МОПВС ИРИ посетила Минск в мае с.г. Особый интерес для иранцев представляет военно-промышленный комплекс Белоруссии, включая значительный потенциал электронной промышленности, производства средств связи, высокоточной оптики, а также наличие мощной ремонтной базы авиационной и бронетанковой техники.

В отношениях с Арменией, Туркменией, Таджикистаном вопросы ВТС рассматриваются Тегераном в рамках общей направленности военно-политического курса ИРИ на данном направлении. Стремясь к укреплению своих политических и экономических позиций в упомянутых странах, Иран демонстрирует готовность к налаживанию ВТС в ними, предлагая на экспорт некоторые виды ВВТ иранского производства (стрелковое оружие и боеприпасы, минометы, реактивные системы залпового огня (РСЗО), снаряжение и другое имущество. Так, в декабре 1997 года в ходе визита в Тегеран министра обороны Таджикистана Ш. Хайруллоева велись переговоры о поставках из Ирана вещевого имущества, продуктов питания длительного хранения для ВС РТ. Учитывая ограниченные валютно-финансовые возможности и незначительные потребности вооруженных сил упомянутых стран, наиболее вероятно, что и в дальнейшем ВТС Ирана с ними будет ограничиваться, как правило, осуществлением отдельных мелких сделок.

В силу специфики политических отношений Ирана с Азербайджаном, Грузией, Казахстаном и Узбекистаном, формирующихся во многом под влиянием проамериканского курса высшего руководства этих государств, вполне естественно, что и военно-технические связи не имеют на сегодняшний день реальной почвы для развития. Так, например, до 1997 г. иранская сторона предпринимали попытки налаживания ВТС с Грузией в области приобретения боевых самолетов Су-25, собираемых на Тбилисском авиационном производственном объединении. Однако, из-за проблем политического и экономического плана такое сотрудничество не получило продолжения.

Наряду с этим, отмечены случаи, когда иранцы используют различные коммерческие структуры стран СНГ в качестве посредников для приобретения вооружений, запасных частей, стратегического сырья и материалов. Так, через азербайджанских посредников иранцы пытались импортировать партию высококачественной легированной стали, используемой в военном производстве, по заказу Организации оборонной промышленности (ООП) ИРИ.

Специфическим аспектом ВТС Ирана с государствами СНГ, в том числе с Россией, является использование иранцами научно-технического потенциала этих стран в интересах развития национальной военной промышленности, минуя официальные каналы сотрудничества. С этой целью в последние годы Ираном ведется целенаправленная работа по поиску и привлечению ученых в специалистов из России и других стран СНГ для работы в Иране по частным или ведомственным контрактам в области ракетостроения, самолетостроения и т.д. Координирующим органом такой деятельности в Иране является комиссия по научно-техническим исследованиям при президенте ИРИ, возглавляемая Х.Амири. Иранская сторона активно ведет работу по приглашению российских и украинских ученых для чтения лекций и обучения иранских специалистов в ООП Ирана, а также участия российских специалистов в проектировании легкого реактивного самолета. Можно предположить, что такое сотрудничество ведется в обход соответствующих государственных структур и организаций.

Иранское руководство заинтересовано в продолжения военно-технического сотрудничества с зарубежными странами в интересах развития национальных вооруженных сил и повышения их боевой мощи за счет приобретения современных систем вооружений. Прежде всего, выполнение этой задачи на данном этапе во многом будет зависать от согласованного и целенаправленного ВТС Ирана с Россией и некоторыми другими государствами СНГ.

По заявлениям министра обороны и поддержки ВС ИРИ вице-адмирала А. Шамхани, в обозримой перспективе в области ВТС акцент будет делаться не только на приобретение готовых образцов ВВТ, но и на получение технологий их производства.

В качестве первоочередных задач рассматривается также освоение различных видов ремонта военной техники зарубежного производства и закупка наиболее необходимых запасных частей с целью обеспечения боеготовности ВВТ. Подобная направленность ВТС позволит обеспечить, по взглядам высшего военного командования ИРИ, решение неотложных задач модернизации вооруженных сил, а также поступательное развитие национальной военной промышленности.

На сегодняшний день в Иране имеется сложившаяся система военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. Координирующим органом всей структуры ВТС на правительственном уровне является Комитет по научно-техническим исследованиям (КНТИ) при президенте ИРИ.

Упомянутый комитет занят разработкой концептуальных направлений развития ВС ИРИ, в том числе программ их перевооружения, а также подготовкой соответствующих предложений в правительство ИРИ. С целью детальной проработки этих вопросов на уровне КНТИ привлекаются эксперты ГШ ВС ИРИ, объединенных штабов Армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР), министерства обороны и поддержки ВС (МОПВС), ученые и специалисты ведущих научно-исследовательских и учебных заведений страны.

Осуществление практических задач ВТС с зарубежными странами возложено на МОПВС ИРИ, в структуре которого имеется аппарат заместителя министра по МТО, который координирует и полностью контролирует все вопросы, связанные с приобретением готовых образцов ВВТ, запасных частей, модернизацией и ремонтом вооружений при техническом содействии иностранных государств.

Непосредственными исполнителями данных проектов являются следующие подразделения МОПВС:

— Организация оборонной промышленности (ООП);

— Организация авиационной промышленности (ОАП);

— Организация аэрокосмической промышленности (ОАКП);

— Организация электронной промышленности.

Кроме того, право ведения самостоятельной коммерческой работы с иностранными партнерами предоставлено ряду других субъектов из состава МОПВС:

— Компания «Авиационная промышленность Ирана»;

— Компания «Авиастроительная промышленность Ирана»;

— Организация по обслуживанию и ремонту вертолетов.

При формировании военно-технических связей и выборе партнеров по ВТС иранское руководство вынуждено проявлять дифференцированный подход с учетом объективно сложившихся условий и факторов:

— наличие на вооружении большого количества ВВТ западного производства (в основном из США и Великобритании), приобретенных более 20 лет назад, выработавших свой ресурс и требующих безотлагательной замены на современные образцы;

— жесткие экономические санкции со стороны США и сохраняющееся настороженное отношение к Ирану других западных государств, особенно в сфере ВТС;

— ориентация Ирана с начала 90-х гг. на приобретение относительно дешевого вооружения «восточного» производства;

— достаточно ограниченный выбор для Ирана других поставщиков оружия, способных предложить Тегерану широкую номенклатуру специмущества и соответствующее техническое содействие.

В последнее время традиционными партнерами Ирана в области ВТС остаются Россия, Китай, Северная Корея, Украина.

В настоящее время Иран заинтересован в реализации имеющихся планов модернизации и перевооружения сил страны как за счет сохранения и развития военно-технических связей с зарубежными партнерами, так и за счет повышения потенциала национального военно-промышленного комплекса.

Масштабы и размах намечаемых программ в решающей степени будут зависеть от общего состояния экономики ИРИ, политических и военных приоритетов иранского руководства и наличия достаточных валютных средств для финансирования системы ВТС в целом.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ СВЯЗИ МЕЖДУ ИРАНОМ И РОССИЕЙ осуществляются на основе ранее подписанных межправительственных соглашений, в соответствии с которыми Тегерану поставлен целый ряд вооружения и военной техники.

Кроме того, одним из наиболее масштабных проектов на сегодняшний день является программа освоения лицензионного производства в ИРИ танков Т-72С, боевых машин пехоты БМП-2 и боеприпасов к ним.

При техническим содействии российских специалистов продолжается сборка изделий из комплектующих, поставляемых из России, а также создаются необходимые вспомогательные производственные мощности на предприятиях Организации оборонной промышленности (ООП) в городах Тегеран, Исфаган, Доруд.

С помощью российских специалистов в г. Бендер-Аббасе созданы объекты берегового базирования для подводных лодок проекта 877ЭКМ. Серьезной проблемой для иранских ВМС является необходимость проведения планового ремонта всех трех лодок. Иранцы склоняются к тому, чтобы провести такой ремонт на базе имеющегося судоремонтного завода с привлечением специалистов из России.

Вместе с тем, иранцы все более настойчиво добиваются создания производственных мощностей, позволяющих в дальнейшем обеспечить эксплуатацию и различные виды ремонта авиационной техники (МиГ-29, Су-24МК и двигатели к ним), средств ПВО (С-200), подводных лодок.

Реализация намечаемых программ будет в ближайшее время подкреплена валютными средствами и в 2002 году начнется активная реализация данных проектов.

В принципиальном плане российско-иранское ВТС имеет благоприятные перспективы с учетом состоявшихся российско-иранских встреч руководителей государств и министров обороны обеих стран, а также наличия ряда официальных просьб о поставке из РФ современных систем вооружений.

В условиях жесткого нажима на Пекин со стороны США, Иран пытается сохранить ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСЕИЕ СВЯЗИ С КИТАЕМ на прежнем уровне. Отмечается присутствие китайских специалистов на авиабазе «Мехрабад» (Тегеран), занятых обслуживанием самолетов американского производства. С помощью китайцев специалисты иранских ВВС надеются восстановить воздушный командный пункт на базе самолета Ил-76, перелетевшего в 1991 году в Иран из Ирака. Кроме того, иранцы заинтересованы в закупке у КНР противокорабельных ракет С-802 с целью наращивания системы береговой обороны в Персидском заливе и оснащения строящихся надводных кораблей.

Особый интерес у Ирана вызывают китайские технологии производства твердого ракетного топлива, которые Тегеран хотел бы использовать в собственных разработках баллистических ракет.

Вместе с тем, в последнее время отмечается явное снижение количества визитов китайских военных делегаций в Иран и объемов поставок специмущества. Однако, наиболее вероятно, что несмотря на нажим США, Китай в перспективе будет постепенно расширять осуществление новых широкомасштабных программ ВТС с Ираном.

ОСНОВУ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ ИРАНА С КНДР составляет ракетная тематика. В соответствии с межправительственным соглашением 1992 года Северная Корея поставляла Ирану баллистические ракеты типа «Нодонг», а также необходимое оборудование для их сборки в ИРИ. По нашей оценке, при создании иранцами баллистической ракеты средней дальности «Шехаб-3» (1300 км.) были использованы технологии, применяемые в северокорейских «Нодонг-1», «Нодонг-2» и «Топтодонг».

С РЕСПУБЛИКОЙ БОЛГАРИЯ иранцами освоены линии по производству 23-мм зенитных и 155-мм артиллерийских боеприпасов. Помимо этого были осуществлены в Иран поставки запасных частей к авиационной технике российского производства.

Также Иран сотрудничает и с некоторыми другими странами Восточной Европы. Однако ориентация последних на интеграцию с Западом делает проблематичным развитие их сотрудничества с Ираном в сфере ВТС.

В целях обновления и развития потенциала национальной военной промышленности Иран уделяет особое внимание приобретению за рубежом технологий общего и двойного назначения, современного станочного оборудования, высококачественного сырья и материалов. При этом предпочтение отдается партнерам из Германии, Австрии, Швейцарии, Италии, Японии.

Принимая во внимание появление новых тенденций во внешнеполитической деятельности Ирана, нацеленных на возобновление полномасштабного сотрудничества ИРИ с ведущими европейскими государствами (Франция, Италия и др.) в том числе в области ВТС, можно ожидать, что уже в ближайшей перспективе Тегеран попытается возобновить и военно-технические связи с Европой. Кроме того, в случае прорыва на европейском направлении принципиально новым направлением ирано-французского сотрудничества могут стать космические технологии. Уже на сегодняшний день Иран имеет определенные наработки и принципиальные договоренности с французским концерном «Лагарде» и его дочерней фирмой «Матра Маркони Спейс». Вместе с тем, в качестве альтернативных партнеров Ирана в данной области могут рассматриваться некоторые итальянские фирмы, в том числе «Италтел».

Принимая во внимание наличие на вооружении ВВС ИРИ вертолетов итальянского производства, приобретенных до 1979 года, наиболее вероятно, что иранцы не исключают обновления вертолетного парка ВС ИРИ путем возобновления сотрудничества с итальянскими фирмами.

При этом иранцы рассчитывают на предоставление европейцами льготных условий расчетов, в том числе путем предоставления кредитов и оплаты поставок специмущества нефтью, что весьма предпочтительно для Тегерана в настоящих условиях.

Таким образом, иранский оружейный рынок представляется достаточно емким и многоплановым. В обозримой перспективе выбор Тегераном партнеров по ВТС, а также позиции конкретных потребителей ВВТ во многом будут определяться внешнеполитическими приоритетами правящего режима, состоянием иранской экономики и общей направленностью военного строительства в ИРИ.

41.36MB | MySQL:92 | 1,141sec