Некоторые аспекты отношений Египта с Ливией и Суданом

В начале XXI века внешняя политика Египта продолжает оставаться многовекторной и весьма активной. Наряду с решением проблемы арабо-израильского урегулирования, власти АРЕ уделяют большое внимание ситуации в непосредственной близости от своих границ. Каир заинтересован в том, чтобы в окружающих его государствах правили умеренные режимы, не вовлеченные в региональные конфликты, что неизбежно повлекло бы за собой осложнение внутриполитической обстановки и в самом Египте, где сильны позиции исламской оппозиции, использующей неудачи властей в собственных целях. Большое значение для Египта в связи с этим имеют его отношения с арабскими соседями по африканскому континенту — Ливией и Суданом.

Отношения с Ливией на протяжении последних нескольких десятилетий переживали периоды взлетов и падений. После революции 1969 г. и падения монархического строя в Ливии, новый лидер страны Муаммар Каддафи установил добрососедские отношения с тогдашним президентом Египта Гамалем Абдель Насером. Обоими двигала идея арабского национализма, объединения арабских стран вокруг единых целей, а также жесткий курс в отношении Израиля. В декабре 1969 г. на встрече Насера и Каддафи был поставлен вопрос об объединении Ливии и Египта. Однако внезапная смерть Насера помешала юнионистским устремлениям Триполи и Каира. Пришедший на смену Насеру Анвар Садат, не разделявший панарабских воззрений своего предшественника и не желавший сотрудничать с Ливией, взял курс на конфронтацию со своим арабским соседом, что, в конечном счете, привело сначала к политическому кризису в двусторонних отношениях, а затем и к серьезному вооруженному конфликту летом 1977 г. Подписание Египтом сепаратного мира с Израилем в 1979 г. окончательно подорвало основу египетско-ливийских отношений. Ливия расценила этот шаг Садата не иначе, как предательство общеарабского дела. В начавшейся в сентябре 1980 г. ирано-иракской войне Египет и Ливия оказались по разные стороны. Каир поддержал Саддама Хусейна, а Триполи встал на сторону исламского режима в Тегеране.

Двусторонние связи между Египтом и Ливией начали вновь налаживаться после того как Египет вернулся в ряды ЛАГ /1989 г./. В ноябре 1993 г. в интервью египетской газете «Аль-Ахрам» президент Хосни Мубарак заявил, что «в египетских интересах сохранение стабильности в Ливии и отношения между двумя странами должны оставаться теплыми». Для Ливии, попавшей в жернова санкций ООН в 1992 г., соседний Египет стал основным посредником в контактах с мировым сообществом. Несмотря на введенное международным сообществом эмбарго Ливия развивала торговые отношения с АРЕ, предоставляла рабочие места для египтян, не имеющих работы на родине. Каир критиковал санкции ООН и прилагал большие дипломатические усилия в посредничестве по «делу Локерби» между Ливией и западными странами, стараясь ослабить санкции.

В мае 2003 г. Египет использовал свои тесные контакты с Триполи, чтобы уговорить Ливию не выходить из ЛАГ, что могло бы ослабить ряды арабского сообщества. Специально для этого Х. Мубарак совершил визит в ливийскую столицу. Касаясь этого вопроса, президент АРЕ отметил, что выход Ливии из ЛАГ «не в интересах арабской нации». Оценивая нынешнее положении дел в отношениях между странами, Х. Мубарак подчеркнул, что Египет и Ливия не имеют каких-либо разногласий по основным международным, региональным и двусторонним вопросам. В посланиях, которыми обменялись два лидера летом 2003 г. говорилось о совпадение точек зрения ливийской и египетской сторон относительно необходимости поддержки палестинского народа и его законного руководства вплоть до освобождения его территорий и создания палестинского государства. Мубарак и Каддафи выступают за суверенитет Ирака и сохранение целостности его территории.

После того, как 12 сентября 2003 г. Совет Безопасности ООН снял с Ливии санкции, перед египетско-ливийскими отношениями открываются широкие перспективы, главным образом, в области торговли, ирригационного строительства и транспортного сообщения. Ливия служит своеобразным буфером между Египтом и странами Магриба, и потому включение Ливии в систему торговых взаимоотношений в Северной Африке позволит существенно расширить и египетский рынок.

Базой для совместных действий может стать борьба с международным терроризмом. Лидеры обеих стран Х. Мубарак и М. Каддафи осуждают терроризм во всех его формах. Специальные подразделения ливийской полиции по борьбе с терроризмом активно занимаются выявлением нелегальных военизированных структур, пресечением агитационно-пропагандистской деятельности, предотвращением блокирования с фундаменталистами Египта. В марте 1999 года между Каиром и Триполи было заключено соглашение об экстрадиции.

На рубеже XX — XXI вв. динамично развиваются египетско-суданские отношения, затрагивая различные векторы региональных проблем. Судан был одной из немногих стран арабского мира поддержавших подписание мирного договора между Египтом и Израилем в марте 1979 г. Заинтересованность сторон развивать тесные отношения в различных областях привела к подписанию ряда двусторонних соглашений. В октябре 1982 г. Египет и Судан подписали «Хартию интеграции», предусматривавшую тесную координацию в военно-политической сфере. В феврале 1987 г. в Каире страны подписали «Хартию братства», предоставлявшей Судану равноправное участие в совместных проектах экономического сотрудничества и двусторонней торговле. Однако проиракская позиция Хартума во время войны в Персидском заливе /1990-1991 гг./ привела к международной изоляции Судана, к ухудшению отношений с Египтом, занявшим место в противоположном лагере.

Стабильному сотрудничеству двух стран мешали и внутриполитические потрясения в Судане. Череда переворотов в Хартуме не позволяла установить Египту долгосрочные, стратегические отношения со своим соседом и реализовать весь потенциал двусторонних соглашений. Развитию международных контактов Судана мешает включение его в 1993 г. госдепартаментом США в «список государств, поддерживающих международный терроризм». В период 1995-2000 гг. между Египтом и Суданом были разорваны дипломатические отношения по причине того, что Каир обвинил Хартум в покушении на Х. Мубарака в 1995 г. в Аддис-Абебе.

Тем не менее, Египет продолжает рассматривать Судан в качестве перспективного партнера в торгово-экономической области. В июле 2003 г. представительная правительственная делегация Египта во главе с премьер-министром Атефом Обейдом посетила столицу Судана Хартум, где стороны подписали большой пакет из 19 документов. Среди них — соглашение о повышении уровня торговых отношений, улучшении транспортного сообщения, договор о создании совместного египетско-суданского банка, соглашения о сотрудничестве в области нефтедобычи, в сфере энергетики, образования, культуры и многих других. Ранее весной 2003 г. президент Египта Хосни Мубарак совершил первый за 14 лет визит в Судан, в ходе которого заявил, что «Судан жизненно важен для Египта и его страна сделает все возможное для того, чтобы суданский народ обрел стабильность и безопасность».

Египетско-суданские отношения тесно связаны с региональной проблемой раздела водных ресурсов реки Нил. Проблема обеспечения страны водами Нила является одной из ключевых проблем внешней политики Египта, на которую власти смотря исключительно через призму национальной безопасности. Египет находится в нижнем течении крупнейшей африканской реки, а потому зависит от стран, расположенных в верхнем течении Нила.

8 ноября 1959 г. Египет и Судан подписали двустороннее соглашения по разделу стока этой африканской реки. Согласно ему, Египет ежегодно получает 55,5 млрд. куб. м воды, в то время как Судан — 18,5 млрд. куб. м. С тех пор стороны соблюдали условия договора, однако, Судан не раз заявлял о том, что им планируется строительство ряда гидросооружений на Ниле с целью повышения забора воды. Египет, чья потребность в воде из года в год постоянно растет, не заинтересован в том, чтобы Судан осуществлял свои проекты на Ниле, поскольку это может отрицательно сказаться на стоке воды в Египет. Поэтому и в Каире, и в Хартуме понимают, что строительство Суданом ирригационных объектов повлечет за собой трения между двумя соседними государствами. Перед Египтом стоит серьезная проблема поиска дополнительных источников воды на фоне стремительного роста численности населения, составившего в 2003 г. уже более 70 млн. человек. Нынешняя доля страны в водных ресурсах пока устраивает египтян: ее достаточно для 90 млн. человек, однако согласно прогнозам, к 2025 г. население Египта превысит 100-миллионную отметку.

Между тем другие страны бассейна Нила /особенно, Эфиопия/ все чаще заявляют о том, что их не устраивает квота получаемой воды, и требуют пересмотра имеющихся региональных соглашений, в том числе египетско-суданского договора 1959 г. Его пересмотр и заключение нового международного договора с участием всех 10 стран бассейна этой крупнейшей африканской реки может привести к снижению квоты Египта. Официальный Каир с нескрываемым раздражением реагирует на разговоры о пересмотре имеющихся соглашений. Вопрос о воде для египтян стоит весьма остро, и как считает исполнительный директор Асуанской высотной плотины Мухаммед аль-Амир Осман, «нарушение договора 1959 года равносильно нарушению нашей границы».

Но, несмотря на нежелание Каира вести переговоры о снижении своей водной квоты в пользу стран расположенных в верхнем течении Нила, решения данной проблемы избежать не удастся. Как считает эксперт Центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам» Магди Собхи Юсеф, Египту рано или поздно «придется поделить реку Нил». Бутрос Бутрос Гали, будучи государственным министром иностранных дел Египта, заявил в 1988 году, что «следующая война в нашем регионе будет за воды Нила, а не по политическим причинам».

Таким образом, учитывая вероятный дележ водных ресурсов реки Нил, для Египта представляется весьма важным перевод решения данной проблемы в дипломатическое русло. Это позволит избежать напряженности в отношениях с африканскими соседями и в дальнейшем рассчитывать на взаимовыгодное сотрудничество и участие в совместных проектах в области гидроэнергетики — сфере, в которой у Египта за долгие годы накопился колоссальный опыт.

Каир беспокоит идущая с 1983 г. гражданская война в Судане между правительством и повстанцами юга, ведущими вооруженную борьбу за предоставление широкой автономии южным провинциям. Возможное разделение Судана на южную и северные части создаст дополнительные проблемы в разрешения вопроса о квотах на нильскую воду. Говоря о перспективах разрешения конфликта в Судане, Х. Мубарак заявил, что его страна поддержит то решение, которое будет предусматривать сохранение целостности этой страны».

Несмотря на имеющиеся разногласия между странами, в том числе приграничный спор вокруг участка Халаиб на побережье Красного моря, Египет стремится активизировать свое экономическое и политическое участие в Судане. Будущее двусторонних отношений зависит от того, насколько внутриполитические процессы в Судане /гражданская война, бедность, пережитки феодализма/ будут влиять на колебание внешнеполитического курса суданского руководства.

Таким образом, на современном историческом этапе стратегической задачей внешней политики Египта остается последовательное утверждение лидерства страны в Арабском мире, политическое и экономическое упрочнение позиций АРЕ в регионе Ближнего и Среднего Востока, а также на африканском континенте.

42.18MB | MySQL:92 | 1,032sec