Очередной теракт в Кветте как индикатор имплементации новой стратегии исламистов

На фоне  взрывоопасной внутриполитической ситуации в  Пакистане в связи с  продолжающимся   коррупционным офшорным Панамским скандалом (2016), а также обострения пакистано-индийских отношений   здесь  наблюдается  рост  активности не только  местных и региональных, но и международных террористических объединений и группировок.  Показательно, что среди 162 стран мира Пакистан по уровню терроризма  занял в 2015 г.  четвертое место (после Ирака, Афганистана и Нигерии) .[i] И это, несмотря на объявленную государством войну терроризму и проведение  с 15 июня 2014 г. крупномасштабной военной операции «Зарб-е-азб» («Разящий удар»), которая  обошлась стране, по оценкам пакистанского руководства,  в  107 млрд долларов.   Ощутимы и человеческие потери пакистанской армии (536 погибших и 2272 раненных).  В ходе проведения контртеррористических мероприятий было уничтожено свыше 3,5 тыс. боевиков, арестованы 309 членов международной террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России),  включая ее основную ячейку, состоявшую из 20-25 человек, представленных  в основном выходцами из Афганистана и ряда стран Ближнего Востока. Пакистанские силовые структуры предотвратили спланированные исламистами нападения на объекты  Министерства иностранных дел, иностранных посольств и консульств, а также на международный аэропорт в Исламабаде .[ii]

Однако при всех достижениях в борьбе с терроризмом пакистанское руководство в лице федерального министра внутренних дел  Чоудхри Нисар Али Хана  все же  вынуждено признать  факт того, что «враг ослаблен, но не уничтожен». Об этом свидетельствуют продолжающиеся в стране теракты. Довольно символичными в их цепи представляются несколько удаленные по времени теракты в Кветте (административный центр юго-западной провинции Белуджистан, граничащей с Афганистаном и Ираном). Первый из них был совершен  смертником 8 августа текущего года в городской больнице Кветты и повлек  многочисленные жертвы среди работников Министерства юстиции, полиции и  журналистов (более 70 погибших и около 130 раненых). Все они пришли проститься с застреленным  в этот день боевиками президентом Ассоциации коллегии адвокатов Белуджистана Билалом Анваром Каси. Ответственность  за массовое убийство людей взяли на себя тогда сразу две террористические  организации: «Исламское государство» и одно из подразделений пакистанского «Талибана» (запрещены в РФ и Пакистане).[iii]

В результате второго нападения спустя  более 2 месяцев в ночь на вторник, 25 октября,  на  полицейский колледж в пригороде Кветты были убиты, по последним данным, более 60 курсантов. При этом  165 учащихся получили ранения различной степени тяжести. Спящих кадетов боевики расстреливали в упор  автоматными очередями. Во время пятичасовой операции силовиков по ликвидации  террористов были спасены более 230 человек. Один террорист был уничтожен, двое других успели совершить самоподрывы, тем самым увеличив число погибших и пострадавших.  [iv] Ответственность за этот теракт   вновь взяли на себя «Исламское государство» и подразделение пакистанского «Талибана». Это может свидетельствовать о появлении в стране опасной тенденции их взаимодействия, ведущей к ультра-радикализации   местных боевиков  и усилению террористической угрозы безопасности не только в масштабах страны и региона, но и на глобальном уровне, что потребует наращивания антитеррористического сотрудничества Пакистана  со странами-партнерами  в борьбе с терроризмом, включая Российскую Федерацию. В связи с трагическими событиями в Кветте президент  РФ В.В.Путин  выразил глубокие соболезнования руководству и народу Пакистана и подтвердил готовность к подобного рода двустороннему российско-пакистанскому  взаимодействию.

Кветтские теракты одновременно свидетельствуют о малой эффективности Национального плана действий против террора,  принятого военно-гражданским правительством страны 24 декабря 2014 г., сразу после пешаварской трагедии в  патронируемой  армейскими кругами привилегированной  школе  (16 декабря 2014 г.). Здесь стоит также вспомнить  кровавую бойню студентов 20 января 2016 г. в государственном университете  имени Бача Хана города Чарсадда, расположенного в 40 км от столицы северо-западной провинции Хайбер-Пахтунхва, где взявшая   на себя ответственность за нападение на учебное заведение  местная группировка «Талибана» озвучила новую стратегию исламистов по проведению террористических атак со смещением акцентов в выборе целей своих дальнейших  терактов: «Теперь мы не будем убивать солдата в местах его расквартирования, адвоката в суде или политика в парламенте, мы будем делать это  в местах, где они проходят соответствующую подготовку:  в школах, университетах, колледжах, где закладывается их фундамент».[v] Как видим, исламисты остаются последовательными в имплементации данной террористической стратегии.  Думается, что военно-гражданскому руководству Пакистана не  хватает достаточной последовательности  и политической воли в практической реализации контртеррористического Национального плана действий, что не  позволяет ему  остановить в стране террор и распространение джихадистской идеологии среди населения.

[i]   Global Terrorism Index 2015 — http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/11/2015-Global-Terrorism-Index-Report.pdf

[ii] Dawn. September 02, 2016 — http://www.dawn.com/news/1281352/war-against-terror-cost-pakistan-107bn-dg-ispr-asim-bajwa-briefs-on-progress-under-operation-zarb-i-azb

[iii] The Express Tribune. August 8, 2016 -http://tribune.com.pk/story/1157855/explosion-firing-heard-near-civil-hospital-quetta/]

[iv] Dawn. October 25, 2016. — http://www.dawn.com/news/1292187/pm-army-chief-attend-high-level-security-meeting-in-quetta-after-police-college-carnage

[v] Об этом см. подробнее в предыдущей статье автора: Серенко И.Н. Пакистан: образовательный потенциал ненасилия против терроризма.-  http://www.iimes.ru/?p=27245

43.91MB | MySQL:92 | 1,046sec